У Драпкина озера и возле Шутинской сопки

У Драпкина озера и возле Шутинской сопки - 50-е годы. Амурзет. Семья Бергер тоже была в числе первых переселенцев.

50-е годы. Амурзет. Семья Бергер тоже была в числе первых переселенцев.

Память о себе еврейские переселенцы — первостроители Амурзета — оставили даже в топонимике

25 августа Амурзет праздником села отметит свое 83-летие. В программе будут выставка огородной продукции и поделок из нее, выставка цветов и награждение победителей конкурса на лучшую усадьбу, выступления творческих коллективов. Не забудут воздать должное ветеранам. Глава Амурзетского поселения Александр Штанько наверняка напомнит и об истории села, которое в 1929 году основали члены маленькой артели, созданной евреями-переселенцами.

В числе первых строителей Амурзета были Семен Дульман, Григорий Бердичевский, Геля Драпкин, Лев Шутин, Исаак Рысин, Григорий Вайсман, Михаил Оксруд, Исаак Кадемий, Исаак Гуршпан…

Они приехали с первым составом переселенцев, который отправился на Дальний Восток из Москвы 15 мая 1928 года. Комендантом поезда назначили Элю Гохмана — будущего директора Амурзетской МТС. Почти месяц длился путь до станции Тихонькая. Потом группа в 185 человек отправилась в Хабаровск, а оттуда на пароходе «Чичерин» прибыла в станицу Екатерино-Никольскую.

Амурзета тогда еще не существовало. На его месте стояли две покосившиеся избушки-заимки, служившие пристанищем для пахарей, которые приезжали сюда на лето из соседних казачьих станиц.

Основатели села, среди которых был восемнадцатилетний Геля Драпкин, в первый год построили несколько домиков, соорудили примитивную кузницу, на лошадях распахали с десяток гектаров целины. Работали от зари до зари, учились тому, чего раньше не умели — выращивать хлеб, картофель, овощи. Они прибыли из разных городов и местечек западных областей страны, но хорошо понимали: дело, за которое они взялись, окажется по плечу, если каждый в равной степени примет на себя общие заботы. Спустя год благодаря их трудам на карте области появился Амурзет, получивший такое название благодаря созданию здесь Амурского земельного еврейского товарищества, которое позже было реорганизовано в колхоз «Ройтер Октябрь». Большую помощь в те годы переселенцам оказало государство. На приобретение скота были отпущены кредиты. В колхоз поступала новая сельскохозяйственная техника.

По воспоминаниям одного из местных старожилов Евгения Николаевича Пермина, много позже — в конце 50-х годов, когда он сам начинал работать в Амурзетской МТС трактористом, Геля Гершевич Драпкин со своей семьей жил в деревянном доме, стоящем на пригорке по улице Калинина. Был он невысокого роста, широк в плечах, курил самокрутки и с легкостью переносил на плече лемеха от плугов. Озеро, в окрестностях которого этот человек поднимал целину, уже тогда называли Драпкиным. На его берегу стоял домик и располагался полевой стан тракторной бригады. Так озеро называют и сейчас.

Известно, что в 1939 году Геля Гершевич, как передовой механизатор, вместе с лучшей дояркой колхоза «Ройтер Октябрь» Этл Нисенгольд и передовым бригадиром тракторной бригады Исааком Гуршпаном ездил в Москву на Всероссийскую сельскохозяйственную выставку. В музее сохранилась фотография, рассказывающая об этом событии.

На месте, где стоял приземистый дом Драпкина, теперь возвышается двухквартирный каменный коттедж. Сам он похоронен на сельском кладбище. А где живут дети и внуки Гели Гершевича, к сожалению, уже никто в районном центре не знает.

В 1931 году с другой группой переселенцев 20-летним пареньком приехал в село бывший ученик кондитера из Винницы, воспитывавшийся в детском доме, Лев Шутин. Когда председатель правления колхоза Станислав Зайд — эмигрант из Аргентины — предложил ему взять ссуду в банке, хозяйственный молодой человек не отказался. На десять тысяч рублей он купил корову и другую живность. Его дом из листвяка стал шестнадцатым по счету в Амурзете.

В колхозе «Ройтер Октябрь» в тот год было построено еще сразу 116 квартир для семейных и два общежития. Работали сельский совет, почта, школа, изба-читальня. Налаживался быт переселенцев. Появились молодые семьи — Дульман, Аптекарь, Гельцер, Шутины. Первыми детьми, рожденными на новом месте, стали Борис Дульман, Виля Рысин и Елизавета Гельцер.

Лев Шутин был из тех, кто брался за любую работу. Летом ему поручали возить пшеницу. Комбайнов тогда еще не было, косили жаткой. Женщины вязали снопы, укладывали в суслоны. Сутки спустя Лев на лошади свозил их к месту скирдования. Глубокой осенью, когда заканчивалась страда, колхозники принимались обмолачивать собранный в августе хлеб.

Но со временем определилась своеобразная специализация Шутина. Однажды его направили на сенокос подменить захворавшего бригадира. Распоряжался он так умело, что сенокосчики вручили ему косу-литовку, рассудив, что с ним они быстрее выполнят план.

Так с 1934 года каждое лето, не зная перерыва, Лев Ефимович много лет работал бригадиром на сенокосах. Заготовку сена тогда вели недалеко от села в окрестностях сопки, которую с годами стали называть Шутинской. Когда колхоз в селе преобразовали в совхоз, сена, скошенного у этой сопки, уже не хватало, и бригада перебралась на остров Хомутину. Там сено готовили уже в тюках.

В сельском хозяйстве Лев Ефимович проработал всю сознательную жизнь — был бригадиром фермы и полевой тракторной бригады, заведовал овощехранилищем, обеспечивал продуктами полевые станы и студенческие лагеря.

«Но когда подходил июнь, Льва неудержимо тянуло в степь, откуда доносились травяные запахи. Его сердцу были особенно дороги сенокосные хлопоты», — так писал об этом удивительном человеке в одном из своих очерков журналист Наум Айзман.

Сын Льва Ефимовича Александр и внук Владимир, работавший на Амурзетской таможне, теперь живут в областном центре.

С Амурзетом крепко связал свою жизнь и Михаил Ильич Оксруд — первый и тогда единственный киномеханик района.amurzet-2

«В 1934 году, когда образовалась область, он написал заявление с просьбой включить его в отряд добровольцев, отправляющихся из Брянской области на Дальний Восток. В 1935 году в Сталинском районе было с десяток деревушек, разбросанных друг от друга на десятки километров. От Амурзета до Екатерино-Никольского приходилось добираться несколько дней, чтобы дать несколько киносеансов. Всегда жизнерадостного, общительного Мишку-киношника во всех селах встречали как самого дорогого гостя. И благодарили за короткие минуты отдыха, которые он им дарил. Он обожал кино, был горд своей причастностью к «чуду века». Второй его страстью был театр, любительские спектакли. Со временем передвижка с тихоходной лошадки перекочевала на видавшую виды «полуторку», и в селах чаще замелькали написанные от руки афишки, извещавшие об очередном, теперь уже звуковом кинофильме», — это строки о Михаиле Оксруде из очерка Романа Скурлатова, работавшего в 70-е годы корреспондентом «Биробиджанской звезды».

В 1940 году Михаила Ильича назначили начальником районного отдела кинофикации, и эти обязанности он выполнял до 1973 года. На этом месте его сменил потом сын Леонид. После появления видеомагнитофонов в домах культуры были сокращены ставки киномехаников, и он стал специалистом отдела культуры, оттуда и ушел на пенсию. Закончила культпросветучилище и более 20 лет отработала старшим библиографом в районной библиотеке дочь Михаила Ильича и Ольги Семеновны Оксруд — Анна Михайловна Сидельникова, сегодня тоже пенсионерка.

Из трех первых детей, родившихся в Амурзете, на своей малой родине остался только один — Виля Исаакович Рысин, в прошлом — лучший токарь Амурского совхоза, ныне Почетный гражданин области. Здесь осели и его дети — Юрий и Евгения.

Как первого ветфельдшера тогда еще Сталинского района запомнили Цалю Мееровича Фиша, как первую медсестру — его жену Геню Симховну, в девичестве — Фринлянд.

Основанный еврейскими переселенцами Амурзет продолжает стоять на берегу Амура, сегодня здесь проживает более пяти тысяч человек. И предстоящий праздник села, конечно же, будет не из последних в его истории.


 

Фото из архива районного краеведческого музея

Комментарий “У Драпкина озера и возле Шутинской сопки”

  1. Дед мой Драпкин Геля Гершевич умер в 1995 году в Биробиджане и похоронен там же , рядом со своей женой Любой. Я его внук живу на Сахалине. Если нужна какая нибудь информация, чем могу помогу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − тринадцать =