Судьба моя — Биробиджан

Судьба моя — Биробиджан

Олега Черномаза

Мэр Биробиджана Андрей Пархоменко торжественно вручил регалии Почетного гражданина города Якову Ароновичу Шнайдерману.

Этот статус бывшему директору обувной фабрики, ныне частному предпринимателю был присвоен решением городской Думы еще в апреле, и вот, наконец, — торжественная церемония! Двадцать восьмому Почетному гражданину города были вручены лента, знак и удостоверение, а его фотография на почетной доске возле Дворца культуры пополнила галерею портретов известных жителей Биробиджана, удостоенных столь высокого звания.

Якова Ароновича в городе знают и уважают. Кто-то помнит его по работе на обувной фабрике, кто-то с удовольствием покупает вкуснейшие булочки, пирожные, печенье, изготовленные на его нынешнем предприятии. Известно его имя и в местной еврейской общине «Фрейд», спонсором которой Яков Шнайдерман является уже в течение многих лет. А ведь когда-то, признается наш земляк, он не хотел уезжать в Биробиджан из родного украинского города Николаева. Но судьба распорядилась иначе…

— Когда началась война, отца забрали в армию, — рассказывает Яков Аронович. — И начались мытарства. Мы с мамой эвакуировались. Сначала попали в Сталинград, но когда немцы стали подходить к городу, перебрались в Астрахань. Оттуда — в западный Казахстан, где прожили полтора года. Потом узнали, что старшая сестра матери живет в Бузулуке, и переехали туда. Находились там до тех пор, пока немцы не покинули Николаев. Тогда только вернулись в родной город.

К этому моменту 14-летний  Яков уже неплохо владел сапожным ремеслом, которому обучился у родственника в Бузулуке. Мог не только старую обувь починить, но и изготовить новую. Поэтому в Николаеве он сразу устроился на работу в местную мастерскую по пошиву обуви. Мальчик по фамилии Шнайдерман, что в переводе с идиша значит «портной», ловко управлялся с нехитрым инструментом, шил добротные сапоги, туфли и прочую обувку, которая пользовалась хорошим спросом у местных жителей.

Якову казалось, что его будущее связано с родным городом. Но вскоре в Николаев приехал агитатор из Биробиджана и стал вербовать еврейское население ехать на Дальний Восток строить молодой город, что расположился между двух речек со странными названиями — Бира и Биджан.

— Мама и сестры согласились отправиться в дальний путь без раздумий, а вот мне, восемнадцатилетнему, это решение далось нелегко, — признается сегодня Яков Аронович. — Работа у меня была, с девушкой встречался, строил свои планы… Но разлучаться с семьей не захотел… Так все вместе мы и прибыли в Биробиджан. Отлично помню, какого числа — двадцать девятого апреля 1948 года. Видно, с каким настроением ехал сюда, так и воспринял город — не понравился он мне. Да и что тут удивительного? Это сейчас наш Биробиджан уютный и красивый, а тогда его облик был совсем другим…

Семью переселенцев из Украины разместили в бараке. И уже третьего мая, всего через несколько дней после приезда, Яков стал работать в обувной мастерской, которая располагалась на улице Ленина.

Здание мастерской, как рассказывает Яков Аронович, было ветхим, со всех сторон его поддерживали подпорки — снаружи и изнутри. Зимой, прежде чем приступить к работе, надо было принести дров, наколоть их и натопить печку. Вся механизация пошивочного цеха в то время была представлена лишь одним флизельным станком, а в заготовочном цехе было пять швейных машин.

— Так мы работали до тех пор, пока не приехал технический инспектор ЦК профсоюзов. Он-то и вынес предписание о том, что в связи с аварийным состоянием здания мастерскую необходимо закрыть. Тогда мы всем коллективом отправили телеграмму в Москву, где в то время находился зампредседателя облисполкома Семен Наумович Кодене. Ответ получили на правительственном бланке: «Прекратить разговоры о закрытии. Работайте до моего приезда». И мы продолжали трудиться.

Вернувшись из Москвы, Кодене привез деньги на строительство общежития на шестьдесят четыре места. А вскоре туда перевели и саму мастерскую. Это здание, что находится на улице Пионерской, неподалеку от микрорайона Бумагина, давно уже населяют другие фирмы, но горожане до сих пор называют его «старой обувкой».

В 70-х годах руководство страны приняло решение о строительстве трех обувных предприятий на Дальнем Востоке — в Биробиджане, Райчихинске и Уссурийске. Когда в нашем городе начали возводить новую фабрику, на старой продолжали работать, и некоторое время Яков Шнайдерман возглавлял оба предприятия. Любопытно, что здание новой фабрики выросло прямо через дорогу от своей предшественницы.

— Вскоре пришел приказ о моем назначении генеральным директором, — вспоминает он. — Мощность новой фабрики была огромной — четыре миллиона двести тысяч пар обуви в год. Освоить такое производство было крайне трудно. Людей не хватало, в цехах должны были работать около трех тысяч человек. Нам на помощь прислали условно-досрочно освобожденных осужденных. Затем к станкам встали вьетнамки и кореянки. Приезжали сюда и наши соотечественники из разных городов Советского Союза.

Но все равно для освоения мощностей обувной фабрики кадров не хватало. Было принято решение открыть в Биробиджане профессиональное училище для подготовки специалистов, выделить деньги на жилье, на общежитие, чтобы набрать и закрепить людей.

Предложения биробиджанцев, кстати, обсуждались в Москве — на заседании совета министров республики. И через некоторое время в городе действительно построили ГПТУ, общежитие и жилой дом для фабрики на 120 квартир по улице Постышева.

Кто знает, как сложилась бы судьба единственного в области обувного предприятия, если бы не лихие девяностые, когда рухнули «Дальсельмаш», ЗСТ и другие заводы и фабрики страны… Сегодня обувное предприятие Биробиджана уже под другим названием выпускает хорошую продукцию, которая пользуется спросом не только в городе, но и за его пределами. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Выйдя на пенсию, Яков Аронович решил не сидеть без дела и занялся собственным бизнесом — открыл свою хлебопекарню.

— В девяностых годах в Биробиджане работал всего один хлебозавод. Собственную пекарню в городе я организовал одним из первых. Удалось найти хороших специалистов. И вот уже пятнадцать лет мы печем хлеб. И не только — у нас большой ассортимент. Мы первыми начали изготавливать выпечку по традиционным еврейским рецептам. Некоторые из них привозили даже из Израиля. Во всем сегодня мне помогает старший сын.

Частное предприятие работает вполне успешно, и на вопрос, что же главное в любом ремесле, Яков Аронович отвечает — дисциплинированность и ответственность, понимание и знание своего дела.

— Вот поэтому мне было легко работать на обувной фабрике, — делится он. — Я сам изготавливал обувь от начала и до конца. Когда заходил в цех, то недостаток видел сразу, указывал на него и требовал исправить. По хлебопекарному делу сложнее, я всю эту технологию не знал, приходилось много читать. Но все же, теория — это одно, а практика — другое.

Более шестидесяти лет живет Яков Шнайдерман в Биробиджане. Скучает ли по родному Николаеву? Конечно, ведь милые с детства места навсегда остаются в нашей душе. Побывать на своей малой родине Якову Ароновичу довелось лишь однажды.

— Приехал в город, пошел на свою улицу Московскую, дом номер сорок семь, где когда-то проживал. И сердце вдруг сжалось — стоял возле дома и плакал. Соседи выбежали, узнали, стали меня обнимать, целовать. Увиделся там со своими друзьями. И так не хотелось мне тогда уезжать оттуда… Там мои корни. Но все же здесь, в Биробиджане, мой настоящий дом. Здесь я встретил свою любовь, здесь родились мои дети и внуки. Приятно осознавать, что в строительстве нашего города есть и моя лепта, что мои земляки помнят об этом. Судьба привела меня в Биробиджан…


Юлия ВУЛЬФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *