Тяжелая лира

Тяжелая лира

из личного архива В. Семиделихина

Каждый раз, возвращаясь вместе с товарищами из «горячей точки», полковник Владимир Семиделихин пишет песни о пережитом. Их уже набралось на целый альбом

Мы сидим с Владимиром Михайловичем в помещении, в котором располагается отряд милиции специального назначения областного УВД, пьем обжигающий чай и рассматриваем фотографии, привезенные с Кавказа. Только вместо величественных горных пейзажей, воспетых еще Лермонтовым, я вижу разрушенные взрывами здания, обгорелые «скелеты» автомобилей и арсеналы, изъятые у боевиков…

— Родился я в Орле, — рассказывает житель Биробиджана. – После вооруженного конфликта на острове Даманский мы переехали на Дальний Восток — мой отец, Михаил Антонович, был военный. Я окончил школу в Облучье, призвался в армию, а затем пришел в милицию. В 1987-м окончил Московский юридический институт, а в 1995 году в числе других сотрудников УВД был отправлен в Чеченскую Республику. Затем началась вторая кампания, и снова – командировки в знакомые места.

Последние три года отряд милиции специального назначения УВД по ЕАО, командует которым полковник милиции Владимир Юхименко, дислоцировался на территории Ингушетии. Через полгода (срок командировки) восемь бойцов сменяла другая группа, прибывающая из автономии. Сначала ребята (взрывотехник, высотник, снайпер и другие асы военного дела) жили в палатке, затем общими усилиями воздвигли «маленькую крепость». За три года на голом месте появились два вагона, кухня, баня. В свободное время бойцы упражнялись на спортивных тренажерах, читали книги, смотрели фильмы по телевизору и DVD-проигрывателю.

— Как в старые времена, обложили вагоны мешками с песком, высота «защитной линии» — более двух метров, — рассказывает Владимир Семиделихин. – Старались закрыть вагоны от обстрелов. Пулеметные и гранатометные, они происходили в основном в ночное время. Выдвигаться в таких случаях, чтобы ликвидировать противника, очень опасно – это потери личного состава. Как показала практика, боевики в таких случаях ставят ловушки, тщательно готовятся к диверсии. Выскочил – подрыв – гибель людей. Цена ошибки очень велика…

Вместе с подразделением из Еврейской автономной области в Ингушетии действовали аналогичные отряды милиционеров со всей России. Проводились и совместные операции, к которым тщательно готовились.

— Нет у боевиков, как пишут, американского оружия: все наше, которое применяется сейчас в Российской армии. Автомат Калашникова, РПГ, ПК и другие виды стрелкового оружия. Другое дело, что противник зачастую использует самодельные взрывные устройства — применяют сварку, делают специальные корпуса, даже ведра наполняют взрывчатым веществом. Тактика боевиков – выскочить из засады, обстрелять и убежать. В бандитских «схронах» мы обнаруживали оружие, наркотики, шприцы, радиостанции.

Мой собеседник замолчал, словно мысленно вновь возвращаясь назад, в те места, где любой шаг может стать последним. А затем скупо (не все можно разглашать) поведал о нескольких боевых эпизодах.

— Поступили оперативные данные, что в одном из домов Карабулака прячется группа боевиков, на счету которой немало террористических актов. Были уточнены координаты, и в пять утра началась операция, которая продолжалась несколько часов. Пять террористов, вооруженных автоматами и пулеметами, оказали упорное сопротивление, пытались вырваться из кольца, но были ликвидированы. Другого боевика удалось взять живым – в Назрани. До этого он убил восемь человек, в том числе милиционеров и сотрудников Наркоконтроля. Вытащили его из подвала и сдали в Следственное управление прокуратуры…

В настоящее время отряд милиции специального назначения УВД ЕАО находится на родной территории – после трехлетней боевой вахты ребятам дали полгода мирной жизни. Все вернулись домой целыми и невредимыми, в отличие от аналогичного спецподразделения из Амурской области. В последний день командировки боевики расстреляли в упор двух дальневосточников. Все вздрогнули, узнав трагическую новость…

— После того боя, в Карабулаке, в голове зазвучали стихи, — говорит полковник. Настроил гитару, и получилась песня…

В тишине повис
Раската взрыв.
И никто не сник.
И ты бежишь.
Автомат берешь —
Команда «Сбор»,
Под разрывы мин
Занимаешь пост.
А вокруг горит
Наш «Бастион»,
И от взрывов – гром! —
Бросает в дрожь.
Пламя от машин,
Палатки — в тлен.
И от жара стон —
Смерти  беспредел…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *