Строки удивлённого

Строки удивлённого

Народный пушкинист из Биробиджана представил публике книжку собственных стихов

Вычислить имя такого пушкиниста очень просто: Роман Борисович Файн — единственный в Еврейской автономии обладатель такого официального звания, а также медали Пушкина. А ещё очень многие жители области, когда-либо учившиеся или работавшие в Биробиджанском культпросветучилише (ныне — колледже культуры), между собой называют «нашим библиотечным папой». Роман Борисович многие годы преподавал там библиотечное дело и литературу и запомнился образованнейшим и добрейшим человеком.

Роман Файн окончил Восточно-Сибирский институт культуры в Улан-Удэ, потом более сорока лет преподавал на библиотечном отделении культпросветучилища. Он же стал основателем Пушкинского клуба в Биробиджане. Неудивительно, что именно пушкинская тема в его творчестве одна из самых ярких. В свое время Роман Борисович составил календарь творчества великого русского поэта по годам, месяцам и дням, начиная с появления самых ранних известных произведений поэта. Его интервью, данные областным газетам к юбилейным пушкинским датам, неизменно представляют читателям живого А.С. Пушкина, практически нашего современника, до которого рукой подать. Действительно, стоит руку к книжной полке протянуть — и Пушкин с нами!

Потому естественным образом в стихотворном сборнике «Удивление», вышедшем в Саратове в издательстве «Задира плюс» (к чему приложил руку проживающий там не бывший, а самый настоящий биробиджанец Феликс Маляренко), стихи пушкинской тематики снова заняли ведущее место. И, конечно, не обошлось без произведений, посвященных родному для автора Биробиджану.

Впрочем, сам Роман Борисович говорит о себе скромно и поэтом себя не считает:

—      Я не поэт, я рифмослогатель. Сочинять рифмы могут все. Не все умеют удивляться увиденному, чтобы захотелось говорить стихами. Потому и сборник назван «Удивление». Я хочу, чтобы люди никогда не уставали удивляться — наверное, это есть проявление жажды жизни и творчества.

Интересно, что, даря экземпляры издания своим друзьям, Роман Файн каждую книжку снабдил индивидуальным стихотворным посвящением. Так что если какой-то книголюб вздумает собрать полную коллекцию рифмованных произведений (согласно авторской оценке) Романа Файна, то ему придётся каким-то чудом уговорить десятки людей расстаться с дорогим для них автографом. Что практически невозможно!


Евгений ДОЛГУШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *