Страна Биробиджан

Готовится к выходу новая книга краеведа Иосифа Бренера «Страна Биробиджан»

На ее страницах оживает прошлое Еврейской автономной области — слышны голоса переселенцев, открываются судьбы первостроителей города на Бире, людей, посвятивших свою жизнь становлению этой территории. Автор, исследовав множество архивных документов, протоколов допросов репрессированных земляков, писем и дневников, воспоминаний расскажет на страницах своей книги о жизни основателей Еврейской автономии на Дальнем Востоке.

Память воскреснет из пепла

Более полувека назад убеленная сединой бабушка Надя рассказывала внучке Ирине о далекой стране, расположенной за тридевять земель от их родного дома, где природа собрала в одном месте невероятные богатства растительного и животного мира. Детское воображение рисовало образы глухой дальневосточной тайги, где бродили лохматые медведи и полосатые тигры, изюбры и кабаны, лисицы. По веткам огромных кедров, увитых кучерявыми шишками, прыгали белки, а в реке плавала большая серебряная рыба. На эту землю приехали тысячи переселенцев-евреев, в их числе были бабушка Надя с дедушкой, которые начали строить и обживать эту территорию.

С тех пор сохранились в памяти Ирины Новицкой, внучки Иосифа Либерберга, первого президента еврейского государства, бабушкины рассказы о далекой прекрасной земле. В своем письме она написала мне о детских грезах о волшебной стране Биробиджан, которая часто снилась ей в те годы и осталась в памяти на всю жизнь. Это удивительное и трогательное словосочетание, сложившееся из тех давних впечатлений ребенка, обрело особый вес и трагическую цену — жизнь, которую отдал ее дедушка во имя этой чудесной страны…

Биробиджанская поэтесса Люба Вассерман написала, но не успела опубликовать стихотворение, в котором была ставшая для нее роковой строка: «Люблю свою страну — Биробиджан». Этих чувственных и дорогих для нее слов, которые родились в ее душе и сердце, хватило, чтобы следователи обвинили Любу в национализме и отправили в лагерь — по одному уголовному делу вместе с другими биробиджанскими писателями на долгие годы.

В дневнике профессора Б.Л. Брука, написанном в период с 1945 по 1947гг., который передали мне его родные, есть такие удивительные слова о Биробиджане: «Нет, вдумайтесь: эта страна — феномен, это заколдованная страна, словно спящая царевна в сказке. Окруженная лесистыми горами, обильными реками, с несметными богатствами в своих недрах, с цветистыми травами на поле, с капризной игрой ливней и разливов — она на протяжении веков принимала и выбрасывала многочисленные народы, которые не сумели ею овладеть: дючеров, гольдов, корейцев, русских, украинцев, немцев. Из Европы сюда приходили, строились, распахивали целину — и в одно дождливое лето все это сливалось, как детские кораблики, и уходило прочь. Удержались немногие, уцепились за релочки в долинах рек. Так осели казаки, немногие украинцы. Крепче пустили корни корейцы, но их корни смыла другая буря — политическая, смыла начисто и без остатка»…

В своих воспоминаниях журналист Герш Винокур, работавший с 1932-го по 1938 год в газете «Биробиджанер штерн», пишет: «Не нужно думать, что Биробиджан «высосан из пальца». За идею заплатили многие своей жизнью, лучшие люди, евреи, которые стремились к совершенству, искали возможность сохранить еврейское существование в советской действительности … Биробиджан, самостоятельная страна в рамках системы советских республик, автономных областей — вот это и могло решить еврейский вопрос в России. Так думали и мечтали «идишисты» в Советской России, так думал и я».

Именно такой представлялась страна Биробиджан тысячам евреев, решивших обрести свою Родину на новой земле. В этих словах была сконцентрирована сущность всего того, во что верили и на что надеялись первые переселенцы, ради чего они поехали сюда из разных местечек, городов и стран. Иначе невозможно понять этот порыв души, из которой вырывались на свет слова радости и восклицания о прекрасном будущем, новом еврейском государстве. Как написала в своих воспоминаниях Эстер Розенталь-Шнайдерман, «все были заражены микробом ББ. …Мы все тогда словно получили укол витамином Б-2» (первые буквы Биро-Биджан — И.Б.). Биробиджан в представлении будущих переселенцев был социалистическим еврейским государством, которое должно было позволить осуществить их идеалы и мечты.

Об этом говорили и писали в те годы во многих странах писатели, поэты, журналисты, ученые, общественные деятели. Американские художники посвятили этой земле свои картины, символизировавшие восход нового Красного Сиона, новой обетованной земли на востоке России. Швейцарский архитектор Ханнес Майер создал проект еврейского социалистического города, расположив его на склонах сопок гряды Малого Хингана — местности, по своей красоте не уступавшей швейцарским Альпам. Десятки научных экспедиций нашли в этой земле почти всю таблицу Менделеева и преподнесли ключи от кладовых новым переселенцам. Казалось, пройдет еще немного времени и чистые горные реки, впадающие в широкий Амур, как сказано в притчах, будут наполнены молоком и медом…

Волны репрессий, прокатившиеся по стране, нанесли непоправимый и невосполнимый вред развитию нашей области. Более шести тысяч ее лучших представителей были репрессированы, оказались в тюрьмах и лагерях, свыше тысячи из них были расстреляны по надуманным обвинениям в кулачестве, троцкизме, национализме, шпионаже, космополитизме. Запоздалая реабилитация после смерти уже не имела никого значения, а тем, кто остался в живых, не могла компенсировать горе и страдания, выпавшие на долю этих людей, до конца своей жизни преданных советской власти.

Эта физическая, политическая и моральная инквизиция привела к тому, что у переселенцев, с таким неимоверным трудом собравшихся создавать свою страну на приамурской земле, у сопки с мирным названием Тихонькая, вначале украли веру в мечту об обетованной, ставшей уже родной им земле, а затем их просто уничтожили, кого физически, а кого морально.

Собранный за двадцать лет в областной библиотеке имени Шолом-Алейхема бесценный книжный фонд подвергся варварской цензуре, которую можно сравнить со средневековой инквизицией. Литература на идише, насчитывавшая к 1950 году почти 34,5 тыс. экземпляров книг (одно из крупнейших собраний в СССР), в результате чистки по той причине, что фонд «очень засорен», был почти весь уничтожен. Котельная в типографии не один месяц экономила на угле и дровах.

Из этого безрассудного действа власти по уничтожению духовного богатства народа в истории ЕАО сохранился лишь один, исключительный, эпизод возвращения через много лет небольшой части книжного фонда на идише (120 книг) в областную библиотеку.

Совершенно случайно рассказал мне эту историю в канун 2010 года Виктор Гожий, бывший начальник Управления КГБ по Еврейской автономной области в девяностых годах. В ходе ремонта старых хозяйственных деревянных построек времен сороковых годов, стоявших у них во дворе, были обнаружены несколько ящиков с книгами, в основном, на еврейском языке. Сотрудники, нашедшие эти книги, пришли к начальнику с вопросом — что делать с найденным имуществом? По всей видимости, эти книги были изъяты из библиотеки для каких-то «служебных целей», но прошло не одно десятилетие, несколько раз поменялся состав Управления, да и название «конторы» изменилось, и про изъятые когда-то книги забыли. Виктор Гожий мог, конечно, дать команду утилизировать, и дело с концом, но он знал о драматической истории уничтожения книжного фонда и поэтому обратился с находкой к заведующему областной библиотекой Борису Бергеру, и после формального обмена письмами состоялась передача обнаруженных книг библиотеке…

К великому сожалению, ни в областной научной библиотеке, ни в областном государственном архиве и краеведческом музее у нас не сохранилось подшивок местных газет первой половины тридцатых годов. Нет полной библиографии книг и статей о Биробиджане, выпущенных в СССР, а также изданий, вышедших за его пределами в различных странах мира, и поэтому весьма проблематично без помощи извне восстановить хронику биробиджанских событий тех лет. После цензурного сита в областной библиотеке осталось с десяток небольших книжек советского агитпропа, посвященных Биробиджану, и местные газеты более позднего периода, перепечатывавшие в те годы в основном материалы ТАСС и ЦК КПСС.

После издания первой книги я начал поиск нераскрытых страниц истории Биро-Биджана. Этим именем называли в конце двадцатых — начале тридцатых годов территорию, отведенную для переселенцев-евреев, будущей автономной области на Дальнем Востоке России.

В этой книге собраны мои статьи, опубликованные в научных и литературных журналах, газетах за последние несколько лет.

Безусловно, каждый из приведенных в книге рассказов самостоятелен, но все они посвящены одной теме — нашей истории — и написаны на основе проведенных в последние годы научных исследований. Надеюсь, что читатель откроет для себя новые факты и с высоты двадцать первого века узнает, как и кем создавалась Еврейская автономная область, и сам оценит происходившие в те годы события.

(Из предисловия Иосифа Бренера к книге «Страна Биробиджан»)

 

О прошлом — ради будущего

Когда-то, на заре создания Еврейской автономии на советском Дальнем Востоке, профессор Борис Брук в ходе своей экспедиции открывал всей стране и еврейскому миру этот далекий от Москвы край с его лесными просторами, богатствами рек и недр, с его землей, ждущей умелых рук переселенцев.

Книга Иосифа Бренера, которая перед вами, — такая же экспедиция профессионала. Экспедиция в прошлое автономии — ради ее будущего. Автор не просто исследует интереснейшие архивные материалы. Страница за страницей — и в его книге оживают герои становления национальной области, они разговаривают с нами из того далекого времени, о котором, к сожалению, сегодня знают немногие.

Именно для тех, кто интересуется историей создания области, кому небезразличны судьбы первых ее организаторов и строителей, Иосиф Бренер, не ограничиваясь лишь сухими строками биографий и свершений, годами просиживает в архивах разных стран и городов, мотается из России в Израиль, где сегодня живут родные и близкие первопроходцев, расспрашивает их, записывает их голоса и свидетельства, собирает пожелтевшие документы их семейных архивов — и все это позволяет нам со всех сторон, объемно и объективно, рассматривать и оценивать все, что произошло на этой дорогой для всех нас земле почти за восемь десятилетий истории автономии — от экспедиции Бориса Брука до поистине легендарной деятельности первых руководителей области Иосифа Либерберга и Александра Бахмутского.

Менялись подходы и методология освещения истории ЕАО, век ХХ сменился XXI, умирали первостроители области, но со страниц книги Иосифа Бренера, сквозь шелуху мифов и партийной лжи, даже за якобы бесстрастными строчками протоколов допросов и «разоблачений» мы слышим, благодаря автору, их живые голоса, ощущаем их неравнодушие, их стойкость, их живое дыхание, донесенное до нас, сегодняшних.

Леонид Школьник, главный редактор международного еженедельника «Мы Здесь», Иерусалим, январь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *