Триумф «великого немого»

Триумф «великого немого»

Фото из открытых источников

85 лет назад, в 1931 году, завершилась эпоха «великого немого», как тогда называли незвуковой кинематограф

Он уступил место звуковым фильмам, первым из которых была остросюжетная лента «Путевка в жизнь», поставленная режиссером  Н. Экком. С этого момента в СССР стал утрачиваться интерес к «великому немому», который властвовал на экранах страны не менее тридцати лет. Все это время многие ленты незвукового кино вызывали восторженное, почти фантастическое поклонение миллионов зрителей. Первенство по популярности принадлежало, безусловно, голливудским фильмам. Практически каждая новая работа зарубежных режиссеров того времени демонстрировалась в нашей стране, имена звезд немого кино были у всех на слуху. Без запинок произносились не очень удобные для русского языка фамилии звезд немого кино: Мэри Пикфорд, Дуглас Фербенкс, Глория Свенсон, Валентино, Эмиль Яннингс, Ричард Бартельмес и другие.

Список кумиров советского немого кино был не столь впечатляющим, однако славились замечательным исполнением ролей Анатолий Кторов, совсем еще молодой Игорь Ильинский, одна из первых актрис незвукового кино Вера Холодная, Михаил Жаров, Николай Чехов, Вера Марецкая, Эраст Гарин, Сергей Мартинсон…

Зато фильм «Броненосец Потемкин», снятый Сергеем Эйзенштейном в 1925 году, до сего времени входит в десятку самых лучших немых фильмов ХХ столетия. В нем показано первое в период русской революции 1905–1907 годов вооруженное восстание матросов броненосца Черноморского флота «Потемкин». Описывать это событие нет нужды, а вот какими были последние кадры этого фильма, упомянуть стоит. Как удалось Эйзенштейну в период черно-белого кинематографа показать в последнем кадре подъем на броненосце флага красного цвета,  до сих пор неизвестно. Но это был потрясающий по эффекту эпизод.

Марсианка Аэлита

А зачинателем русского  незвукового кино является режиссер Яков Протазанов. Им поставлены фильмы «Пиковая дама», «Отец Сергий», «Процесс о трех миллионах», «Праздник святого Иоргена», «Человек из ресторана» и другие.

Яков Протазанов первым снял фантастический фильм «Аэлита» по одноименной повести Алексея Толстого. Сюжет ленты прост: советский космический корабль отправляется в полет на Марс, благополучно достигает этой планеты. Оказывается, она заселена марсианами, которые, впрочем, практически ничем не отличаются от землян. Между марсианкой по имени Аэлита и одним из русских космонавтов возникает любовь, которая так и осталась неразделенной – корабль вернулся на Землю, а Аэлита осталась на Марсе…

Фильм имел у зрителей большой успех. Вот как это описано в мемуарах М. Жарова.

«Успеху картины способствовала и шумная реклама. На фасаде кинотеатра «Арс» была сооружена декорация: на Марсе, среди золотых колонн, кругов и квадратов, перевитых золотыми канатами, были водружены в натуральную величину фигуры владыки Марса и Аэлиты. Мигающие лампочки и скрытый свет придавали таинственность этой рекламе.

Публика толпой стояла на Тверской. На кассе долгое время висел аншлаг: «На все сеансы билеты проданы». Критика ругалась, несмотря на явные художественные достоинства картины и хорошую игру актеров. Смешон был И. Ильинский в роли сыщика-любителя, обаятельным красноармейцем с гармошкой расхаживал Н. Баталов, суров был К. Эггерт – владыка Марса. Безумно красивы и загадочны были Ю. Солнцева – Аэлита и Ю. Завадский – Гера».

Поцелуй Мэри

Не меньший восторг советского зрителя вызывали зарубежные фильмы, в первую очередь – кинопродукция Голливуда. А если в них еще снимались Мэри Пикфорд и Дуглас Фербенкс, то зрительные залы не могли вместить всех поклонников их таланта. О том, что здесь нет преувеличения, свидетельствует отрывок из вышеназванных мемуаров М. Жарова.

«Межрабпом-Русь» получил сведения, что приглашенные им в гости американские артисты – популярные звезды мирового экрана супруги Мэри Пикфорд и Дуглас Фербенкс – приезжают в Москву (это было в 1926 году). Нельзя описать, что творилось у Белорусского вокзала. Возбужденные поклонники «маленькой Мэри» и «багдадского вора» заполонили всю Тверскую, балконы, окна и даже фонари были натыканы «мэринами», как их окрестила языкастая Москва. Поезд остановился, толпа ринулась к вагону, сметая все на своем пути, с дикими криками: «Мэри, Мэри!».

Москва была в те дни в трауре, хоронили Ф.Э. Дзержинского. Москвичи, с траурными лентами направлявшиеся в Колонный зал, были возмущены неуместными криками толпы, стоявшей перед окнами гостиницы «Савоя», где остановились артисты, требуя к окну то Мэри, то Дугласа, не уважая и не считаясь со скорбью москвичей. На студии для популярных звезд был устроен прием – очень скромно, без приглашенных, присутствовали только режиссеры, актеры и руководство «Межрабпома». Гости тоже вели себя скромно, тактично.

Позже в своей автобиографии Мэри Пикфорд, вспоминая поездку в Советский Союз, с юмором рассказывает о том, как их пытались запугать антисоветской пропагандой, отговаривая от поездки. В Москве они встретились с Эйзенштейном, и Мэри Пикфорд сказала ему, до какой степени потрясена «Броненосцем Потемкиным».

На память об этой поездке в России остался комедийный фильм «Поцелуй Мэри», где она снялась с Игорем Ильинским. В нем развертывается история незадачливого билетера и кинотрюкача (И. Ильинский), неожиданно ставшего знаменитым среди киноманов, так как на его щеке остался след поцелуя накрашенных губок Мэри Пикфорд.

Как Петр I сына порешил

Среди многих десятков немых фильмов, поставленных в России до 1931 года, значительная часть снята по сценариям, рассказывающим о событиях в зарубежных государствах. Правда, какие это государства, не указывается. К таким лентам можно отнести, к примеру, «Праздник святого Иоргена». В нем снялись Анатолий Кторов, исполнивший роль международного вора Коркиса, а также Игорь Ильинский в роли мелкого жулика. В названном фильме рассказывается, как Коркис перевоплощается в святого Иоргена, творящего «чудеса». В частности, он исцеляет от якобы тяжелого недуга своего подельника. В католический храм, где это происходит, идут толпы верующих, с которых церковники берут плату и разрешают Коркису творить «чудеса» и дальше.

В свою очередь, зарубежные кинематографисты того времени не обходили стороной российскую тему. Вот, например, сюжетная схема фильма «Петр Великий». Немецкому режиссеру Дмитрию Буховецкому, выходцу из России, очевидно, была уже безразлична сама русская история, если он легко подчинился шаблону, по которому снимались тогда постановочные боевики. Итак, Петр I влюбляется в солдатскую жинку Екатерину. Цесаревич Алексей тоже влюблен в нее. Петр Первый, чтобы испытать сына, ложится в гроб и притворяется мертвым. Алексей спешит обвенчаться на царство и жениться на Екатерине. Разгневанный царь убивает сына из огромного пистолета и… умирает от волнения, прижимая к груди роковую женщину. С подобной «творческой» практикой встречаемся мы и в других фильмах. Так, например, в «Братьях Карамазовых» режиссер сделал упор на фигуру Дмитрия, который предстает в гриме, усах и странной шапке, напоминающей папаху. Он пьет, дебоширит и погибает в итоге романтической встречи с Грушенькой. Так что философия Достоевского во всех ее сложных проявлениях была начисто удалена из фильма.

 2016 год, объявленный в России Годом отечественного кино, имеет, к сожалению, крупный просчет. В кинотеатрах страны, на телевидении практически никак не освещается триумф и всенародное почитание «великого немого». Если людям старшего поколения повезло увидеть на экранах шедевры немого кинематографа, то молодежь даже не представляет, насколько им было бы интересно познакомиться хотя бы с небольшой частью этого киноискусства.


Подготовил Виктор Горелов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *