Теракты, произошедшие с 7 по 9 января в Париже, заставили содрогнуться от ужаса весь мир

Это, собственно, и есть цель террора – посеять у людей страх, запугать, повлиять на общественное сознание

Первая реакция на случившееся во Франции – шок, боль. Сочувствие, сопереживание семьям всех погибших. Недоумение, негодование по поводу действий преступников. Смерть – это действительно очень страшно. Смерть – это смерть. 

Но вместе с тем мое личное сознание, зародившееся еще во времена Советского Союза, который, как ни крути, был для нас «дружбы народов надежным оплотом», упорно не желает переваривать случившееся. И такое с ним случается всякий раз, когда включаю телевизор, открываю газету или новостную страницу в Интернете, а оттуда льется безжалостный поток кровавых слов – о новых жертвах, убитых детях, расстрелянных стариках, казненных заложниках. 

Нет, наивность присуща мне лишь отчасти, и я прекрасно понимаю, что злу примерно столько же лет, сколько человечеству, что мирного времени за весь период существования рода людского мы насчитаем не так уж много – хоть древность копни, хоть средневековье, хоть ближайшие столетия… Лучше не копать… 

Когда я была маленькой, и учительница начальных классов рассказывала нам о Великой Отечественной войне, детское сознание рисовало примитивную картинку: поле, разделенное пополам четкой полосой, по эту сторону героические наши с красными звездочками на пилотках, по другую – ненавистные фашисты в рубашках с закатанными по локоть рукавами и шмайсерами наперевес. Все было понятно – наши хорошие, Родину защищают, а фашисты – очень плохие, настоящие нелюди, пришли нас захватить. И вот наши, Красная армия, которая всех сильней, врага победила. И сражались в этой Красной армии, подчеркивала учительница, люди разных национальностей, которые «за общее дело», «до последнего вздоха» и «до последней капли крови». Вот эту кровь я могу понять. А ту, что проливается сегодня, – почему? За что? 

Происходит очередное трагическое событие, и дальше все, как по схеме: ажиотаж в СМИ и масса комментариев – кто во что горазд, благо, что за псевдонимами можно укрыться. Так и на этот раз. Одни твердят о свободе слова и едва ли не канонизируют журналистов «Шарли Эбдо», другие не скрывают злобы, мол, поделом. Третьи говорят: да, журнал острый, сатирический, часто задевал чувства верующих всех конфессий, что плохо, но это не повод убивать, не повод пускать в ход оружие против пера и карандаша. 

И следом еще одно потрясение – захват заложников в кошерном супермаркете. Четверо погибших. Этих за что? Не писали, не рисовали, не высмеивали. А погибшие полицейские? А люди, случайно оказавшиеся в редакции «Шарли Эбдо»?  

«Je suis Charlie» («Я – Шарли») – плакаты с такой надписью можно было видеть в руках людей, вышедших в эти дни на протестные акции во Франции. «Je suis Yohan» («Я – Йохан») – такую надпись поместила на своей страничке в Фейсбуке Шарон Себ, невеста 22-летнего Йохана Коэна, погибшего в теракте 9 января. 

Йохан около года работал в кошерном супермаркете Парижа, чтобы накопить денег на свадьбу с любимой девушкой. Этой светлой мечте не суждено было осуществиться.

«Что мне делать без тебя? Как мне жить без тебя? Почему ты? – пишет в Фейсбуке Шарон Себ. – Моя жизнь рухнула без тебя. У меня теперь ничего не получится. Мне нужен ты. У нас было столько планов. Я никогда не забуду то время, что мы провели вместе. Я буду предана тебе до последнего вздоха. Я так сильно тебя люблю».

Сын Биньямина Хаттаба, раввина еврейской общины Туниса, Йоав Хаттаб, 21 год, погибший в теракте, буквально в минувшую среду вернулся из поездки в Израиль в рамках программы «Таглит». 

От рук джихадиста-антисемита погиб Филипп Брахам, 40 лет, добрый, отзывчивый человек, был учителем, жил со своей женой Валерией и тремя детьми в тихом городке Л’Э-ле-Роз.

Еще одна жертва теракта в кошерном супермаркете – Франсуа Мишель-Саада, 60 лет.

Среди тех, кого удерживал в магазине Амеди Кулибали, да будет стерто из памяти его имя, был трехлетний малыш. Он, конечно, не понимал сути происходившего, но, плача от испуга, показал пальчиком на бандита и сказал отцу: «Он плохой человек». 

«Все понял, понял все малютка», – написал о другом мальчике в 1943 году татарский советский поэт Муса Джалиль.

В нашем детстве, когда крошка-сын приходил к отцу и спрашивал, «что такое хорошо и что такое плохо?», легко было ответить на этот вопрос. А как сейчас отличить плохих людей от хороших? Смотришь на фото братьев Куаши, Кулибали – с виду обычные люди. В какой момент и почему они решили взять в руки оружие и отнять у человека самое ценное – его жизнь, жизнь чьего-то сына, мужа, отца, матери? Чем утолить боль тех, кто потерял в эти дни своих родных? Семнадцать человек погибло, одиннадцать ранено, из них пятеро – до сих пор в тяжелом состоянии.

Отец трехлетнего малыша, о котором шла речь выше, Майкл Б., как он пожелал назваться, рассказал о драматических событиях газете «The Daily mail»: 

– Я направлялся к кассе, когда услышал громкий хлопок. Сначала подумал, что это фейерверк, но когда повернулся, увидел, что это стреляет темнокожий мужчина, вооруженный двумя автоматами Калашникова. И я сразу понял, что происходит.

Я схватил сынишку, и мы побежали в конец торгового зала. Там вместе с остальными покупателями по винтовой лестнице устремились в подвал. Мы все забились в одно из двух холодильных помещений – дверь не закрывалась. Мы были ужасно напуганы.

Через пять минут убийца послал к нам сотрудницу магазина. Она сказала, что нам необходимо подняться, иначе нас всех убьют. Я отказался идти. Мой сын плакал. Через несколько минут сотрудница магазина вернулась с тем же посланием. На этот раз я решил подняться. Наверху я увидел мужчину, умирающего в луже крови. Террорист представился, он был удивительно спокоен: «Меня зовут Амеди Кулибали, я мусульманин, выходец из Мали. Я гражданин исламского государства». 

Это был плохой человек.

Героический поступок совершил в этот день 24-летний служащий супермаркета Лассана Батили, мусульманин, эмигрант из Мали и просто хороший человек. Рискуя собственной жизнью, он защитил от исламистского фанатика шестерых еврейских заложников, спрятав их в одном из помещений магазина. В жизни всегда есть место подвигу. Теперь Лассану сравнивают с Оскаром Шиндлером, спасшим от смерти в годы Второй мировой войны 1 200 евреев.

Имам парижского пригорода Дранси Ассан Шальгуми, известный своим стремлением к межконфессиональному диалогу, вместе с группой мусульман и в сопровождении местного раввина пришел к месту трагедии, чтобы почтить память погибших. Имам назвал террористов, ответственных за злодеяния, «преступниками и варварами, не имеющими ничего общего с исламом». Этот хороший человек за дружбу с еврейскими общинами Франции не раз получал в свой адрес угрозы, а однажды даже подвергся нападению.

После того как группа мусульман совершила возложение цветов к зданию кошерного магазина, толпа людей, включающая христиан, евреев, мусульман, начала скандировать: «Tous ensemble» («все вместе»). Беда сплотила жителей Франции.

Свой скорбный список мест, где были совершены теракты, есть в каждой стране мира. Ужас ситуации в том, что он может пополниться в любое время. Рассуждая о терроре последних лет, можно заметить, что он становится семейным явлением – братья Царнаевы, братья Куаши, Кулибали и его гражданская жена, предполагаемая участница теракта в супермаркете и самая разыскиваемая сейчас женщина Франции…

Специалисты говорят, что причины терроризма столь многообразны, что противостоять этому злу крайне сложно, и надо быть законченным романтиком, чтобы свято верить в мир, свободный от расовой и религиозной ненависти. Но, может, мы все-таки попытаемся – все вместе?

КОММЕНТАРИИ ПО ПОВОДУ:

Управляющий Биробиджанской епархией Русской православной церкви архиепископ Биробиджанский и Кульдурский Иосиф:

– Трагические события в Париже вновь и вновь свидетельствуют о том, что доведенная на Западе до абсурда борьба за так называемые права и свободы зашла в тупик.

Сегодня Западу уместно обратиться к опыту России. После кощунственной выходки Pussy Riot в Храме Христа Спасителя к ним никто не принял никаких противоправных действий, но реакция общества была столь мощной, что был принят специальный Федеральный закон об оскорблении чувств верующих.

Жизнь – это бесценный дар Божий. И никто не вправе отнять ее у человека, ведь Бог ожидает покаяния грешника, и одному Ему известными путями ведет его к обращению.

Вместе с тем, проявление кощунства не имеет никакого отношения к праву на свободу слова. Любые «свободы» должны заканчиваться там, где вызывают боль ближнего.

Председатель Биробиджанской еврейской религиозной общины «Фрейд» Роман Ледер:

– С седьмого по девятое января во Франции прошла серия терактов, совершенных представителями мусульманских государств. Теоретически это могло случиться в любой стране мира. Опасность состоит в том, что очень трудно отследить действия террористов. Хочется выразить огромный гнев по поводу этих бесчеловечных преступлений, а также искренние соболезнования семьям погибших.

Во время нападения на редакцию были убиты люди далеко не молодые. В кошерном магазине жертвами террориста стали четыре человека, двое из них – совсем еще дети, парням было чуть за двадцать лет. Бандиты знали, что расстреливали абсолютно беззащитных людей. 

Во многих городах Франции и других стран мира прошли протестные акции по поводу этих трагических событий. В «Национальном марше» в Париже приняло участие около полутора миллиона человек. Сейчас очень важно, чтобы эти акции не вылились в волну ненависти против мусульман. У бандитизма, я бы сказал, у фашизма нет национальности. Не дай Бог, чтобы эти события сформировали у людей неправильное отношение к мусульманам. Необходимо укрепить в сознании мысль о том, что расовой, религиозной и другим формам ненависти нет места в этом мире. 

Раввин ЕАО Элиягу Рисс:

– К сожалению, в очередной раз приходится слышать о том, что от рук террористов погибли люди. Каждый раз, когда происходит что-либо подобное, желая вечной памяти погибшим, мы должны вновь и вновь задумываться о происходящем вокруг.  Возможно, ради мира не стоит быть готовым на все. Или же, возможно, стоит уметь вовремя принимать непростые решения, от которых зависит наше будущее, жизнь наших потомков. 

Подготовила Елена Сарашевская

В публикации использована информация The Daily mail online. 

Перевод с английского Елены Сарашевской.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *