Святая к музыке любовь

Святая к музыке любовь

Олега Черномаза

Каждое утро он спешит на очередную репетицию в село Найфельд, Раздольное или в поселок Теплоозерск. Там его всегда ждут – мотаясь по области, он дарит право на жизнь ни одному музыкальному коллективу из «глубинки». А по вечерам подрабатывает в местных ресторанах и кафе. Уже ночью, когда появляется свободное время, придумывает новые мелодии, подбирает минусовки, ноты и тональности  

У Валентина Ковтуна не было обычного пути музыканта – он не окончил ни музыкальной школы, ни училища или института. Но всю жизнь развивал врожденные способности, самоучкой осваивал игру на баяне, саксофоне, фортепиано. И по сей день остается верен делу всей жизни – музыке.

Родился Валентин в селе Циммермановка Хабаровского края. После рождения сына родители переехали в Чегдомын, где и прошел основной отрезок его жизни. В Биробиджан музыкант приехал в 2000 году, да так и остался здесь.

Отношение к искусству ему передалось, наверное, на генетическом уровне. Отец, виртуозно игравший на баяне, привил сыну любовь к инструменту, к музыке, к душевным, истинно народным песням, звучащим в кругу домашних посиделок. «По диким степям Забайкалья…» – запевал отец, а маленький Валентин обязательно подхватывал. Но ему было мало просто подпевать – порывы души заставляли вновь и вновь тянуться к баяну. Уже к четвертому классу, благодаря подсказкам и помощи умелых баянистов, мальчик смог все-таки приструнить инструмент с «характером», стал играть не хуже своих учителей. 

– Я четко помню, – говорит Валентин, – что, когда был маленьким, в голове у меня, как в реальности, звучала музыка, будто из наушников. Я мог просто сидеть без дела, вокруг – тишина, а я четко слышу какую-нибудь мелодию. Что это было, не понимаю до сих пор. Но сейчас уже подобных чудес со мной не случается.

Окончил школу, овладел искусством игры на саксофоне. Долгие годы служил в армии – в Чегдомыне, на Чукотке, на восточном участке Байкало-Амурской магистрали – участвовал в строительстве железнодорожной ветки. Не обошлось без музыки и там – разучивал с сослуживцами строевые песни, играл в военном оркестре, ездил с концертами по воинским частям. 

После армии Валентин работал в Чегдомыне в детском музыкальном коллективе. Во время одного из конкурсов его приметил преподаватель Хабаровского государственного института культуры. В скромном, но талантливом музыканте он разглядел черты настоящего самородка и позвал к себе. Валентину Ковтуну было уже за сорок, когда он без документов, по-быстрому сдал вступительные экзамены и стал студентом. Но ненадолго. 

– Как легко пришел туда, так же легко и ушел, – вздыхает музыкант. – Еще со школьной скамьи я серьезно был болен музыкой, никогда не видел себя в какой-то другой роли. А тут на меня навалилось обилие точных наук, цифр, каких-то формул. Естественно, моя натура воспротивилась, и я ушел. 

Ему всегда трудно было увлечься чем-то еще, кроме музыкальных инструментов. Так, например, после восьмого класса случай предоставил возможность отучиться на «земную» профессию тракториста-комбайнера. Специальность-то он получил, только применить ее в жизни так и не довелось. Ему за радость растянуть меха баяна, чтоб душа рвалась в пляс, сыграть нежную, проникновенную мелодию на саксофоне – чтоб мурашки по коже. Неважно, где и с кем. С женской ли вокальной группой «Россиянка» в селе Найфельд, где аккомпанирует под народные песни. В мужском ли коллективе «Тэявас Кэтане», с которым выступает в одном из местных ресторанов. Или с музыкальными группами, разбросанными по области, – в селах Птичник, Раздольное и Кирга, поселках Кульдур и Теплоозерск. Для последнего, кстати, он еще и сам пишет песни, тексты которых, по его убеждению, приходят откуда-то свыше. 

– Мне неизвестно, что такое муки творчества, – говорит Валентин. – Я не сижу подолгу над текстом, не ломаю голову над рифмами. Они сами прилетают в мою голову, остается только успеть записать их на бумагу, иначе мысли улетят безвозвратно. Было время, задумывался о создании сборника, но в какой-то момент решил не делать этого. Если песне суждено жить, то она останется в народе и после моего ухода. 

В копилке музыканта уже около 50 песен, в основном народных, лирических, рассказывающих о том, о чем поет сердце, – это откровение, сокровенные чувства и переживания его души. 

Валентин Ковтун пробовал себя во многом, но только музыке остался верен до конца. Так, в плотном графике репетиций и выступлений и проходит жизнь скромного музыканта, доброго и талантливого романтика, в душе которого звучит нескончаемая мелодия.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *