Соло для кларнета со штангой

Соло для кларнета со штангой

Анатолия Клименкова

Этого человека никто не видит на сцене театра, который является его основным местом работы. Он не выходит на аплодисменты публики после спектакля

В День театра вежливый зритель скорее догадается поздравить с профессиональным праздником гардеробщицу (гениально всё-таки сформулировал Станиславский про вешалку!), но по простоте душевной не вспомнит о наличии этого человека в штате театра.  Но если вдруг представление пойдёт на сцене без музыки, зрители сразу забеспокоятся: чего-то здесь не хватает. И через пару секунд спросят: «А где же ваш звуковик?»

Музыка по-семейному

В семье у Вячеслава Карбушева не все профессиональные музыканты, но непричастных к музыке нет. Отец — Геннадий Антонович — любитель игры на баяне. Мама — Светлана Ильинична — играла и учила других играть на скрипке. Брат Илья — признанный на Дальнем Востоке мастер игры на саксофоне. Так ли уж удивительно, что и ещё один сын в этой семье —  Вячеслав Карбушев — играет на кларнете и работает звукорежиссёром в театре кукол? 

-Некоторые всё объясняют (самим себе) просто: мол, это у него гены такие. Но я человек в музыке случайный, — огорошивает вдруг признанием Вячеслав.

Видя на лице моём глубокое сомнение и ожидание подвоха в «откровенном» ответе, поясняет: 

— В школе я играл в вокально-инструментальном ансамбле «Стимул», которым руководил известный музыкант Михаил Гдальевич Червиц. Когда я надумал профессии учиться, то пришёл  в наш «кулёк» (колледж культуры). А там был класс кларнета — инструмента, на котором никто не хотел играть. И у друга моего он тоже без дела лежал. Ну не пропадать же инструменту? Я и взял его в руки.

Если такое «некоммерческое» решение молодого человека — следствие привитой ему Михаилом Червицем любви к музыке, то с задачей наставник справился. Справился настолько, что после колледжа в Дальневосточную государственную академию искусств Вячеслав Карбушев тоже поступил по классу кларнета. В академии учили истории музыки, гармонии, философии и куче других важных и ненужных, с точки зрения части студентов, вещей. 

— Философия, говорят, самая ненужная для студента дисциплина. Если только он не хочет стать философом, — отчего-то сумничал я.

— Это студенту она кажется ненужной, — не поддерживает меня собеседник. — Позже понимаешь: очень даже нужная дисциплина — человеку, специалисту.  Чтобы понять свои неудачи, удачи — тоже. Чтобы понять, в чём смысл твоей жизни, работы. Сильный философ среди наших музыкантов, считаю, Александр Петрук. С ним можно говорить на эту тему неделями. Он всё может объяснить с точки зрения философии.

Блины и баранка

Бодрячок, весом в NN кг. Это можно смело сказать о Вячеславе, едва увидев его внушительную фигуру. А Славин «эликсир бодрости» — это наклонная скамья со стойками для штанги и сама штанга, весом в неизвестное число килограммов. Не менее центнера железа занимает солидный угол в звукорежиссёрской комнате. Появление сего немузыкального «инструмента» рядом с синтезатором Вячеслав Карбушев объясняет просто: 

— Детям купил — просили когда-то, а вот долго заниматься не стали. Дома поставить некуда — притащил сюда, в итоге занимаюсь сам. Я не в курсе, сколько там накручено. За рекордами никогда не гонялся, когда-то вообще больше в баскетбол играл, и это всё — для здоровья, борюсь с гиподинамией. Тренировка со штангой  кого-то утомляет, а меня — бодрит. 

А ещё этот наборчик неизменно привлекает внимание буквально всех,  входящих в комнату к «звуковику» кукольного театра. «О-о-о!» — удивляются. Мужчины пытаются поднять «силомер» и уважительно поглядывают на хозяина, крепким рукам которого подвластны и клавиши синтезатора, и блестящие клапана кларнета, и ребристый гриф штанги, и баранка служебной «Газели». 

— В театре я — водитель «микрика», который  в свободное время пишет музыку, — объясняет мне своё положение пролетарий интеллигентного происхождения. У него всё чуть ли не буквально по В.В. Маяковскому: «Землю попашет — попишет стихи». 

Водитель-композитор  — в самом деле редкая профессия. Но мой герой ею не хвастает: «Мы очень скромные люди — водители «Газелей». Чтобы заработать детям на хлеб с маслом, надо немало времени провести за потёртой баранкой».

Симфония тишины

Процесс творения происходит у композитора-аранжировщика, время от времени которым Вячеслав становится от макушки до пят, довольно своеобразно. (По авторской версии).

-Директор театра, он же худрук и режиссёр, приходит ко мне, посвящает в планы своего творчества и сроки моей работы, обрисовывает черты характеров героев пьесы, напевает примерно нужную ему мелодию, а я затем пытаюсь по этим «эскизам» написать музыку. Вообще, я по натуре халтурщик, т.е. люблю всё делать быстро и с первого раза. Это очень важно. Потому что с первого раза работой своих коллег никакой режиссёр доволен не бывает — всё равно найдёт, что переделать. Потом переделанное ему опять не нравится. Он снова идёт ко мне — «звуковику» — и, прослушав несколько моих из последних сил потуг, говорит: «Хватит музыку портить. Покажи, что там у тебя в первый раз было». Я играю первую версию, и обычно именно она оказывается лучшей. Затем моё дело быстро её «вычистить» и отдать в спектакль. 

Помимо такой театральной деятельности, Вячеслав Карбушев ещё играет на кларнете в ансамбле скрипачей биробиджанского ГДК и в джаз-ансамбле областной филармонии. В итоге столь бурной профессиональной деятельности, как «первая скрипка» из старого анекдота, единственный и главный «звуковик» театра смиренно говорит, что лучшая музыка для него — это звуки тишины…

 — В нашем актовом зале тишина особенно ясно звучит по выходным. И слушать её лучше лёжа. Я закрываю двери, и тогда моя любимая музыка звучит во весь голос! Можете приходить и слушайте сколько угодно. Только вон из того дальнего угла и молча. 

Утомлённый творец расслабился в широком кресле. Был вечер дня субботнего, впереди — выходной. Я видел, что всем здесь уже хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь − 2 =