Цветик-семисвечник

Цветик-семисвечник

Золотая менора, некогда стоявшая в Иерусалимском Храме, – один из наиболее стойких символов в иудаизме, символов света, мудрости, преемственности, веры и надежды всего еврейского народа.

Этот светильник всегда занимал воображение комментаторов Торы и ученых, находящих огромное множество мистических интерпретаций его значения. Считается, что его семь ветвей отображают семь дней Творения, семь заповедей, а десять менор, установленных Соломоном в Храме, – семьдесят народов мира. А если ее ветви изогнуть, то сверху она будет выглядеть как Звезда Давида

Б-жественная семерка

Иосиф Флавий писал: «Светильник, состоящий из семидесяти составных частей, напоминает знаки, через которые проходят планеты, а семь светочей на нем указывают на течение планет, которых также семь». («Иудейские Древности III») То есть, по его мнению, семь ветвей меноры – это Солнце, Луна и планеты: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн.

Древняя модель мира включала в себя семь небес, состоящих из семи планет и семи сфер. Еврейский философ Филон Александрийский тоже придерживался подобной модели и утверждал, что семь планет – это высшие небесные объекты, доступные восприятию наших органов чувств. Он также считал, что золото меноры и ее свет символизируют Б-жественный свет или Логос (Слово).

 

Подчеркнуть величие

Рукою сильной вывел Вс-вышний еврейский народ из Египта. Через 50 дней после выхода дал ему Тору у горы Синай. А еще велел построить шатер – Мишкан, войдя в который каждый почувствует присутствие Тв-рца. В нем было два предмета, символизирующих Тору – Ковчег Завета, где лежали скрижали, переданные Моисею, и менора.

«Менора была расположена напротив занавеса для того, чтобы подчеркнуть великолепие Ковчега Завета и степень оказываемого ему почета. Ведь сам вид обители, озаряемой беспрерывным сиянием светильника, сокрытого за занавесом, способен оказывать мощное воздействие», – пишет Маймонид в «Путеводителе заблудших». С его точки зрения, менора имела сугубо эстетическое значение.

 

Корень наук

По мнению Дона Ицхака Абарбанеля (Испания, XV век), семь лампад меноры — это «семь наук», то есть «семь свободных искусств» средневекового университета. Тем самым светильник олицетворяет науку, «коренящуюся в б-жественной Торе» и потому существующую в полной гармонии с еврейской религией. В своем комментарии на Пятикнижие он писал: «Все ее свечи были обращены в сторону срединной свечи, а она в свою очередь была направлена к Святая Святых, символизируя тем самым, что истинная мудрость должна гармонично сочетаться с фундаментальными принципами Торы, хранящейся в Ковчеге. Менора была полностью изготовлена из чистого золота, демонстрируя тем самым, что истинная мудрость не должна быть запятнана никакими чуждыми идеями, идущими вразрез с еврейской религией. Чашечки, шары и цветки олицетворяли собой взаимосвязь различных наук и знаний, которые словно ветви на дереве разветвляются одна от другой. А сама менора была выкована из цельного слитка золота, символизируя тем самым, что все виды наук сливаются в едином источнике».

 

Ангел с небес

Хасидская традиция утверждает, что форма меноры имитирует шестикрылых верховных ангелов – серафимов, наиболее приближенных к Б-гу. Вот как упоминаются они в Книге Пророка Исайи: «Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал». Считается, что Вс-вышний явился Моисею в облике серафима и заповедовал ему запечатлеть этот образ в виде семисвечника. Имя ангела произошло от еврейского слова, обозначающего огонь, а природу их связывают с пламенной, горящей любовью к свету и чистоте.

 

Идеал святости

Знаменитый каббалист и мистик рабби Моше Альшех (XVI век) сравнивает менору с людьми, способными принимать Б-жественный свет с помощью Торы и добрых дел. По этой причине она была высотой в 18 ладоней – в соответствии со средним ростом человека. И хотя человек создан из грубой материи, он может полностью очиститься от разного рода примесей, и, тем самым, уподобиться столь дорогому металлу как золото. Нужно для этого – подвергнуться испытаниям, обладающим целительной силой. Удары, наносимые цельному слитку золота, чтобы выковать семисвечник, – это удары судьбы, испытания. Сдержанность к вожделению олицетворяет основание меноры, золотой ствол – это гортань, участвующая в образовании слов, таких же драгоценных, как его металл. «Чашечки» – намек на бокалы, наполненные вином, «шары» («яблоки») – еда и одежда. «Цветки и их побеги олицетворяют собой все порождения человека – результаты его деятельности. Сердце того, кто поступает подобным образом, никогда не преисполнится гордыней», – размышляет рабби Моше Альшех.

Средневековый поэт-философ р. Йедайа б. Авраам а-пнини Бедерши (XIV в.) писал: «Тора и Человек сообща составляют земной Светильник Господень. Тора – это пламя, порождающее ослепительные искры света от Господа, восседающего в небесах. А две составляющие человека, тело и душа, представляют собой факел, питающийся от этого света. Тело его – фитиль, а душа его – чистое оливковое масло».

 

Древо жизни

Рав Шимшон Рафаэль Гирш в своем комментарии сравнивает менору с деревом, которое, стремясь вверх от корней, растет, чтобы стать носителем света. «Если, в то же время, мы примем в расчет, что менора была единственным в Святилище предметом, сделанным целиком из золота, мы сможем легко увидеть, что, благодаря этому материалу она должна была символизировать твердость, стойкость, неизменность, но ее форма при этом предполагала рост и развитие. Таким образом, два аспекта меноры – материал и форма – представляют собой рост и развитие таких качеств, как стойкость и выносливость, которые навсегда должны оставаться неизменными.

Менора может также рассматриваться как перевернутое дерево, чьи ветви-корни получают питание с небес. А каббалисты считали менору главным символом Древа Сефирот.

 

Священная трава

Израильские ученые Хана и Эфраим Ареувени, исследовав сотни видов растений Святой земли, пришли к выводу, что библейские описания меноры с ее чашечками, ветвями, лепестками и яблоками удивительным образом соответствуют роду шалфея – Salvia. Оно произрастает в Израиле и пустыне Синай. Высушенное на плоской поверхности, оно поразительно напоминает менору, также имеющую шесть ветвей и центральный ствол.

В современном иврите используется сирийское название этого растения – «марва», восходящее к слову «мория» и, соответственно, к «земле Мория», известной из истории жертвоприношения Ицхака.

А израильский исследователь Ури Офир полагает, что семь светильников орнаментированных в виде золотых цветков, напоминают цветы белой лилии – Lilium candidum, форма которой напоминает Маген Давид.

По материалам книги Ульяны Кургановой «Иудаизм» и сайта toldot.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + 7 =