Только слезами горю не поможешь

Семье погибшего на вахте родственника удалось отсудить у рыболовной компании компенсацию морального вреда в размере трех миллионов рублей

В двенадцатом часу ночи на домашний телефон семьи Петровских  позвонили и сообщили, что лодка, на которой рыбачил их единственный сын, муж, отец, перевернулась. Двух человек смогли  спасти, а вот Владимира не нашли… После этого с Петровскими больше никто не связывался и даже представители рыболовного предприятия не сочли нужным как-то внятно объясниться и тем более признать свою причастность к этой ужасной трагедии. 

Что пережили родные погибшего – его старая мать-инвалид, жена и дочь, — привыкшие к теплым, доверительным отношениям? Мать перенесла инфаркт, дочь долгое время наблюдалась у психотерапевта. Владимир был их единственной моральной поддержкой и кормильцем семьи, большую часть забот о домашнем хозяйстве он брал на себя. И на трехмесячную вахту в Чумикан согласился поехать лишь затем, чтобы досрочно погасить кредит. Деньги нужны были Петровским на срочные нужды. Перенести горе сложно еще и потому, что тело так и не нашли, похорон не было. В судебном порядке Владимира признали умершим, однако возбудить уголовное дело не удалось из-за отсутствия состава преступления. Представители ООО «Т.», с которым Петровский заключил трудовой договор, от ответственности пытались уйти, ссылаясь на то, что Владимир погиб в нерабочее время.  

Подробности трагедии стали известны в суде, куда семья обратилась с требованием взыскать с ООО «Т.» компенсацию морального вреда. 

Владимир Петровский трудился на базе в заливе Николай I Тугуро-Чумиканского района Хабаровского края. Здесь расположены старательские артели, которые занимаются ловлей рыбы и ее переработкой. Договор с руководством ООО «Т.» предусматривал 40-часовую рабочую неделю, трудовой график не был установлен, так как все зависело от хода рыбы. 

Судебное разбирательство проходило без участия ответчика  — на вызов в суд он никак не отреагировал. 

Как рассказал товарищ Владимира и основной свидетель его гибели, в то июльское раннее утро на базе Владимир проснулся первым. Он пошел ставить чай, но сразу вернулся и сказал, что утонула их лодка – ночью шел сильный дождь. Рыбаки пошли посмотреть, что случилось, но когда возвращались по берегу реки обратно, вода стала быстро подниматься и сбила их с ног. Петровского сразу смыло течением. Свидетель поплыл следом, но вскоре замерз и вернулся на берег. Однако искать Владимира не перестали. Приехали сотрудники ООО «Т.», звонили в полицию, но на базе из представителей закона так никто и не появился. Поздно вечером свидетель позвонил семье погибшего. 

Добиться справедливости потерпевшим оказалось нелегко потому, что безвестное исчезновение Петровского произошло в период междусменного отдыха, он действовал по собственной инициативе, и потому его гибель с производством никак якобы не связана. На этом и было основано постановление следователя, отказавшего в возбуждении уголовного дела. Однако суд отнесся к этому выводу критически: следствием не учтены положения трудового законодательства, регулирующего правоотношения при работе вахтовым методом. Несчастный случай произошел на территории рабочего поселка, принадлежащего ответчику, а, значит, связан с производством. Нельзя отрицать факт наличия между  ООО «Т.» и  Владимиром Петровским трудовых отношений и того, что последний исполнял свои рабочие обязанности. Таким образом, ответчик обязан возместить вред, причиненный в результате гибели Петровского.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел обстоятельства, при которых погиб человек, страдания, перенесенные близкими погибшего, невозможность похоронить его. Решение Биробиджанского районного суда – взыскать с ООО «Т.» компенсацию морального вреда в пользу матери, жены и дочери погибшего в размере трех миллионов рублей. 

Решение суда не было обжаловано и  вступило в законную силу. 

Фамилия пострадавших изменена. 


 

Пресс-служба суда ЕАО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *