Содержи в чистоте свой город

Содержи в чистоте свой город

из семейного архива п. Белого

Ветеран не торопится стареть

— Я могу только в среду, — твердо сказал Петр Белый (на снимке), когда мы договаривались о встрече. — В этот день в синагоге службы нет, а в остальное время я или в синагоге, или на работе.

Работает Петр Аронович дворником. Как только его проводили на пенсию в «Биробиджанстрое», он, не мудрствуя лукаво, взялся подметать улицы родного города. Некоторые, особенно молодые, считают, что стыдно на виду у всех метлой махать. Да и вообще эта работа не престижная, мало оплачиваемая. А Петр Белый в свое время решил, что она не хуже  любой другой. Это было 13 лет назад. И ведь он прав — не хуже. Все эти годы на его участке — а это участок улицы Комсомольской, прилегающий к нескольким магазинам и банку, — порядок. Конечно, зимой, когда асфальт уже покрылся коркой хорошо утоптанного снега, а местами даже льда, как в этом году, бывает тяжеловато. Приходится орудовать не только лопатой, но и ледорубом. Но умеренная физическая нагрузка, считает опытный дворник, здоровью не помеха. И это правда — физической активности многим из нас не хватает.

36А  весной или летом разве плохо проснуться вместе с просыпающимся городом, или даже чуть раньше, чтобы навести в нем чистоту? И потом, сделав работу, бодрым, в отличном настроении возвращаться домой, зная, что впереди долгий теплый день, который обязательно тебя чем-нибудь порадует. Свежий воздух, говорит Петр Аронович, продляет ему жизнь. Планов распрощаться с работой и сидеть дома, как другие пенсионеры, у него пока нет. Работодатели им довольны, да  и его устраивает зарплата.

— Труд на улице для меня как зарядка, — говорит ветеран. 

Свое рабочее время он четко планирует. Зимой, например,  в первую очередь освобождает от снега и льда ступеньки, ведущие к магазину, чтобы покупатели не поскользнулись, а уж потом идет чистить территорию, прилегающую к банку. Летом не так важно, откуда начнешь уборку, главное, чтобы мусора на участке не было. 

Имя Петра Белого, думаю, сохранится в истории Биробиджана — вслед за именем дворника Бенчика, которого в свое время прославил поэт Леонид Школьник.  Хотя по документам он Пейся, но строгое мужское имя Петр ему больше нравится, да и привычнее звучит.

Петр Аронович гордится и тем, что он  коренной биробиджанец, и родным городом, который он любит. Похоже, что его родители, Раца и Арон, в далеком 1936 году приехали из  разных городов Украины для того, чтобы  именно здесь, на Дальнем Востоке, встретиться и соединить свои судьбы. Так оно и случилось: Пейся — их первенец. Хотя, конечно, они ехали сюда за другим — строить Еврейскую автономную область и найти здесь свое счастье. Похоже, получилось.

Белый до сих пор с нежным чувством вспоминает дом на улице Гвардейской в Железнодорожном поселке, где  прошло его детство. Оно было не очень сытым, как и у его сверстников, таких же детей войны, как он, но, наверное, все-таки счастливым, потому что у него были  живы оба родителя — отец не воевал. Петя не достиг больших успехов в школе и в пятнадцатилетнем возрасте без сожаления распрощался с ней. Впрочем, так поступали тогда многие подростки, в юном возрасте начинавшие трудиться. Отец  устроил его в артель «30 лет Октября», занимавшуюся производством мебели, и Петр некоторое время проработал там подсобным рабочим. 

Но мебельных дел мастером он так и не стал  — уволился. Петр Аронович, которому в этом году исполнилось 75 лет, считает себя строителем. Этому не приходится удивляться — со стройкой связано сорок лет его жизни. Он был стропальщиком, плотником, каменщиком. Как и другие рабочие, мерил жизнь объектами —  культпросветучилище,  Дворец культуры, Центр детского творчества, филармония. Для наглядности и в подтверждение своих слов протягивает мне  пачку фотографий. Он всегда любил фотографироваться и снимать возводимые здания. И память, и своего рода летопись. 

— Вот это Дальсельмаш, — показывает он фото.

Никакого завода на ней я не вижу — обыкновенный пустырь. Ветеран труда поясняет, что это площадка под будущие заводские цеха. Котлованы под них уже подготовлены, просто на фото их не видно.

Я вполне понимаю людей, проработавших на стройке не обязательно целую жизнь, а хотя бы несколько лет. Хотя в этой работе есть и свои минусы, и свои плюсы. С одной стороны, испытываешь массу неудобств — дует пронизывающий ветер, холодно, грязно, или наоборот, стоит такая жара, что не знаешь, как от нее укрыться. А с другой — на этом месте ничего не было, и вдруг день за днем, как будто даже незаметно для глаз, из ничего вырастают, а потом и оживают здания, улицы, даже целые города. Как же потом не  гордиться своим детищем? Поэтому, считаю, все строители — немножко романтики в душе. Хотя очевидно, что эти дома, улицы и города — плод коллективного труда сотен или даже тысяч человек, а не исключительно заслуга одного. Ну и что? Если ты участвовал в строительстве, значит, это и твой успех тоже! На стройке каждый, независимо от специальности или квалификации, видит значимость своего труда, а это повышает собственную самооценку. 

Петр Белый, который был стропальщиком, вспоминает, что всегда старался прийти  на работу пораньше своих товарищей по бригаде, подготовить емкости и все необходимое. Тогда бригада первой получит раствор, люди вовремя начнут вести кладку, и день сложится удачно. Помнит времена, когда раствор и бетон поднимали на этажи вручную, потом появились краны «Пионер». Они были маломощными, но поднимать материалы вручную или механизмами — две большие разницы. Техника на глазах менялась, совершенствовалась, становилась более надежной и производительной. 

В строительном управлении №254 «Биробиджанстроя», где он проработал много лет, ценили Петра Ароновича за трудолюбие и расторопность. Менялись бригадиры, на смену одним приходили другие руководители, а он по-прежнему оставался в той же самой бригаде. Признается, что сразу полюбил стройку и не искал работу полегче. Масса грамот, которые ветеран аккуратно хранит, говорят о том, что Петр Белый был хорошим строителем. Не один раз его портрет помещали на Доску почета, вручали подарки, хвалили — было за что.

Любопытно, что интерес к учебе, которого не хватало Петру в юности, проявился в более зрелом возрасте, когда он стал учеником вечерней школы. Его приятель однажды заметил, что если бы давали медали за упорство, то Белый обязательно бы такую получил. Действительно, упорства ему не занимать! Однажды Петр Аронович решил научиться читать на идише, — разговорный язык он знал от родителей, — и ведь научился! Для этого в свое время ему пришлось посещать занятия  в еврейском народном университете. Ветеран признался, что с интересом читает еврейские страницы в нашей газете.

Меня всегда подкупает трепетное отношение Петра Белого к общинной жизни. Он старается каждый день быть на службе в синагоге, в свое время подружился с раввином области Мордехаем Шейнером, да и с нынешним молодым раввином Эли Риссом тоже легко нашел общий язык. Петр Аронович не пропускает ни одного сколько-нибудь значительного события во «Фрейде» и искренне сокрушается, если в это время надо быть на работе. Конечно, прогулять работу ему и в голову не придет. Но ведь все и так знают, что его сердце принадлежит общине.

Фото Олега Черномаза

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *