Трагедия 12 августа 52-го

Трагедия 12 августа 52-го - Ицик Фефер делится впечатлениями об Америке. Слева направо: Шмуэл Галкин, Лейб Квитко, Шахно Эпштейн, Давид Бергельсон

Ицик Фефер делится впечатлениями об Америке. Слева направо: Шмуэл Галкин, Лейб Квитко, Шахно Эпштейн, Давид Бергельсон

Август — месяц траура для еврейской литературы. 12 августа 1952 года сталинские палачи расстреляли лучших мастеров еврейской литературы.

Этот акт преследовал цель перерубить живительный нерв еврейской литературы в СССР. К тому времени уже и так список безвинных жертв был столь велик, что, казалось, советским евреям как народу вынесен смертный приговор…

Зиси Вейцман, еврейский поэт, Беэр-Шева

12 августа прогремели выстрелы, оборвавшие жизни выдающихся деятелей еврейской культуры Льва Квитко, Переца Маркиша, Давида Бергельсона, Ицика Фефера, Давида Гофштейна и других замечательных людей, 13 человек, обвиненных в антисоветской, буржуазно-националистической деятельности и шпионаже по делу Еврейского Антифашистского Комитета. Всего жертвами репрессий по этому делу стали свыше ста человек. Трудно оценить урон, нанесенный еврейской культуре. Последствия этого злодеяния тоталитарного режима ощущаются до сих пор, больно отзываются в сердце каждого из нас.

Образование Государства Израиль в 1948 году вызвало у советских евреев радость, тем более что сразу же после этого были установлены дипломатические отношения между СССР и Израилем. Когда первый посол Израиля Голда Меир (1898-1978) прибыла в Москву, еврейское население столицы оказало ей самый восторженный прием. Однако эти настроения не вызывали одобрения советского руководства. В политической линии страны после войны стали намечаться откровенно антисемитские тенденции, которые последовательно возрастали вплоть до смерти И. Сталина в 1953 году. Евреев клеймили как «безродных космополитов», лишенных всяких корней, пренебрегающих русской культурой чужаков, поклоняющихся западному, капиталистическому образу жизни, опасных для благополучия и единства советской родины.

Во время этой кампании были закрыты единственная в Москве еврейская газета, единственное издательство «Дер Эмес», последние еврейские театры, уничтожены все признаки еврейской культуры в СССР.

Но этот геноцид начался гораздо раньше, и его нужно рассматривать как продолжение геноцида 1937 года и более раннего времени. Вот два документа, свидетельствующие об этом:

Письмо члена Совинформбюро В. Кружкова секретарю ЦК ВКП(б) А. С. Щербакову об отношении руководства ЕАК (Еврейского Антифашистского Комитета) к ходатайствам советских евреев:

«Секретно.

11 мая 1943 года.

Направляю на Ваше рассмотрение выдержку из бюллетеня № 1 Еврейского Антифашистского Комитета. Я лично полагаю, что руководство ЕАК вмешивается в дела, в которые оно не должно было бы вмешиваться. Считаю политически вредным тот факт, что руководство ЕАК, получая письма с разного рода ходатайствами материально-бытового характера от советских граждан — евреев, принимает на себя заботу об удовлетворении просьб и затевает переписку с советскими партийными органами.

Если Вы сочтете мое замечание правильным, прошу Вас дать указание тов. Лозовскому в Куйбышев».

И второй документ.

Из выступления руководящего работника ЕАК об оппозиционных настроениях в комитете:

«На третьем пленуме ЕАК, состоявшемся в апреле 1944 года, член нашего комитета И. Эренбург развивал теорию, что ради пропаганды против фашизма среди евреев за рубежом нечего было создавать ЕАК, ибо евреи меньше всего нуждаются в антифашистской пропаганде, главная задача ЕАК должна заключаться в борьбе против антисемитизма у нас в стране. Исходя из этого, Эренбург всячески пытался умалить значение ЕАК по развертыванию среди евреев за рубежом кампании помощи советскому населению и Красной Армии. По фигуральному выражению Эренбурга, Советский Союз и Красная Армия не нуждаются в американском сгущенном молоке, которое, прежде всего, достается бывшим немецким полицаям.

Имеется группа, возглавляемая поэтом Перецом Маркишем и литератором Нусиновым, которая с первого дня основания ЕАК выражает свое недовольство узкими функциями ЕАК, как организации, занимающейся исключительно антифашистской пропагандой за рубежом.

Так как евреи в СССР не имеют своей республики и своего представительства как народ, эта группа требовала превращения ЕАК фактически в Комиссариат по еврейским делам. И направление Эренбурга, и направление Маркиша и Нусинова, которые, собственно, представляют собой две крайности по своей идеологии, встречали все время со стороны руководящих работников ЕАК должный отпор».

* * *

В последние годы уже немало рассказано и написано о репрессированных деятелях нашей культуры, о черных годах советского еврейства, резко изменивших весь облик народа. А ведь потом всё было: «дело врачей», гонения на религию, сионистские убеждения. Хотя 50-е и 60-е годы были более либеральными (в сравнении со сталинской эпохой), евреи чувствовали на себе, что искоренения антисемитизма эта либерализация отнюдь за собой не влечет. Да и сегодняшняя «еврейская» ситуация в самых разных странах это подтверждает.

«Мы здесь»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *