Судьба флагмана

Судьба флагмана - Поточная механизированная линия обработки оси катка. 1965 г.

из открытых источников

Поточная механизированная линия обработки оси катка. 1965 г.

Десять лет назад прекратило свое существование крупнейшее предприятие области — завод «Дальсельмаш»

При этом первенство в названном выше списке трудовых коллективов по праву принадлежало комбайностроителям. Именно они в дни первомайских и ноябрьских праздников возглавляли шествие колонн областного центра. «Дальсельмаш» первенствовал по всем производственным показателям, в его цехах трудилось более трех тысяч рабочих и инженерно-технических работников, годовой выпуск кормоуборочных и зерновых комбайнов превышал три тысячи единиц. А в планах на ближайшие несколько лет завод был сориентирован на выпуск пяти тысяч дизельных самоходок! Если бы в тот момент кто-то сказал, что «Дальсельмашу» грозят банкротство и ликвидация, а самый крупный трудовой коллектив останется без работы, это было бы принято за неуместную шутку. Увы, все так и произошло — в 2004 году единственное в СССР предприятие по выпуску гусеничных комбайнов-вездеходов прекратило существование. Таким был конец завода, рабочая биография которого началась в январе 1938 года под наименованием Биробиджанский обозный завод.

Строили завод

и ставили спектакли

Сейчас понятие «обозный завод», во всяком случае молодым, мало о чем говорит. Между тем продукция предприятия шла, что называется, нарасхват. Тогда, во второй половине 30-х годов, самым распространенным видом транспорта был пока еще гужевой — проще говоря, обычные крестьянские телеги на одну или две лошади, брички, телеги для перевозки крупногабаритных грузов, в которые запрягались самые сильные ломовые лошади. Обозный завод выпускал несколько типов саней. Крупные заказы на эту «технику» поступали из воинских подразделений. К сожалению, установить точные объемы выпуска продукции обозного завода в 30-е годы не удалось, вероятно, он исчислялся сотнями изделий в год.

Под производственную и бытовую застройку завода был отведен обширный пустырь в нескольких километрах западнее от центра Биробиджана.

«На летних школьных каникулах мы подрабатывали на обозном заводе на «черных» работах, — рассказывал как-то Абрам Ильич Мордухович. — На завод можно было попасть двумя путями: пройти по шпалам железной дороги или по грунтовке, которую без резиновых сапог было не преодолеть. Сама заводская территория занимала болотистую низину, на которой нередко тонули тракторы и экскаваторы, так что прокладку дренажных траншей и водоотводных канав приходилось копать вручную. Бутили площадку под цеха и другие строения тысячами кубометров щебня и гравия»…

Первым директором завода был Лапидус. (К сожалению, его имя не установлено.) 

По воспоминаниям ветеранов, строились не только производственные объекты. Парни и девушки, отработав бесплатно несколько субботников, построили клуб. Он никогда не пустовал. Были организованы два самодеятельных драмкружка — один еврейский, другой — русский. Шефство над ними 66взяли артисты Биробиджанского государственного еврейского театра и помогли поставить участникам русского кружка спектакль Константина Тренева «Любовь Яровая» и «200.000» — Шолом-Алейхема, которые проходили много раз с большим успехом. Словом, не только хлебом единым жили тогда обозники, хотя главным занятием все-таки была работа. И они с первого же дня основания предприятия делали ее на совесть. В областных газетах в предвоенный период не было, кажется, номера, чтобы не сообщалось о трудовых подвигах обозников. Так, героями публикаций стали кузнецы Миша Рутман и Евсей Володарский. Оба взяли обязательство выковать на паровом молоте не менее 100 тележных осей, доведя сменную выработку до 500 процентов! И таких работников на молодом предприятии было много. «Биробиджанер штерн» и «Биробиджанская звезда» не жалели места для описания трудовых достижений стахановцев — братьев Кручинецких, станочников Мендельсона, Ямсона, Кириллова, кузнецов Друзиловского, Двосина. В числе лучших назывались имена Иосифа Бумагина и Льва Тойтмана. Иосиф Романович за боевые подвиги в боях с фашистами был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, а Лев Григорьевич вернулся с войны с двумя орденами Славы и много позже стал организатором в Биробиджане еврейской религиозной общины «Фрейд».

Обозное имущество коллектив предприятия выпускал до начала 50-х годов, затем оно было переоснащено на изготовление автотракторных прицепов, а с 1960 года обозный завод переименовали в «Дальсельмаш», переоснастив на выпуск гусеничных комбайнов.

Самоходки грязи

не боятся

В тот год с заводского конвейера сошли первые 50 комбайнов СКГ-3. Вместо привычных резиновых колес, в которые были «обуты» комбайны красноярского завода, биробиджанская новинка была поставлена на широкие металлические гусеницы. Даже для неспециалистов сельскохозяйственных работ было понятно: для такой машины не страшно никакое переувлажнение почвы. Механизаторы Уссурийской машинно-испытательной станции высоко оценили биробиджанские комбайны. Дальсельмашевский комбайн прошел испытание на полях, буквально раскисших от длительных муссонных дождей. Такие же качества высокой проходимости показали и первые образцы рисозерноуборочных комбайнов. Они отличались мощными дизельными двигателями, широкозахватными жатками, гидравлическим управлением и имели комфортное оснащение кабины. 

Вскоре годовой выпуск комбайнов на «Дальсельмаше» превысил три тысячи машин. Они были незаменимы на переувлажненных полях Приморья и Приамурья, в Сибири, в ряде зон юга России на рисовых чеках. Пошла биробиджанская техника и за рубеж: на Кубу, в Болгарию, Вьетнам, Китай. То, что биробиджанские «степные корабли» не хуже западноевропейских аналогов, подтвердила Международная выставка сельскохозяйственных машин в Будапеште в 1970 году. Там новая модель самоходного гусеничного комбайна СКД-5Р была награждена дипломом второй степени и серебряной медалью.

А вот, к примеру, какую оценку биробиджанской технике дали земледельцы Узбекистана. В адрес предприятия поступило как-то письмо следующего содержания:

«Рисоводы Узбекистана шлют сердечное спасибо коллективу завода «Дальсельмаш» за хорошие комбайны. Они помогли нам за короткий срок убрать хороший урожай. В нынешнем году у нас работало свыше двух тысяч рисозерноуборочных комбайнов СКД-5Р. «Рахмат!» хорошему комбайну и людям хорошим «Рахмат». В. ПЕТРОВ

Правда, у дальсельмашевских комбайнов был один существенный недостаток: излишний вес из-за тяжелых пластин гусеничных лент. И в заводском конструкторском бюро была решена задача по переоснащению комбайнов с металлических на облегченные резинотросовые гусеницы. Увы, идея не была реализована.

За годы своего существования завод поставил для своей страны и зарубежья более 60 тысяч гусеничных самоходок и в перспективе должен был довести годовой объем выпуска почти до шести тысяч штук. Эта идея была бы, конечно, реализована, если бы завод не пал под ударами перестройки, ускорения, гайдаровских реформ.

Так закончилась история славного коллектива, вписавшего немало ярких страниц в историю области и города.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *