Так хотелось бы побывать в Биробиджане

Так хотелось бы  побывать в Биробиджане

Фото из архива Н.Онищенко ok.ru  

Максим Онищенко, брат геройски погибшего в годы Гражданской войны Николая Онищенко, до конца своей жизни мечтал снова увидеть свою малую родину

В номере от 15 мая этого года в нашей газете был опубликован материал о наших земляках, живших в поселке Бира, – Николае и Максиме Онищенко. Братья, работавшие на железной дороге, после установления советской власти на Дальнем Востоке были организаторами первой комсомольской ячейки в поселке, а когда Биру заняли японцы и белоповстанцы, вели против них подпольную работу, были одними из организаторов партизанского сопротивления.

 

Николай Онищенко и его жена Александра в мае 1919 года были схвачены японцами и приняли от них мученическую смерть. Максим Онищенко поклялся продолжить дело брата и до конца Гражданской войны сражался в рядах партизан и народоармейцев.

 

Семья Онищенко приехала в наши края из Украины в 1907 году. Глава семейства Трофим Онищенко и его сын Николай стали работать на строительстве Амурской железной дороги. Младшему Максиму тогда было всего одиннадцать лет, но через четыре года и он влился в ряды железнодорожников. В 1919 году, когда ему было 23 года, работал  слесарем в локомотивном депо станции Сололи (Облучье). Когда Бира была занята японскими интервентами, вернулся туда для подпольной работы, а после гибели брата и его жены вступил в Кульдурский партизанский отряд и вскоре стал одним из его руководителей.

 

После освобождения Биры Максим Онищенко некоторое время был помощником военного коменданта станции, в 1925 году вступил в партию.

 

В мирной жизни он вернулся к своей профессии, восстанавливал разрушенные войной железные дороги – вначале на Дальнем Востоке, а потом в западных районах страны. Участвовал активно и в строительстве новых дорог – так, дорога от Вязьмы до Брянска была построена под его руководством.

 

Когда началась Великая Отечественная война, Максим Онищенко организовывал бесперебойную работу железнодорожного транспорта в прифронтовой полосе, сам не раз принимал участие в боевых операциях.

 

Вся эта информация хранилась в музее шестой школы Биробиджана, созданном по инициативе ее директора, участницы Великой Отечественной войны Ольги Федоровны Матушевской. Хранились там и письма Максима Трофимовича Онищенко, адресованные школьным краеведам. В 1982 году Ольга Федоровна попросила в память о нем подготовить для газеты публикацию и передала мне в руки несколько писем Максима Онищенко.

Недавно в своем архиве я нашла этот материал, думаю, будет интересно перечитать эти письма, тем более что касаются они нашей области, ее истории.

 

Письмо от 23 апреля 1981 года:

«…Мне в больницу принесли от вас бандероль с книгами «Под алым стягом» Смолякова и «На берегах Биры и Биджана». Сердечно благодарю вас за эти книги, так как все описанные там места для меня близкие, родные. Там я провел детские и юношеские годы, боролся за советскую власть. В Бире обзавелся семьей, в Бире родилась моя старшая дочь.

Все это я пишу, юные друзья, чтобы выразить любовь свою к краю, чтобы вы знали, как дороги для меня Бира, Биробиджан. Так хотелось бы  побывать в Биробиджане, который знал как поселок из нескольких халуп, окруженный болотами, где не только электричества не было, но далеко не в каждом доме была керосиновая лампа.… И вдруг – красавец-город с большим количеством учебных заведений, просветительных учреждений, промышленных предприятий. Но не суждено мне это, видно, увидеть. Болезнь прогрессирует.

За вас, ребята, я очень рад – вы вырастаете достойной сменой старшему поколению. Пишите мне о себе, о школе, о Биробиджане. Сейчас уже и у вас весна. Как там хорошо в эту пору!».  

 

В письме от 28 августа 1981 года Максим Онищенко поздравляет ребят –краеведов с новым учебным годом, а дальше пишет:

«Будущее Дальнего Востока огромно. Особенно после строительства Байкало-Амурской магистрали. Для вас, молодых людей, широкое поле деятельности для применения своих сил и способностей в нашем крае. Нужно только смелее браться за дело, не бояться трудностей и постараться овладеть какой-либо специальностью, которая вам бы нравилась. Я много лет работал на строительстве железных дорог. Начинал я мальчиком-погонщиком лошадей на земляных работах, в том числе и в Бире в 1911 — 1914 гг. А когда стал взрослым и получил образование, был начальником строительства на линии Вязьма – Брянск в 1932 – 1934 годах. Конечно, нынешние условия строительства БАМа с прошлыми не сравнить. Сейчас очень много заботятся о бытовых условиях и питании людей, чтобы строители не чувствовали своей оторванности от жизни. Надо только хорошо и честно работать»….

 

В том же письме Максим Онищенко сообщает, что наконец сбылась его мечта увидеть свою родину если не самому, то глазами детей и внуков. Так летом 1981 года в Биробиджане и Бире побывали по его просьбе дочь Людмила и внук Николай, названный в честь героически погибшего двоюродного деда. В это время Максим Онищенко снова попал в больницу, но восторженный рассказ дочери и внука о родных его краях притупил боль.

 

«Коля бесконечно доволен поездкой, Люся тоже. Принимали их везде очень душевно. Люся и Коля посмотрели в Бире дом, где мы жили, где казнили брата и его жену, убедились, как чтят люди заслуги нашей семьи».

 

А вскоре Ольге Матушевской пришло письмо от дочери Максима Онищенко Людмилы:

«Коля настолько влюбился в ваш край, что он был готов остаться там насовсем. Когда мы приехали, папа лежал в больнице. Коля поехал к нему и во всех подробностях, захлебываясь от восторга, рассказал о поездке, особенно о Биробиджане и Бире, о встречах с замечательными, приветливыми и гостеприимными людьми Дальнего Востока. Эта поездка обогатила его не только впечатлениями о крае, но и духовно»….

Последнее письмо в Биробиджан от Максима Онищенко пришло в декабре 1981 года – короткое, напутственное и, как оказалось, прощальное:

«Очень хочу, чтобы из вашей школы, как и из других, выходили в жизнь самоотверженные, великодушные и благородные люди. Это была бы для нас высшая награда!».

 

Максим Онищенко скончался 25 января 1982 года в Москве, где жил последние годы, ему было 85 лет. И если эту публикацию прочтут его потомки, тот же внук Николай, влюбившийся в Дальний Восток, хотелось бы получить от них весточку на эту публикацию. А заодно узнать, за что Максим Трофимович Онищенко, уже живя в Москве, в 1938 году стал жертвой политических репрессий. Скупую информацию об этом я нашла в Интернете на одном из сайтов.

 

И еще. Когда в «БШ» прислали материал к 100-летию гибели Николая и Александры Онищенко, я решила заглянуть в Энциклопедический словарь ЕАО, чтобы узнать, есть ли там о них хоть скупая информация. Увы. А ведь словарь был выпущен в 1999 году, когда со дня трагедии в Бире прошло 80 лет. Но в то время тему Гражданской войны старались как можно реже затрагивать, а тех, кто героически сражался и погиб за советскую власть, перестали считать героями.

 

Но остались в Бире памятник погибшим землякам и улица, названная их именем. Осталась память, которую не сотрешь, история, которую не перепишешь. А имена Николая и Александры Онищенко будут увековечены в Книге памяти погибших участников Гражданской войны на территории нашей области. Эту Книгу под названием «Вспомним их поименно» готовят к печати краеведы Смидовичского района – спасибо им огромное за это!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *