Страна Анатолия

Страна Анатолия

Первому ректору первого вуза ЕАО Анатолию Сурнину в эти дни исполнилось бы 70 лет. Свой 25-летний юбилей отмечает в ноябре и его детище — ныне Приамурский государственный университет им. Шолом-Алейхема

Почему страна Анатолия? Кто учил историю, должен помнить: была в древности на территории современной Турции цивилизация, отличающаяся высоким уровнем образованности и культуры. И называли ее Анатолией. 

Созданный четверть века назад Биробиджанский педагогический институт стал подобной Анатолией на территории нашей области. Тем более что его первым ректором стал Анатолий Александрович Сурнин. Это была его страна, им взращенная цивилизация. Страна Анатолия.

Идея создать в Биробиджане собственный вуз начала зреть еще в 70-е годы. Именно в ту пору заметно вырос интерес к получению высшего образования у выпускников школ. Молодежь ехала учиться в Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Владивосток, вузы Сибири и даже Москвы. И очень часто, получив дипломы, оставалась в этих же городах. Именно в те годы Биробиджан стал «городом невест» — большинство средних учебных заведений областного центра имели явно женское лицо.

Но воплощаться понемногу в жизнь идея эта начала лишь в 1983 году, когда по инициативе руководителей области было подготовлено аргументированное обоснование необходимости открытия в Биробиджане педагогического института. Предложение поддержало руководство Хабаровского края, в состав которого входила ЕАО. Это был первый шаг, можно сказать, шажок на пути реализации идеи.

Второй шажок сделал Хабаровский крайком партии, предложив открыть в Биробиджане филиал Хабаровского государственного педагогического института — с тем расчетом, чтобы затем на его основе организовать самостоятельный педагогический вуз. 

Почему речь зашла именно о педагогическом вузе? В советские годы пединституты существовали в каждом областном и краевом центре,  крупных городах. И лишь Биробиджан как областной центр был в этом ряду исключением. А педагоги в школы требовались всегда — рождаемость тогда росла довольно бурно. В том же 1983 году в школах и детсадах Хабаровского края не хватало около двух тысяч учителей и воспитателей. Два же педвуза — Хабаровский и Комсомольский — выпускали в год около полутора тысяч педагогов. Эту разницу и должен был восполнить на первых порах Биробиджанский пединститут.

И вот — год 1984-й. 1 марта появляется постановление Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему экономическому и социальному развитию Еврейской автономной области в 1984-1990 гг.». А уже 24 апреля Совет Министров РСФСР поручает республиканскому министерству просвещения организовать в 1989-1990-х годах педагогический институт в городе Биробиджане. Вот такой был сделан подарок области к ее 50-летнему юбилею.

Подготовка к открытию вуза велась поначалу в Хабаровске. И только в конце августа 1986 года был подписан приказ о назначении на должность ректора Биробиджанского института Анатолия Сурнина. А так как вуз существовал лишь на бумаге, следом последовало решение об организации дирекции строящегося в Биробиджане педагогического института.

Почему выбор пал на Сурнина, карьера которого успешно складывалась в Хабаровске? Наверняка  сыграло свою роль то, что он был и технарем, и гуманитарием — учился вначале в политехническом институте, потом получил второе образование в педвузе — учителя английского языка. В аспирантуре в Москве учился по философско-историческому профилю, с отличием защитил диссертацию, став кандидатом философских наук. Его техническое образование пригодилось в период строительства института, философию он преподавал, а на английском успешно изъяснялся с коллегами зарубежных вузов, с которыми сотрудничал институт.

Первоначальный проект первого вуза области был по-хорошему амбициозным — планировалось построить на пустыре между улицами Советской и Ленинградской большой студенческий городок. Помню, как переживали жители частного сектора, узнав о том, что ради воплощения этой мечты придется пожертвовать частью домов и огородов на первом Партизанском поселке.

Но большая стройка так и  не началась. Свою роль здесь вначале сыграла кампания массового строительства на селе, курировал которую лично Алексей Черный — первый секретарь крайкома партии. На сельских стройках были задействованы стройорганизации области, туда уходили немалые деньги. Так на нулевых работах остановилась мечта о компактном студенческом комплексе-городке. Пустырь начали застраивать лишь в 21-м веке — жилыми домами.

А пединституту на первых порах выделили часть аудиторий и кабинетов в культпросветучилище на Волочаевской. В это время на ул. Широкой строилось здание средней школы на 1170 мест — для этого микрорайона второе по счету. Его и решили отдать новому институту. Думали, на время, оказалось — навсегда. 

Анатолий Сурнин мечтал о новом типовом студенческом общежитии, специальном многоквартирном доме для профессорско-преподавательского состава. Ведь собирать преподавателей пришлось со всей страны, а значит, нужно было дать им жилье. На первых порах удалось пробить 15 квартир в строящемся доме. В июле 1989-го нашлись-таки средства на строительство общежития — во многом благодаря пробойной энергии ректора.

К началу учебного года конца строительству учебного корпуса не было видно — и Сурнин предложил включиться в строительство студентам. Они и учились, и работали. Четыре дня в неделю велись занятия в нескольких достроенных аудиториях, дважды в неделю первокурсники помогали строителям. Сам же Сурнин выполнял роль прораба.

Начинался Биробиджанский государственный пединститут со 150 студентов — таким был план набора на первый курс. Первыми же факультетами в новом вузе были филолого-исторический и ПиМНО (педагогики и методики начального обучения). Затем появился факультет иностранных языков, где доминирующим стало отделение англо-идиш. Поначалу было намерение выделить идиш в отдельную дисциплину, но потом ректор здраво рассудил, что привлечь больше абитуриентов к изучению идиша можно лишь привязав к нему английский язык. 

Торжественное открытие пединститута состоялось 17 ноября 1989 года. Так получилось, что это событие совпало не только с Международным днем студентов, но и с юбилеем ректора — накануне Анатолию Сурнину исполнилось 45 лет.

Такое огромное число гостей город видел только в большие праздники — двор института был буквально запружен народом. Приехали не гостями, а с намерением преподавать ученые из Хабаровска, Москвы, США и Израиля. Свою приветственную речь ректор говорил отчасти на английском языке, приветствуя иностранных гостей и коллег. 

Одним из первых преподавателей вуза стала Татьяна Македон, с которой в 80-е годы мы работали в «Биробиджанской звезде». Она была отличным журналистом, одним из «золотых перьев» редакции, и было очень жаль терять такого сотрудника. «Хочется чего-то нового, тем более в институте, девочки, такой ректор, о котором можно только мечтать», — помню, говорила нам Татьяна с таким восторгом и сияющими глазами, что мы невольно завидовали ей. А наша бывшая коллега через несколько лет успешно защитила в Москве диссертацию по любимой литературе, стала доцентом и по сей день успешно трудится в вузовских стенах. 

Сохранили верность институту и другие его «первые ласточки» — преподаватели, которых Анатолий Сурнин лично пригласил на работу, — Светлана Копачевская, Лидия Капуцына, Сергей Турбин…

Хоть идею построить новый студенческий корпус ректору так и не удалось осуществить, институт год от года прирастал территориями. Вузу передали здание на улице Пушкина, затем под его крыло перешло педучилище, где разместился ПиМНО. Получил собственное здание геофак. Страна Анатолия разрасталась не только вширь. Росла она и вглубь — качество знаний в вузе заметно росло. Во многом благодаря подбору талантливых преподавателей, ученых, в вузе появились свои профессора, доктора наук. Помню, когда в середине 90-х стал готовиться к печати первый энциклопедический словарь ЕАО, то чуть ли не две страницы в нем заняли фамилии ученых, работающих в пединституте и ИКАРПе. За какие-то пять-шесть лет Биробиджан стал «ученым» городом и все последующие годы укреплял этот статус.

Первый выпуск института состоялся в 1994 году. Не было тогда еще моды надевать по этому случаю мантии, но прошло вручение дипломов с искренней душевностью и теплотой. Говорили, что во время напутствия выпускникам у ректора на глазах появились слезы. Он мог быть жестким, требовательным, но те, кто работали с ним, запомнили его как человека добросердечного, открытого, умеющего увидеть в подчиненных лучшие качества, подбодрить робких и осадить слишком напористых. 

В том же 1994 году первый ректор скромно отметил свое 50-летие.

В середине 90-х его избрали депутатом городской Думы. А в 1997-м состоялись выборы на должность ректора пединститута — и вновь руководителем вуза стал Анатолий Сурнин.

Калейдоскопом происходили в ту пору «лихих 90-х» добрые перемены в жизни вуза — как будто лихое время было не для него. Создавались новые факультеты и научные центры, развивалось сотрудничество с зарубежными вузами. Появились свое издательство и своя газета. 

Когда в институте открылись непедагогические специальности, число студентов перевалило за тысячу. И Анатолий Сурнин при поддержке правительства области поднял вопрос об изменении статуса вуза. Так  в 2005 году вместо педагогического института в Биробиджане появилась Приамурская государственная социально-гуманитарная академия.

Анатолий Александрович к тому времени был уже серьезно болен. Но почти до последнего дня он оставался оптимистом, покоряя своим тонким юмором, обаятельной улыбкой. Его не просто уважали — ректора искренне любили многие из тех, кто с ним работал, любили студенты.

Он ушел из жизни в суровом январе 2006 года. Отпевали Анатолия Сурнина в Благовещенском соборе, и казалось, что чуть не вся улица Ленина была запружена людьми. Многие не скрывали слез.

Уже после смерти ему было присвоено звание Почетного гражданина Биробиджана, а к 75-летию ЕАО в областном краеведческом музее появилась экспозиция о первом ректоре первого биробиджанского вуза. На главном здании теперь уже университетского корпуса была открыта мемориальная доска его памяти. 

Созданная же им четверть века назад страна Анатолия живет, и за последние годы вновь расширила границы. В этой стране сохраняют память и о первом ректоре, и о его преемнике — Льве Гринкруге, чья жизнь оборвалась в нынешнем году. И в эти юбилейные дни их обязательно вспомнят и помянут.

В материале частично использованы факты из книги «Ступени созидания»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *