Таёжный стрелок

Таёжный стрелок

Анатолия КЛИМЕНКОВА

Однажды Пётр Швецов взял живьём японского смертника, который, дабы не попасть в плен, сунул себе гранату под мышку

Весть о вероломном нападении фашистской Германии на СССР с небольшой задержкой дошла до отдалённого района им. Полины Осипенко на Нижнем Амуре и до  таёжного Кербинского прииска, где проживала и работала семья Швецовых.  Родных и близких Петра Швецова вскоре призвали в армию. Старший брат Григорий Швецов погиб при защите Москвы. Петра Швецова призвали в армию только в  мае 1943 года и зачислили в состав 157-го  запасного стрелкового полка, который дислоцировался в Приморском крае.

Снайпер с… сорокапяткой

Красная Армия к той поре окрепла. Молодых солдат уже не бросали сразу на фронт «затыкать дыры». Каждый день с утра до вечера шло обучение призывников: строевая подготовка, изучение оружия, стрельбы, через месяц Пётр получил армейскую специальность пулеметчика. Из подготовленных бойцов постоянно формировались подразделения и отправлялись на Западный фронт.

Однажды отделение, в котором  служил Петр Швецов, обратилось к командиру полка с вопросом: «Когда нас пошлют на фронт? Так и война закончится».

Комполка на это ответил:  «Ваше время еще не пришло, а повоевать за Родину никогда не поздно».

И вот в ноябре 1943 года Петра Швецова переводят в 631-й отдельный стрелковый полк. О прибытии туда Пётр Денисович вспоминает так:

— Однажды полк был выстроен на плацу и офицер Анатолий Похилько обратился к бойцам:  «Кто из вас занимался охотничьим промыслом, хорошо ориентируется в тайге и метко стреляет – шаг вперед».  Я и ещё несколько человек сделали такой шаг, в том числе один охотник-нанаец – Бельды.

Так Пётр Швецов попал в разведроту разведчиком. И снова обучение новому делу.  Совершенствовал умение владеть техникой ориентации,  выслеживанию цели, приемам рукопашной.  Разведроту  придали взводу противотанковых орудий и Петра Швецова включили в состав орудийного расчета. И вновь учёба — теперь стрельбе из орудия на Барановском полигоне в Приморье.  Новому боевому мастерству учился  он старательно, а затем (во время боёв с японцами) пришлось стать командиром пушки-сорокапятки. 

9 августа 1945 года СССР объявил войну милитаристской Японии. Квантунская армия Японии на тот момент насчитывала около 700 тыс. человек. На ряде участков на границе с СССР противник успел создать мощные укрепления, в том числе внутри сопок, в несколько этажей. Самолеты не могли разбомбить такие укрепления.

— Мы подтаскивали пушки к укреплениям буквально  на сотню-полторы метров, несмотря на непрерывный пулеметный огонь, и били по амбразурам, пока пулеметы врага не замолкали, — вспоминает  Петр  Денисович. Вот такая вышла «снайперская стрельба».

49Вначале наши войска двигались с боями по территории Маньчжурии, затем переместились на территорию Кореи. Японцы бешено сопротивлялись, но остановить наступательный порыв Советской Армии им было не под силу.

— Был такой случай, — рассказывает Петр Денисович. — На одном из перевалов засел японский снайпер и отстреливал офицеров. Я получил задание уничтожить снайпера-японца, а если можно – взять живым. Я за старшего и еще два солдата-таёжника пробрались на перевал, где засел смертник. Выскочив из укрытия, я дал очередь из автомата. У японца выпала из рук винтовка. Один солдат из моей группы сзади в кольцо обхватил самурая, но тот успел сунуть себе под мышку гранату! Но граната не сработала. Когда потом эту же гранату бросили с обрыва, то она взорвалась! Мы все были на волосок от гибели. Выходит, и сами спаслись, и японца того спасли. Потом48пленного доставили в часть.

Сейчас почему-то думается: как жил, что думал потом тот пленный-смертник? Ведь, рискуя собой, в той короткой схватке наши солдаты спасли жизнь не только своим товарищам от пули японского снайпера, но и своими «железными объятиями» наш безвестный солдат спас жизнь этого фанатика…

С боями 405-й стрелковый полк дошел до корейского порта  Единпо. Это была та самая 38-я разделительная параллель между Северной и Южной Кореей, которая ещё станет кровавой чертой, разделившей страну…

Всего прослужил Пётр Денисович в составе 178-го стрелкового полка пять лет, будучи уволен в запас в феврале 1947 года.

Вернулся Петр Денисович в свой родной район им. Полины Осипенко на Кербинский прииск. Начинал свою трудовую деятельность Петр Денисович еще до службы в Советской Армии токарем, слесарем на руднике Афанасьевский треста «Приморзолото». Поступил на рудник Афанасьевский токарем, затем его перевели в нормировщики. Затем Пётр Швецов поступил в Комсомольский горный техникум, окончил его. В 1969 году был назначен начальником отдела труда и зарплаты  Кербинского прииска и работал в этой должности по 1985 год. При этом проводил большую общественную работу: сотрудничал с местными и краевыми газетами, фотографировал передовиков 50производства, помещал их фотографии в музее, на Досках почета. Сам он за добросовестную работу награжден  25-ю Почётными грамотами треста «Приморзолото»,  множеством благодарностей и денежными премиями.

Пётр Денисович и его супруга Мария Николаевна вырастили трёх замечательных дочек. Все они получили высшее образование. У ветерана две внучки и внук. Внучка —  экономист, внук окончил Военно-медицинскую  академию им. С.М.Кирова в Санкт-Петербурге, работает военным хирургом. А Пётр Денисович работает на своей даче, участвует в работе городского Совета ветеранов войны и труда. Вот такой неугомонный, с целью в жизни таёжный снайпер.

Фото из семейного архива Швецовых

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *