Советский писатель Виктор Драгунский (1913 – 1972)

Советский писатель Виктор Драгунский (1913 – 1972)

livelib.ru

Я когда вырасту, знаете, кем я буду? Я буду – ого! Я буду даже ого-го! Огогу-гаго! Вот кем я буду!

Советский поэт, писатель, актер, сценарист, автор песен, подаривший много потрясающих произведений не только взрослым, но и совсем юным читателям.  В 1935 году впервые попробовал себя как актер, выступая в Театре транспорта (сегодня – Театр им. Н.В. Гоголя). Параллельно с выступлением на сцене начал писать юморески и фельетоны, придумывать интермедии и цирковые клоунады. Учась в Театре киноактера, организовал ансамбль литературно-театральной пародии «Синяя птичка», который просуществовал десять лет. Благодаря такой самодеятельности, Драгунского пригласили создать новый коллектив с тем же названием в Мосэстраде.

С 1940 года фельетоны и смешные рассказы писателя начинают активно публиковаться. Прилив творческой энергии Драгунский ощутил в 1959 году. Именно тогда снова стали появляться его  оптимистические рассказы. В произведениях описывался мальчик Денис Кораблев и его друг Миша Слонов. Эти истории были объединены под общим названием «Денискины рассказы». Мотивы многих рассказов мастера пера легли в основу таких известных фильмов, как «Девочка на шаре», «По секрету всему свету», «Капитан», «Удивительные приключения Дениса Кораблева», по ним неоднократно ставились спектакли. В 2012 году рассказы вошли в список «100 книг для школьников».

В 1961 году появилась его повесть «Он упал на траву», посвященная Великой Отечественной войне. Оценила широкая аудитория читателей и произведение «Сегодня и ежедневно» (1964) о работниках цирка.

 

Я люблю, как он наклоняется ко мне, к самому лицу, и берет мою руку в свою, большую и теплую, и улыбается, и хрипло и ласково говорит:

– Здравствуй, человек!

 

И чтобы избежать позора, я буду жить под кроватью целую вечность? Ведь это самый настоящий кошмар! Конечно, тут есть тот плюс, что я всю школу просижу под кроватью, но как быть с аттестатом, вот в чем вопрос. С аттестатом зрелости! Я под кроватью за двадцать лет не то что созрею, я там вполне перезрею.

 

Утром я ничего не мог есть. Только выпил две чашки чая с хлебом и маслом, с картошкой и сосиской. Потом пошел в школу.

 

Там народу было видимо-невидимо, и все в костюмах. Одних гномов было человек пятьдесят. И еще было очень много белых «снежинок». Это такой костюм, когда вокруг много белой марли, а в середине торчит какая-нибудь девочка.

 

Я сказал:

– Ну как?

– Чудовищно! – похвалил Борис Сергеевич.

 

Хотя мне уже идет девятый год, я только вчера догадался, что уроки все-таки надо учить.

 

– Вот, папа, послушай, какую я Мишке задам задачу: вот у меня есть два яблока, а нас трое, как разделить их среди нас поровну?

– Сдаюсь!

Я сказал:

– Чтобы мы все получили поровну, надо из этих яблок сварить компот.

 

– А теперь идите – учитесь хорошо!

И мы пошли учиться. Но я сидел и плохо учился.

 

Меня даже досада взяла. Вот в кои-то веки захотел быть рыцарем, так денег нет!

 

Я очень люблю лечь животом на папино колено, опустить руки и ноги и вот так висеть на колене, как белье на заборе. Еще я очень люблю играть в шашки, шахматы и домино, только чтобы обязательно выигрывать. Если не выигрывать, тогда не надо.

 

Девчонке пять лет, скоро замуж выдавать! А она – сыски.

 

Глядя на них, я так хохотал, что даже проголодался. Я шел домой и все время думал: чего они так спорили, раз оба не правы? Ведь это очень простое слово. Я остановился и внятно сказал:

– Никакие не сыски. Никакие не хыхки, а коротко и ясно: фыфки!

 

Я люблю посмеяться… Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех – смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.

 

И я сел на подоконник и принялся ничего не делать.

 

Я сразу понял, что я все лето зря прочепушил. С ежами возился, в лапту играл, пустяками занимался. А вот Павля, он времени не терял, нет, шалишь, он работал над собой, он повышал свой уровень образования.

 

И я теперь дал клятву, что буду учить уроки всегда. До глубокой старости.

 

Федька к нам приехал по делу – чай пить.

 

– А разве бывают хорошие болезни?

– Ого, – сказал я, – сколько хочешь! Ветрянка, например. Очень хорошая, интересная болезнь. Я когда болел, мне все тело, каждую болявку отдельно зеленкой мазали. Я был похож на леопарда. Что, плохо разве?

 

Да, болеть хорошо! Когда болеешь, всегда что-нибудь дарят.

 

Ну что за дедушка Валя – золотой человек! Добрый. Он один раз мне божью коровку подарил. Я его никогда не забуду за это.

 

Честно говоря, ты ведь еще маленький, ты не обижайся, а смотри-ка – любишь как много! Целый мир.

 

Я когда вырасту, знаете, кем я буду? Я буду – ого! Я буду даже ого-го! Огогу-гаго! Вот кем я буду!

 

От этих мыслей я долго не мог заснуть, так долго, что не заметил, как все-таки заснул.

 

– А что, трудный английский язык? – спросил я.

– С ума сойти, – вздохнул Павля.

– Еще бы не трудный, – вмешался папа. – Там у них сам черт ногу сломит. Уж очень сложное правописание. Пишется Ливерпуль, а произносится Манчестер.

 

Цитаты из сборника Виктора Драгунского «Денискины рассказы»

 

Подготовила Анастасия Кадина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *