Стихи о Земле Израиля

Стихи о Земле Израиля

Подборка стихов поэтов Израиля

Возлюбленной стране 

Иегуда Амихай

Поделена страна на округи воспоминаний и районы надежды.
Их жители перемешаны одни с другими —
Как недавние участники свадьбы — 
 с участниками похорон.
Не делится страна 
 на участки войны и участки мира.
Кто копал окоп от снарядов —
Еще приляжет в нем вместе с подругой,
Если только вернется живым.
Страна — великолепна.
Даже враги со всех сторон — украшают ее
Оружием, сверкающим на солнце,
Точно ожерелье.
Страна — словно посылка:
Хорошо увязана, и все в ней. 
Увязана крепко,
И бечевка иногда слишком давит.
Страна — очень мала.
Я всю ее могу вместить в себе.
Оползание почвы — подрывает мой покой,
И уровень Кинерета — 
 всегда в моих мыслях.
Поэтому я могу ощутить ее разом,
Мгновением ока: море-долины-горы.
Поэтому я могу вспомнить все, 
 что здесь произошло,
Разом, как вспоминают
Всю жизнь в минуту смерти.

Перевел Владимир ГЛОЗМАН

Двадцать лет в долине 

Дан Пагис

А после? А я и не знаю.
Каждый из нас впал
В свое собственное забвение.
Шоссе стало шире. В кювете
Мой перевернутый броневик.
В полдень я иногда поглядываю
Из-под сожженных глаз. Не помню
Этих кипарисов.
Новые водители мчатся мимо нас,
Забывая новые войны
И другие жертвы, —
Быстрее, чем мы.
Но иногда к нам спускается ветер,
Теребит венок,
Скатившийся в низину,
Отрывает листок за листком, шепча:
Любят. Не любят.
Не очень любят.
Очень.
Нет.
Даже слишком.
Перевел Владимир Глозман

Дни говорят друг с другом 

Далия Равикович

Как и в лесах Кармеля,
Где исходила я,
В дыхании полудня
Здесь хвою стряхивали сосны
И шишки падали на землю.
На окнах все задернула я шторы —
Завесы шелковые, вышитые мной;
Но свет проник сквозь щели
И залил подоконники, пороги.
Здесь пролетела незаметно
Наша жизнь,
И где-то затерялся календарь.
Ходил ко мне, бывало, царь Давид,
Восстав из мертвых.
Дни напролет сидел со мной бок о бок
И по веленью сердца выводил напевы:
Господню славу сказывает небо.
Как и в лесах Кармеля,
Ложились наземь шишки без числа.

Перевел Марк ДРАЧИНСКИЙ

Фредди Зорин

…Там, за знакомым росчерком волны,
Где письмена особого порядка, —
Летучих рыб природная загадка,
Тех, что не только плавать рождены.
 
Как это важно: обрести и нам
Способность удивительную рыбью,
Чтобы над жизненной взиматься зыбью
Навстречу неоглядным небесам.
 
Отряхивая въедливую грязь,
Освобождаясь от словесной мути,
Возвыситься до истины, до сути,
Под жгучим солнцем правды золотясь.
 
* * *
А вечер, словно занавес, опущен.
На сцене бытия темным-темно,
И знать, что день готовит нам грядущий,
Одним провидцам на земле дано.
 
Письмо прочтем лишь завтра, но поверьте:
Глаза привыкнут к сумраку едва, 
И там, в нераспечатанном конверте, 
Увидятся отдельные слова…

Снежный бог Абу-Тура 

Ч.Карми

Глаза — ножи.
Рот — алый браслет.
Нос — конечно морковка.
Мы трудились над ним целый день,
Кудахтали пред ним бесстыдно.
А ночью, 
при отблеске нашего бледного творенья,
Бесились пред сверкающими глазами,
Перед нацеленным ртом,
При мерцаньи 
 его неродившихся сородичей,
Рассеянных по всей земле.
О, король на одну ночь,
Однодневный, великий и древний,
Снежный бог!
Мы знали, что близок твой час.
На наших глазах
Ты становишься воспоминаньем:
Браслет возвращается в шкаф,
Морковь и ножи — на кухню,
А мальчик — в старшую группу детсада.
А мы, со ртами, 
 пересохшими от благоговенья,
Стоим в залитом солнцем саду,
Ищем белые следы.

Перевел Владимир ГЛОЗМАН

Дай мне то, что у дерева есть 

Натан Зах

Дай мне то, что у дерева есть 
 и чего ему не потерять.
И дай мне способность терять то,
  что у дерева есть.
Тонкие эти черты. 
 И ветер, чертящий летнею ночью.
И тьму, в которой нет ни чертежа, 
 ни облика.
Дай мне облики те, 
 что были и нет их теперь.
Смелость — думать о том, что пропало.
Дай мне 
Глаз, чтоб осилил то, что он видит.
И руку — 
Тверже, чем то, чего она просит.
Оставь мне наследство так, 
 чтобы мне не досталось
Ничего из того, 
 что соскочит в момент полученья.
Дай мне способность коснуться без страха 
Именно этих предметов, 
 из тех, что нельзя получить
 В наследство. Дай подступиться.

Перевел Владимир Глозман

Фредди Зорин

На всем 
 есть смысла высшего печать
И скрытые, и явные намеки…
Прочесть бы этой тайнописи строки 
И в Книге жизни главное понять!
 
Опять спеша, как почтальон, весна 
В привычно набухающих бутонах
Нам из времен приносит отдаленных
Зачатые природой письмена.
 
Их суть: всему свой установлен срок.
Годами прячем подлинные лица,
Но человек рожден, 
 чтобы раскрыться,
Как перед небом — полевой цветок.
 
Что ж носит 
 нас из края в край земли?
Ведь истина стара и непреложна:
До той поры цветенье невозможно,
Пока корнями в почву не вросли.

Иерусалим — карусель

Иегуда Амихай

Иерусалим — карусель,
Вращается и вращается,
От Старого города,
Через все кварталы,
И вновь возвращается в Старый город.
С нее нельзя спрыгнуть:
Всякий, кто прыгает,
Рискует жизнью.
А тот, кто сходит при остановке,
Должен заплатить снова,
Чтобы сделать еще несколько кругов,
Которым нет конца.
Тут вместо разноцветных слонов и лошадок,
На которых можно скакать, —
Религии. Они тоже поднимаются и опускаются,
И тоже крутятся на оси
Под гладкую музыку храмов.
Иерусалим — качели:
Иногда я опускаюсь в глубину былых поколений,
Иногда взлетаю к небесам,
И тогда кричу, как ребенок, 
 чьи ноги болтаются в воздухе:
«Хочу слезть, папа, хочу слезть,
Папа, сними меня».
И все святые так же возносятся к небесам,
Как кричащий ребенок:
«Папа, хочу остаться наверху,
Папа, не снимай меня,
Всевышний, Отец наш,
Оставь нас наверху,
Отец наш, Господь наш!»

Перевел с иврита Владимир Лазарис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *