Цена жизни

Цена жизни

Олега Черномаза

Приоритетной задачей назвал Дмитрий Медведев обязанность властей обеспечить объем гарантированной государственной медицинской помощи. «Необходимо продумать меры по компенсации затрат, связанных с закупками иностранных лекарств, аналоги которых не производятся в России», — заявил премьер-министр

Но субъекты Федерации, имеющие дотационный и порядком урезанный в этом году бюджет, не могут обеспечить льготными препаратами всех своих жителей, которые нуждаются в такой социальной помощи. Как обстоят дела с обеспечением населения льготными лекарствами в Еврейской автономии, корреспонденту «БЗ» рассказала заместитель начальника управления здравоохранения правительства ЕАО Наталья Градусова.

— Наталья Марковна, сколько жителей ЕАО имеют право на получение лекарств по федеральной, региональной льготе? Сколько денег поступило из федерального и регионального бюджета на закупку для них лекарств?

— Сегодня количество граждан, имеющих право на предоставление льготных лекарств, в соответствии с Федеральным законом от 17.07.1999 года о «Государственной социальной помощи», на 1 января 2015 года составляет 5523 человека. Региональные льготники у нас определяются постановлением правительства Еврейской автономной области от 16 июля 2013 года. Сюда мы относим 32 категории заболеваний: сахарный диабет, онкология, гематология, туберкулез, бронхиальная астма, глаукома. Также в эту категорию входят дети до трех лет и дети из малообеспеченных семей. К региональным льготникам отнесено всего 8443 человека. С 2008 года в отдельную группу выделены семь высокозатратных нозологий – гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, злокачественные новообразования, рассеянный склероз, а также пациенты, которые должны принимать иммуносупрессоры после трансплантации органов и тканей. В этот федеральный регистр людей с редкими заболеваниями сейчас входят 109 жителей области. В 2012 году, также на основании постановления правительства РФ, сформирован регистр лиц, включенных в перечень жизнеугрожающих, хронических, прогрессирующих и орфанных заболеваний. Здесь таких больных у нас 13 человек.  Из федерального бюджета на лекарственное обеспечение федеральных льготников нам выделили 66 миллионов 656 тысяч рублей. По региональной льготе средства выделяются из областного бюджета, и эта сумма составляет 24 с половиной миллиона рублей. На больных по семи высокозатратным нозологиям деньги отдельно не предусмотрены. Препараты для них закупаются централизованно Министерством здравоохранения РФ. Управление здравоохранения правительства ЕАО на основании заявок лечебно-профилактических учреждений составляет заявку, на основании которой министерство закупает лекарственные препараты, и они поступают в аптеку государственного предприятия «Фармация». Лекарственное обеспечение по орфанным заболеваниям относится к полномочиям областного бюджета, и на лекарственное обеспечение этих больных необходимо в год 9 миллионов 373 тысячи рублей. Отдельной строкой финансирование для этих больных у нас не идет. Это лекарственное обеспечение входит в сумму, выделяемую из регионального бюджета. 

— Совпадают ли запланированные объемы на закупку лекарственных препаратов с реальными? 

— По федеральным льготникам — да. Последние четыре года на них ежегодно выделяются примерно 66,5 миллиона рублей. Поэтому все лекарства они получают в полном объеме. А вот по региональной льготе жалоб у нас много. Потому что сумма выделяемых средств на закупку лекарств по региональной льготе с 2009 года не увеличивалась, а цены выросли значительно. Есть у нас проблемы с закупкой лекарств под орфанные заболевания. Их выделили в отдельную группу, но деньги на них отдельно не выделяются, а входят в общее региональное финансирование. А лекарства там очень дорогие. На них в год надо 10 миллионов рублей, а это практически половина той суммы, которую нам выделяют на региональную льготу. К примеру, у нас есть два человека, для каждого из которых одна упаковка лекарства на месяц стоит 75 тысяч рублей. По региональной льготе у нас не хватает средств, и не хватает их очень сильно. По нашим подсчетам, на региональную льготу необходимо 75 миллионов рублей. 

— Есть ли проблемы с организацией закупок льготных лекарств? Много препаратов приобретается по индивидуальной закупке под конкретного больного? 

— Проблем с организацией закупок у нас сейчас нет. В конце 2014 года были проблемы с проведением аукционов. В связи с нестабильной финансовой и валютной ситуацией у нас многие фармацевтические компании не приняли участие в аукционах. Но сегодня у нас коммерческие предложения уже поступают, ситуация с ценами более-менее стабилизировалась. И сразу после проведения аукционов в области был создан запас лекарств. По состоянию на 1 января мы закупили лекарства где-то на пять миллионов рублей по региональной льготе. По федеральной льготе у нас запас был на 14 миллионов.  Какие-то ходовые препараты, которые не удалось закупить сразу и в большом объеме, мы приобретали в первые дни января по разовым закупкам. Первая поставка в начале года всегда у нас – инсулин. На сегодня инсулинов у нас достаточное количество не только в городе, но и в районах области. Что касается индивидуальных закупок, то на этот счет у нас есть  приказ Министерства здравоохранения, в котором сказано, что лекарственные препараты должны выписываться врачами по международному непатентованному наименованию. И управление здравоохранения все аукционы проводит именно по этому критерию. Раньше, до вступления в силу 44-ФЗ о закупках, мы могли заменить пациенту препарат с международным непатентованным наименованием на другое лекарство подобного действия по заключению врачебной комиссии. Например, если лекарство это не работает или вызывает большое количество побочных эффектов. Но закупить мы его могли только на один курс лечения. Потом снова нужно было объявлять конкурс. Сегодня же у нас есть приказ, где написано, что если у больного выявлено какое-то побочное действие на лекарственный препарат, то врач сначала обязан его зарегистрировать на сайте Росздравнадзора, оформить все это документально и только после этого собирать врачебную комиссию и выносить решение, что препарат подлежит замене. Пока у нас в области нет ни одного зарегистрированного случая таких побочных действий.

— Есть ли жалобы от пациентов на отсутствие тех или иных лекарств?

— Жалобы от пациентов есть. Сумма, выделяемая на покупку лекарств, пусть не намного, но увеличивается с каждым годом. А количество жалоб не уменьшается. Мы никогда не сможем полностью всех удовлетворить. Есть жалобы обоснованные. Но их очень мало. В основном жалобы необоснованные. То есть больной считает, что ему этот лекарственный препарат, который управление здравоохранения закупило по международному непатентованному наименованию, не подходит, он не снижает сахар. В основном у нас такие жалобы. Кто-то считает, что импортное лучше. Бывает у нас жалоба такая: пациент звонит и говорит, что ему нужен какой-то конкретный препарат. Мы о таком препарате и не слышали. Начинаем разбираться, и оказывается, что дедушка услышал по радио, что этот препарат очень хорошо помогает при его заболевании, и мы обязаны его закупить. 

Вообще, существует федеральный закон о нормативе финансовых затрат в месяц на одного больного, получающего государственную социальную помощь в виде социальной услуги по обеспечению лекарственными препаратами, а также специализированными продуктами питания для детей-инвалидов. Он предусматривает норматив финансовых затрат на одного федерального льготника в 707 рублей в месяц. На основании этого норматива нам выделяют деньги на год. И мы объявляем аукционы, чтобы купить лекарства подешевле. Но лекарства все равно стоят совсем другие деньги. Какие финансы смогут покрыть эти расходы? Нас не понимают, что мы пытаемся обеспечить лекарствами всех, и каждый требует импортные аналоги, хотя есть наши с таким же точно действующим веществом в основе. Например, больные с инсулинозависимой формой диабета принимают в день два инсулина. В среднем два вида инсулинов у нас  в месяц стоят около шести тысяч рублей. А если еще учесть, что у больного сахарным диабетом обычно осложненная форма – у него и гипертония, и целый букет заболеваний, то такое комплексное лечение в месяц обходится в 10-12 тысяч.

— Вам выделяют 700 рублей на одного больного. Вы покупаете препараты на 10 тысяч. А откуда берутся недостающие 9300 рублей?

— Вот мы и пришли с вами к пониманию, что у нас не может быть стопроцентной обеспеченности всех льготников. Приходится от кого-то забирать. В первую очередь мы закупаем инсулины, потому что без инсулинов человек жить не может. Вторая очередь – бронхиальная астма, потому что если человек не получит свои ингаляторы, то не сможет нормально дышать. Третья очередь – мы стараемся закупать онкологические препараты, потому что если человек не получит вовремя лечения, то это тоже смертельно опасно. Остальное мы смотрим. Есть лекарство, а есть его российские, более бюджетные аналоги, имеющие в основе одно действующее вещество. Мы берем то, что подешевле. И стараемся так обеспечить лекарствами 100% льготников. Мы проводим закупки по международному непатентованному наименованию, так как действующее начало у всех его производных препаратов одно и то же. И экономия на аукционах порой получается сотни тысяч рублей. Отечественные препараты у нас подорожали где-то в пределах 5-7 процентов, а импортные до 25 процентов выросли в цене. 

— Могут ли беженцы из Украины рассчитывать на получение льготных лекарств и что им для этого нужно сделать?

— На сегодня в область приехало 220 беженцев. Медицинскую помощь они получают по временным полисам, а вот льготным лекарственным обеспечением они не могут пользоваться до того момента, пока они не получат постоянную прописку и гражданство Российской Федерации. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *