Тамара РУБЦОВА: Наука – это мой образ жизни

Тамара РУБЦОВА: Наука – это мой образ жизни

Фото Тамары Рубцовой

Женщина-ученый, не понаслышке знающая о растениях нашего края, многие из которых она сама открыла для области.

Путь от простого школьного учителя до заведующей лабораторией, кандидата наук выявил главную черту характера Тамары Александровны — все начатое следует доводить до конца. Заведующая лабораторией региональных биоценологических исследований Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, заместитель директора по науке заповедника “Бастак” и просто любящая мама и бабушка Тамара Александровна Рубцова рассказала о своем становлении как человека науки и о простых житейских радостях в воспитании любимого внука…

 

— Тамара Александровна, что для Вас стало ключевым или поворотным событием при выборе профессии? Когда Вы почувствовали, что биология и география – это, что называется, Ваше?

— Я окончила биробиджанскую школу №4. Моим учителем географии была Раиса Петровна Свердлова, прекрасный педагог. Мне очень нравилось, как она преподает географию, нравились ее уроки, то, как она преподносила материал – просто, доступно, но очень интересно. Познавая этот предмет, я любила в своих представлениях совершать эдакие заочные путешествия по земному шару… Географию я знала довольно хорошо, а вот биологию познавала с меньшим энтузиазмом, что ли…

К тому времени, как я «распробовала» географию как предмет, который мне очень понравился, несколько выпускников нашей школы уже учились в педагогическом институте Комсомольска-на-Амуре на естественно-географическом факультете. Приезжая на каникулы с учебы, они очень хорошо отзывались о вузе, о качестве обучения. И мне тоже захотелось пойти учиться на географический.

— Ваши родители одобрили Ваш выбор?

— Мама хотела, чтобы я была врачом, мечтала о домашнем докторе. Но всё равно я выбрала себе другую стезю. В школьные годы я была довольно-таки активной, деятельной пионеркой и комсомолкой. Эта общественная работа тоже, наверное, отразилась на моем выборе будущей профессии. С первого раза поступила на естественно-географический факультет в вузе Комсомольска-на-Амуре. Потом по окончании института три года работала в сельской школе в селе Полевое и так получилось, что моей основной нагрузкой была как раз-таки биология и немного географии. Поэтому биологию пришлось полностью осваивать по программам для всех классов и практиковать знания в школе.

После трех лет работы в селе переехала в Биробиджан и пошла работать в школу №3. Директором школы тогда стала Серафима Федоровна Коваленко, которая была директором моей родной 4-й школы. В те времена 3-я школа была одной из передовых образцово-показательных школ области. В ней проводилось много открытых уроков и мероприятий, школьники активно участвовали в олимпиадах. Многие из моих учеников занимали призовые места в различных олимпиадах, в том числе и по биологии. Я их возила даже на олимпиады всесоюзного уровня. Мои знания по предмету и методике его преподавания улучшались и процесс преподавания усовершенствовался, я вела в школе различные кружки охраны природы. Старалась быть хорошим и ответственным учителем.

— Что же привело Вас от школьной к научной деятельности?

— В 1991 году мне позвонила в школу заведующая кафедрой естествознания нашего в ту пору недавно образованного биробиджанского государственного педагогического института (ныне ПГУ имени Шолом-Алейхема) Екатерина Борисовна Прохорова и пригласила меня на работу в пединститут на эту кафедру преподавать ботанику, зоологию с основами экологии.

Естественно, для меня это было совершенно неожиданно, я не была к этому готова. Считала, что эта работа для избранных, она сложная. Признаюсь, тогда я себя недооценивала и считала, что не доросла до этой должности. Но все же после долгих раздумий согласилась.

В институте, кроме лекций и семинаров в аудиториях, нужно было проводить практические лабораторные занятия и, самое главное, были еще и полевые практики — в природе, на свежем воздухе. Естественно, нужно было ко всему этому тщательно готовиться. При этом всю методику и практику нужно было разрабатывать практически с нуля, потому что никаких наработок этих занятий на моей кафедре не было.

В связи с этим еще до начала сентябрьских занятий мы с Екатериной Борисовной начали активно экскурсировать по природе вокруг нашего Биробиджана. Устраивали целые вылазки, походы, порой неблизкие, для того, чтобы узнать и закрепить информацию о растениях в первую очередь и животных, которые встречаются в окрестностях областного центра. Я делала гербарии, по всем правилам сушила растения, учила названия растений, в то время я их знала недостаточно. И так постепенно пополняла запас своих знаний о растениях, разрабатывала лекции и лабораторные занятия. Первые полевые практики со студентами прошли очень неплохо. Я вообще не ставила себе в привычку проводить занятия только в школьном классе, по книжкам, я всегда старалась разнообразить, сделать динамичнее уроки в школе, дать детям больше практики, знаний, что называется, добытых собственными руками и делами… В вузе мне пришлось тоже использовать различные методы, вовлекая слушателей и студентов в этот образовательный процесс. Таким образом началась моя новая работа в институте.

Но она предполагает повышение квалификации. Одним из способов является подготовка и защита кандидатской диссертации. И вот спустя три года моей работы первый ректор — основатель института Анатолий Александрович Сурнин – предложил мне поступить в аспирантуру в ИКАРПе по специальности «Ботаника» и начать выполнять диссертационное исследование.

— И так Вы стали аспиранткой и молодым специалистом-исследователем?

— Это следующий — совсем новый этап, который требовал нового ритма моей жизни. Потому что диссертационное исследование требует навыков, связанных с четким пониманием целей и задач исследования, умения самостоятельно проводить эти исследования, организовать этот процесс, работать с научной литературой и с тем наглядным материалом, который нужно было собирать. Естественно, до этого я подобного не делала, это было для меня новое. Было очень сложно. Моим руководителем была доктор биологических наук Галина Андреевна Белая, которая заведовала в ИКАРПе лабораторией и специализировалась на экологии растений в большей степени, чем на самой флористике. Тема моей диссертации звучала так: «Флора Малого Хингана и ее сохранение». Малый Хинган – это горы с большим разнообразием растительности, очень интересная природная часть нашей области. Так что, сами понимаете, работа предстояла очень трудная. Нужно было делать в ней шаг за шагом и не останавливаться. Благо этому помогали студенты пединститута и экологи Облученского района.

 — В общем, Вам предстояла колоссальная работа уже на собственной научной полевой практике?

— Можно и так сказать. Если мы говорим о флоре Малого Хингана, то это — совокупность видов растений, которые произрастают на той или иной территории. Поэтому по максимуму нужно было выявить все растения, которые там произрастают. А для этого нужно организовать экспедиции и полевые работы, сбор ботанического материала, высушить и сохранить его, сделать качественный гербарий по всем научным правилам. Определить виды растений, внести информацию в базу данных…

Никаких компьютеров и подобных технологий еще и в помине не было, все приходилось делать вручную! Я все сведения записывала на картонные карточки библиотечного формата и в длинную коробочку складывала, систематизировала все названия растений по алфавиту. Самое главное — нелегко было определять растения. Если нет своего опыта работы, то это сложно сделать. Поэтому нужно было использовать опыт ученых специалистов, и мне многократно приходилось ездить во Владивосток в ботанический сад и во многие научные заведения, где я работала не только с научной литературой, но и с гербариями. Образцы нужно было правильно систематизировать, определить современные названия, которые со временем могут меняться. Мне приходилось работать с литературой даже XIX века, видеть гербарии, которые хранятся в Санкт-Петербурге в Ботаническом институте им. В.Л. Комаровского. И все эти важные материалы приходилось конспектировать, обрабатывать, дописывать, общаться с коллегами. И очень много ездить в экспедиции по области, снова работать в полевых условиях…

— А как дочь отнеслась к Вашему новому ритму жизни? Ведь он явно требовал проводить много времени вне дома…

— На тот момент моя дочь Людмила была студенткой первого курса нашего педагогического вуза. Правда, она, в отличие от меня, выбрала другой путь – училась на факультете иностранных языков. Но, видя важность моей работы, все эти четыре года помогала мне, выезжала со мной практически во все экспедиции. А дома помогала сушить растения, делать гербарии. То есть в этом плане дочка была моей большой помощницей, за что я ей очень благодарна.

— При всех этих трудностях Вы ведь не бросили писать свой научный труд, а сумели довести дело до конца и сделали даже больше…

— Руки я не опускала и дописала работу. На основании моих исследований уже был утвержден перечень из девяти памятников природы областного значения, именно ботанически и биологически ориентированных на охрану редких видов растений.

В то время начался новый поворот в моей деятельности. Дело в том, что мой научный руководитель уехала жить в Оренбург. Это сейчас легко выслать по электронной почте письмо и ждать ответа, множество интернет-приспособлений для мгновенной связи или переписки. А в те годы мне приходилось почтой отсылать бумажную напечатанную работу и долго ждать ответа, по два месяца и более. Получала обратно свою работу, вносила туда правки и снова по той же схеме отправляла обратно…

И именно в этот момент меня стали одолевать от усталости сомнения: нужно доводить работу до конца или оставить и дальше не продолжать? И тогда же прежний директор ИКАРПа Анатолий Врублевский приглашает меня на должность исполняющей обязанности заведующей лабораторией флоры и фауны. А это предложение – тоже не из простых для решения! Ведь я же еще была аспиранткой, хотя уже почти окончила учебу… Я решила перейти на основную работу в ИКАРП на должность исполняющей обязанности завлабораторией, но меня попросили, чтобы я осталась на работе по совместительству и в пединституте. Я согласилась. В июле 2000 года я защитила диссертацию. Вот такой отрезок времени в шесть лет понадобился мне для этого.

И это оказалось не точкой в истории моего многолетнего труда, а многоточием. Это была лишь ступенька в научной работе, которую нужно дальше совершенствовать, развивать и продолжать. И шаг за шагом идти вперёд.

— Все это показывает Вас как человека стойкого характера, не каждый доведет такое масштабное дело до конца. Откуда у Вас такая сила духа?

— У меня в характере всегда такое было. Если сказал «а», надо говорить и «б». Начала работу, её бросать тогда нежелательно, это не есть хорошо. Нужно любую работу доводить до логического завершения — я этому простому, но и сложному принципу следовала всегда. Я же говорила – еще со школы чувствовала себя очень ответственной ученицей. Наверное, это у меня от родителей. Мама и папа были очень ответственными и обязательными людьми. Я видела, как они относились к своим рабочим и общественным обязанностям, с каким усердием. Да и время было такое, советское, еще коммунистически одухотворенное. Родители и научили меня, что сложности нужно преодолевать и находить выход, а не искать причины для того, чтобы отступить и что-то не делать.

— Можно сказать, что наука приносит Вам не только профессиональное, но и жизненное удовлетворение?

— В науке самое главное — это интерес. Очень важно испытывать удовлетворение от результатов своей работы. Должно быть приятно от того, чем ты занимаешься… Мною и моими коллегами было найдено более 150 новых для области видов растений! Причем были и такие, которые никто не находил не только в ЕАО, но во всем Приамурье!

И вот когда находишь такой вид, определяешь его и узнаешь, что это флористическая находка, то не только пишешь об этом статьи, но и приходишь в определенный восторг. И это всегда приятно. Потом эти результаты использовались для ревизии краснокнижных видов растений. Сейчас мной в общей сложности опубликовано более 160 различных научных публикаций, в том числе вышло и несколько монографий. Первая монография по моей диссертационной работе «Флора Малого Хингана» стала своего рода наглядным пособием для студентов. А в 2017 году вышла моя монография «Флора Еврейской автономной области», и именно она стала результатом моей деятельности за все эти годы, начиная с первого дня диссертационной работы.

— Вас ведь знают еще и как сотрудника нашего заповедника «Бастак»…

— «Бастак», если можно так сказать, составил мой треугольник научной деятельности, став третьим местом работы. В 2000 году меня пригласили работать туда в сфере науки, и уже через два года я стала занимать должность заместителя директора заповедника по науке. Так получилось, что с 2000 года я работала на трех работах. Конечно, это очень сложно и ритм жизни очень активный и интенсивный, но опять же – мы не ищем легких путей…

Но, как бы ни нравились мне мои работы, физически это все же очень сложно. В таком напряженном ритме я проработала до 2011 года. Спасало то, что все мои места работы оказались взаимосвязаны друг с другом. Все, что узнавала в процессе полевых работ в ИКАРПе, я использовала в преподавательской деятельности со студентами. Всегда появлялись активные студенты, которые хотели ездить с нами в экспедиции и работать в лаборатории. Затем в заповеднике я применяла знания, которые получила на территории всей нашей области.

А в 2011 году, когда у моей дочери родился сын Никита, я приняла решение оставить преподавательскую работу в институте. И стала считать своей самой лучшей работой наряду с двумя другими оставшимися — это стараться быть хорошей бабушкой.

— Наверное, и в Вашем общении с внуком проскальзывает тема природы, любви к ней?

— Безусловно. Никите нравится слушать мои рассказы. Вдохновляется так, что собирается пойти со мной в экспедицию (смеется). Конечно, Никита пока маловат для таких походов. Но он уже готовит себе рюкзак, необходимое оборудование, серьезно подходит к делу. Пока на этом этапе я знакомлю его с деревьями, кустарниками, которые растут у нас в городе. У него есть моя книга, которая называется «Дендрофлора Еврейской автономной области». И он говорит: «Бабуля, я читал всю твою книгу». В его-то возрасте читать про кустарники, ему ведь надо сказки читать… Когда мы гуляем по городу, я ему показываю городские растения, Никита все запоминает и хорошо ориентируется в них. Недавно ему дали домашнее задание подготовить рассказ о каком-нибудь растении. Он выбрал лотос Комарова. И кому, как не бабушке, ему в этом помочь? У меня есть и множество фотографий, и коробочки лотосов с плодами-орешками, привезенные из полевых поездок, и, естественно, я все подробно ему рассказала об этом растении.

Учу внука наблюдать за состоянием природы в городе. Наблюдаем за состоянием деревьев, есть ли погибшие или больные среди них. Два года назад мы как-то купили с Никитой красный скотч и все неблагополучные деревья, которые нуждаются в сносе, метили этим скотчем.

Никита, как все дети, проявляет огромный интерес к природе не только в городе, но и во время наших совместных путешествий, поездок в отпуск, на море. Сейчас он школьник, и по мере взросления его интерес, думаю, будет только расти. Вполне возможно, что он все-таки отправится с бабушкой в экспедицию!

— Как у любителя флоры и фауны, у Вас, наверняка, живут дома комнатные растения?

— Дома у меня не сад, вопреки, казалось бы, выбранной мною ботанической стезе (смеется). Но у меня есть несколько комнатных растений, и я им уделяю достаточно внимания. Одно время даже цвел и плодоносил кофе. Есть такой цветок – кампанула, в народе его называют «жених и невеста», он мне очень нравится за сочетание синих и белых цветков. Орхидеи у меня цветут периодически. И у нас с Никитой сейчас совместный труд по уходу за растениями: он помогает мне их пересаживать и ухаживать за ними. А возле своего дома они с дочерью провели эксперимент — высадили ясень пенсильванский, который я привезла из Благовещенска. Это новый вид растений для нашей области, будем все вместе наблюдать, как он приживется на нашей земле.

— Если бы в Вашей жизни не было науки, чем бы Вы тогда занимались?

— Я бы, наверное, так в школе и осталась преподавать. Потому что это то, что мне нравится – доносить свои знания до молодежи. И сейчас, работая в институте, мы встречаемся со школьниками и проводим дни открытых лабораторий. Провожу с ними занятия, беседы, заочные экскурсии, показываю презентации. Все-таки в душе я педагог.

— По прошествии стольких лет в науке можете сказать, что она для Вас?

— Наука — это мой образ жизни, ни больше ни меньше. Иначе в ней не состояться. Если ты, научный сотрудник, будешь приходить на работу и думать об окончании рабочего дня, то ты точно не в науке и не учёный. Любимым делом нужно жить, дышать, радеть за него и болеть им, иначе толку не будет. И самое главное – нужно чувствовать, что это приносит тебе жизненную радость, а людям — пользу.

— Вы думали уехать из города жить в другое место?

— Я родилась в Биробиджане, это мой родной город. Мне трудно представить другое место в стране, мире, где бы мне жилось так же комфортно или лучше. Уезжала я из Биробиджана только на учёбу после окончания школы. И три года, когда работала по распределению в сельской школе, я всегда приезжала в город в гости.

Забавный факт – я всю жизнь провела рядом с растениями, знаю, что где растет, как цветет и так далее, и ситуацию с зеленым нарядом в городе я определяю на раз. Не мной было сказано, что неозелененный город – мертвый город. Здоровые городские деревья, кустарники – это легкие любого большого людского поселения, это природная система очистки воздуха и не только. Я отмечаю, в каком экологическом состоянии находятся наши деревья. И это для меня самой сейчас большая проблема: как сохранить наш город зеленым и экологически чистым? Хотелось, чтобы было как можно больше людей, которые были бы неравнодушны и любили свой город, особенно среди власть предержащих. Иногда возникает разочарование, какая-то безысходность и желание опустить руки, особенно когда сталкиваешься с пустыми обещаниями чиновников, вечными проблемами по благоустройству города, когда к тебе как специалисту не желают прислушиваться…  А потом у меня включается тот же самый принцип: сказала «а» — скажи и «б». И тогда берешь себя в руки и продолжаешь работать. Ведь это мой город, и я не могу не переживать за него.


Беседовала Лилиана Карасева  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *