Советский писатель Александр Солженицын (1918 – 2008)

Советский писатель Александр  Солженицын  (1918 – 2008)

Фото: b1.m24.ru

Советский писатель, историк, общественный и политический деятель, Нобелевский лауреат.

Родился в Кисловодске. Его отец  Исаакий Семенович, студент МГУ,  прошел  всю Первую мировую войну, но погиб еще до рождения сына на охоте. Дальнейшим воспитанием мальчика занималась мать Таисия Захаровна.

В 1924 году семья переехала в Ростов-на-Дону. С 1926 года  будущий писатель обучался в местной школе. В это время он создает свои первые эссе и стихотворения.

В 1941 году окончил Ростовский университет.  С начала войны служил в транспортно-гужевом батальоне.

9 февраля 1945 года Солженицына  арестовала фронтовая  контрразведка – при вскрытии его письма к другу сотрудники НКВД обнаружили критические замечания в адрес Сталина. Трибунал приговорил его  к восьми годам заключения с последующей ссылкой в Сибирь.

В 1957 году реабилитировали. Хрущев лично санкционировал публикацию его повести о сталинских лагерях «Один день Ивана Денисовича» (1962). В 1967 году, после того как писатель направил съезду Союза писателей СССР открытое письмо, где призвал покончить с цензурой, его произведения на родине были запрещены. 

В 1970 году писатель был удостоен Нобелевской премии по литературе за произведение «Архипелаг ГУЛАГ».  В 1974 году его лишили советского гражданства и выдворили из страны.  В 1976 году он переехал в США, занимался литературным творчеством.  16 августа 1990 года Солженицыну было возвращено гражданство СССР. В сентябре «Комсомольская правда» опубликовала программную статью Солженицына «Как нам обустроить Россию», содержащую размышления автора о путях возрождения страны и разумных основах построения жизни народа и государства после конца «коммунистического периода». В том же году ему была присуждена Государственная премия РСФСР за «Архипелаг ГУЛАГ».

В 1994 году писатель вернулся на родину.

3 августа 2008 года на 90-м году жизни Александр Солженицын скончался.

2018 год, в котором мы отмечаем столетний юбилей со дня рождения писателя, объявлен Годом Солженицына.

 

И все равно – еще останется в нем сто народов и народностей, от вовсе немалых до вовсе малых. И вот тут-то, с этого порога – можно и надо проявить нам всем великую мудрость и доброту, только от этого момента можно и надо приложить все силы разумности и сердечности, чтоб утвердить плодотворную содружность наций, и цельность каждой в ней культуры, и сохранность каждого в ней языка.

 

Не к широте державы мы должны стремиться, а к ясности нашего духа в остатке ее.

 

Надо перестать попугайски повторять: «Мы гордимся, что мы русские», «Мы гордимся своей необъятной родиной», «Мы гордимся…». Надо понять, что после всего того, чем мы заслуженно гордились, наш народ отдался духовной катастрофе семнадцатого года (шире: 1915 – 1932), и с тех пор мы – до жалкости не прежние, и уже нельзя в наших планах на будущее заноситься: как бы восстановить государственную мощь и внешнее величие прежней России.

 

Если «самоопределение нации» – так нация и должна свою судьбу определять сама. Без всенародного голосования – этого не решить.

 

Сегодня отделять Украину – значит резать через миллионы семей и людей: какая перемесь населения; целые области с русским перевесом; сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух; сколькие – смешанного происхождения; сколько смешанных браков – да их никто «смешанными» до сих пор не считал.

 

XX век содрогается, развращается от политики, освободившей себя от всякой нравственности. Что требуется от любого порядочного человека, от того освобождены государства и государственные мужи. Пришел крайний час искать более высокие формы государственности, основанные не только на эгоизме, но и на сочувствии.

 

Каждый, и самый малый, народ – есть неповторимая грань Божьего замысла.

 

Наималейшие народности: ненцы, пермяки, эвенки, манси, хакасцы, чукчи, коряки… и не перечислить всю дробность. Сколько зла причинила им окаянщина нашей администрации и наша хищная и безмозглая индустрия, неся гибель и отраву их краям, выбивая из-под этих народностей последнюю жизненную основу, особенно тех, чей объем так угрожающе мал, что не дает им бороться за выживание. Надо успеть – подкрепить, оживить и спасти их! Еще не вовсе поздно.

 

Всякое одностороннее резкое действие – это повреждение множества человеческих судеб и взаимный развал хозяйства.

 

И судьба наших детей, и наша воля к жизни, и наше тысячелетнее прошлое, и дух наших предков, перелившийся же как-то в нас, – помогут найти силы преодолеть и это, и это все.

 

А до каких пор и зачем нам выдувать все новые, новые виды наступательного оружия? Да всеокеанский военный флот? Планету захватывать? А это все – уже сотни миллиардов в год. И это тоже надо отрубить – в одночасье.

 

Ослабление тяги к земле – большая опасность для народного характера. А ныне крестьянское чувство так забито и вытравлено в нашем народе, что, может быть, его уже и не воскресить, опоздано-перепоздано.

 

Участок земли – это еще не свобода крестьянина, нужен же и свободный рынок, и доступный транспорт, и кредит, и ремонт техники, и строительный материал.

 

Отказать деревне в частной собственности – значит закрыть ее уже навсегда.

 

И всю номенклатурную бюрократию, многомиллионный тунеядный управительный аппарат, костенящий всю народную жизнь, – с их высокими зарплатами, поблажками да специальными магазинами, – кончаем кормить! Пусть идут на полезный труд, и сколько выручат.

 

Как только снимется государственный гнет над каждым нашим действием и оплата станет справедливой – сразу поднимется качество труда и повсюду засверкают наши умельцы.

 

Политика не должна поглощать духовные силы и творческий досуг народа. Кроме прав человек нуждается отстоять и душу, освободить ее для жизни ума и чувств.

 

Станет или не станет когда-нибудь наша страна цветущей – решительно зависит не от Москвы, Петрограда, Киева, Минска, – а от провинции. Ключ к жизнеспособности страны и к живости ее культуры – в том, чтоб освободить провинцию от давления столиц…

 

Государственное устройство – второстепеннее самого воздуха человеческих отношений.

 

У нас надо всею гласностью нависают гирляндами – прежние тяжелые жирные гроздья лжи. А мы их – как будто не замечаем.

Цитаты из статьи Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию». 1990 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − 15 =