Стеклянный звон

Стеклянный звон

Фото автора

Имеет ли перспективы восстановление сбора стеклотары, которую сегодня в ЕАО просто выбрасывают в мусор и везут на свалки

«Что мне труд,

На что мне спорт

С вечною заботою?

Я бутылки соберу –

Сдам и заработаю».

Такие сатирические куплеты исполнялись с эстрады в 60-х годах.

А недавно еженедельник «Аргументы и факты» (№ 33, 2017 г.) опубликовал материал «Стеклянный рубль». Газета попыталась ответить на вопрос: почему в России перестали сдавать стеклянные бутылки? «Если сделать сдачу стеклотары массовой, как в советское время, молоко и сок для каждого из нас станут дешевле», считает еженедельник.

Станут ли? Это вряд ли, по крайней мере, в Биробиджане. Чтобы молоко и молокопродукты были дешевле, надо сдать тару, в которой они были упакованы, и получить за нее деньги. А у нас соки, молоко и молокопродукты в стеклянной таре давно не продают. Вся продукция «одета» в мягкую пластмассу и полиэтиленовые пакеты. Молоко выпил – бутылку выбросил в мусор. В магазинах, ларьках пластмассовые бутылки не принимали и не принимают. «АиФ» пишет, что, по расчетам независимых экспертов, пустая бутылка может стоить от 10 до 20 рублей. Правда, в этой же публикации депутат Заксобрания Ленинградской области Владимир Петров называет другие цифры – 50 — 80 копеек за бутылку, хотя в Германии ему давали 25 центов. Корреспондент «АиФ» называет цены пустых бутылок в Финляндии. «Например, за пластиковую бутылку там можно получить от 20 до 40 центов (14 — 28 рублей), за пивную — 15 центов (10,5 рубля), за стеклянную — до 22 центов (15,4 рубля). Из-за высокой цены за тару финны в прошлом году сдали 120 млн стеклянных бутылок – это 90 процентов от всего стекла в стране».

По себе знаю – в Венгрии, к примеру, бутылки принимают без проблем. Выпил напиток, тут же сдал пустую бутылку, «Тэшек»! Пожалуйста, получи несколько мелких монет. Экономия валюты. Еженедельник пишет, что в Болгарии, Франции, Финляндии, Швеции, Дании и других европейских странах стекла перерабатывают в несколько раз больше, чем в России. У нас бутылку легче выбросить в мусор, чем найти фирму по сбору вторсырья.

С мнением журналиста газеты можно согласиться. В Интернете мне не удалось обнаружить сведений о фирмах, индивидуальных предпринимателях ЕАО, занимающихся приемом от населения пустых бутылок. В нашей области таковых, похоже, нет – компьютер не нашел. Может быть, плохо искал? Позвонил в мэрию Биробиджана, затем — в правительство области. Ответили уклончиво: надо, мол, разобраться в ситуации. Между тем, тот же компьютер называет конкретные адреса приема стеклотары в Хабаровске, Уссурийске, Владивостоке. Сдают ли там на самом деле пустые бутылки – выяснить не удалось. Хабаровск – это вон где. В Биробиджане бутылки выбрасывают на улицы и в мусорные ящики, затем везут на свалку. Неизвестно, как долго пролежит там стекло в соседстве с пластиком и другими отходами, загрязняя природу. Для полного разрушения стекла на составные компоненты, по мнению экспертов, потребуется около тысячи лет.

Проблема сбора бутылок не нова. В советское время в нашей области она решалась просто. Люди старшего поколения помнят, что в Биробиджане работал пивоваренный завод. Он выпускал несколько сортов хорошего напитка из ячменного солода, разливал его в стеклянные бутылки емкостью 0,5 литра и поставлял в торговую сеть. Там забирал ящики с пустыми бутылками, что сдавало население в ларьки и магазины, и вез тару на предприятие. Бутылки проходили специальную сан­обработку, прежде чем в них разливали новую партию пива или безалкогольных напитков типа лимонада. Получался «круговорот» тары в торговле и на заводе, что способствовало снижению убытков предприятия. Также собирали и сдавали бутылки с широким горлышком, которые использовал Биробиджанский молокозавод.

Сегодня от пивзавода остались одни воспоминания, исчезли и стеклянные бутылки с широким горлышком Биробиджанского молокозавода. В торговлю везут алкогольные и безалкогольные напитки в стеклянных и пластиковых бутылках российского и зарубежного производства. В бутылках с широким горлышком из полиэтилентерефталата привозят немало молока из Амурской области и Хабаровского края. «Если во всех магазинах появятся фандоматы (автоматы – автор) для приема бутылок и тут же будут выдавать наличные, люди перестанут выкидывать стекло и меньше бутылок окажется на полигонах»,- уверен Владимир Петров.

Такие автоматы работают в европейских странах. В Москве, как свидетельствуют публикации в Интернете, на автоматы истратили уйму денег. Впустую. От европейской техники пришлось отказаться. В столице выявилось неадекватное отношение людей к новшеству по сбору тары. Автоматы на улицах большого города работали всего ничего. Они быстро оказались забиты бутылками, которые никто не вывозил.

Захожу в популярный биробиджанский магазин «Самбери», что на улице Советской. Вместе с дежурным директором магазина Алексеем Штепой подходим к полке с пивом. Он берет пластмассовую бутылку.

— Видите знак? Он означает: после употребления пива бутылку – только в мусор. А вот стеклянная бутылка. На ней — стрелочка идет по кругу. Она означает, что бутылку можно использовать повторно.

— Чье это пиво, откуда бутылка? — спрашиваю сотрудника магазина.

— Давайте посмотрим: Россия, Новосибирская область, — говорит Алексей Штепа. — Вот пиво «Амур» из Хабаровска, улица Индустриальная, пивоварня «Амур- пиво». Бутылка стеклянная, знака нет. «Жигулевское» — Владивосток, стеклянная, оборачиваемая тара.

— Как понимать слова — «оборачиваемая тара»?

— Бутылку можно использовать повторно. На заводах, специализированных комбинатах имеются вещества для санитарной обработки тары, бывшей в употреблении. Есть специальные аппараты, которые проверяют целостность бутылок, чтобы на них не было сколов, трещин и других повреждений. Потребителю не должна попасть бракованная продукция.

— «Самбери», по меркам Биробиджана, большой магазин. У вас довольно много покупателей. Вы принимаете пустые бутылки, которые можно было бы отправить на заводы-изготовители напитков?

— Бутылки не принимаем! Чтобы мы могли их принимать и какое-то время хранить, затем сдавать, нужно санитарное разрешение, специальное помещение, штат и так далее. Мы сегодня с заводами-изготовителями пива напрямую не работаем. Задача наших дистрибьюторов (торговых посредников — автор) – доставить нам товар. Мое личное мнение, в его стоимость уже заложена и стоимость тары, на ее возврат заводы-изготовители продукции не рассчитывают.

— Из сообщений в Интернете следует, что в Хабаровске есть пункты приема стеклотары. Они работают?

— Я не интересовался. Возможно, работают. Но, опять-таки, мое личное мнение, я не знаю, насколько деятельность предпринимателей соответствует правилам, разрешениям, санитарным нормам. Есть ли в Хабаровске специалисты, которые проверяют каждую бутылку, чтобы на ней стоял соответствующий знак? Мы с вами уже видели одну такую бутылку без знака. Где гарантия того, что ранее ее использовали в пищевой промышленности, а не в химической? Если на бутылке нет знака оборачиваемой тары, то ни завод, ни кто другой не имеет права заполнять ее пивом или морсом дважды, трижды и так далее. Эта бутылка – одноразовая и предназначена после употребления ее содержимого для утилизации.

Об утилизации стеклотары, и не только ее, беседуем с Алексеем Семенюком, директором ООО «Спецкомбинат». Он опытный руководитель, хорошо знает проблемы предприятия. Говорит, что сегодня в Биробиджане вывозом и захоронением мусора, куда попадают стеклянные и пластмассовые бутылки вперемешку с мусором, занимается не только «Спецкомбинат», но и ряд других организаций города, работает более 120 машин. Потому общий объем стекла и пластмассы на свалке назвать затрудняется. По его словам, в пригороде областного центра строят полигон для приема и захоронения отходов, где предусмотрена их сортировка. По планам полигон намечено сдать в эксплуатацию в этом году. А пока за городом действует обычная свалка, где работает бульдозер, зарывая все и вся.

Информацию о строительстве полигона рядом с действующей городской свалкой подтвердил Виктор Кривенко, генеральный директор ООО «Полигон».

— Мы планируем сдать его в эксплуатацию в конце 2017 года. Там намерены организовать сортировку бытовых отходов, но их переработки не будет. Сортировка – это разделение мусора на бумагу, стекло, пластмассу, тряпье, металл и так далее. В том числе и бутылки, — сказал мне Виктор Кривенко.

— Куда вы планируете отправлять вторсырье на переработку?

— Об этом говорить пока рано. Надо достроить полигон. Получить лицензию на прием мусора. И как только мы принимаем первую машину с грузом – сразу начнем устанавливать сортировочную линию. Она у нас имеется. Пройдет месяц, полтора для ее обкатки и наладки. Конечно, те же бутылки будем куда-то отправлять, они нам не нужны

— Полигон, без сомнения, построят. Но у нас на Дальнего Востоке и далее до Урала нет крупных предприятий переработки вторичных ресурсов. Проблема трудно решаемая. Какую-то часть отходов бумаги, металлолома, алюминиевых баночек предприниматели перерабатывают, отправляют в тот же Китай. В Хабаровске действовал рубероидный завод, принимал тряпку, его прикрыли, «порезали», он перестал существовать, — говорит Алексей Семенюк. – Переработка отходов должна быть делом государственным. Нужно строить заводы, где мусор бы не сжигали, как сейчас, а действительно перерабатывали.

Кстати. «АиФ» пишет, что стекло – на сто процентов перерабатываемое сырье. «Переработка тысячи тонн стекла освободит десять тысяч гектаров земли и в перспективе сделает напитки чуть дешевле».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *