У нас лучше!

У нас лучше!

Фото автора

Анна Одерий, ветеран труда, заведующая архивом ОГБУ МФЦ

 – Родилась я в Биробиджане в 1953 году. Отец, Иван Иванович Суржко, был активистом, членом партии, и в 1954 году его направили в село Казанку – поднимать сельское хозяйство. Так и получилось, что чуть ли не с рождения моя судьба связана как с областным центром, так и с Биробиджанским районом. Выросла я в большой семье – нас у родителей десять детей. Суржко – украинская фамилия. Муж, Владимир Одерий, тоже был украинцем. Свекор утверждал, что украинская кровь была смешана с немецкой, а фамилия Одерий означает Одер. Возможно, что и так.

В Биробиджане родительская семья жила в районе ДЭУ, за мостом. Мама, Елизавета Николаевна, работала на складах. Когда переехали в Казанку, отца назначили бригадиром тракторной бригады. В селе у многих было по пять-шесть детей. Но такая семья, как наша, в которой росло десять детей, была единственной в Казанке.

В селе в то время все были примерно равны по достатку. Одевались скромно, но не хуже других. Мама шила нам, девчонкам, ситцевые платьица. Дети работали на огороде, мама – в доме. Выращивали много овощей, только картошки по 60 мешков собирали. Держали хозяйство – корову, свиней, кур. В семье мы не были обделены ни вниманием, ни любовью.

В 1971 году после окончания десятилетки я приехала в Биробиджан. Мечтала стать фельдшером, но не поступила в медицинское училище – не добрала балл. Возвращаться в село не стала, устроилась на чулочно-трикотажную фабрику. С мужем мы там и познакомились. Это было крупное производство, больше трех тысяч работающих. Мы были молодыми, деятельными, энергия била через край. Я жила в общежитии.

Фабрика тогда имела три молодежных общежития, а сколько было детских садов! Здесь у меня были подруги, друзья. Многие из них в конце девяностых годов уехали в Израиль.

Парни работали на чулочке помощниками мастеров, налаживали автоматы, а девушки были вязальщицами. Я работала           швеей, вязальщицей, потом бригадиром на участке. Окончила механический техникум по специальности техник-технолог. И свекровь у меня тоже всю жизнь на фабрике проработала. Фабричный стаж у меня был 27 лет, когда на предприятии начались сокращения, и меня уволили.

Мне легко сравнить нынешний ассортимент с изделиями, которые выпускали 30–40 лет назад. Сейчас покупают полотно и шьют из него трикотажные изделия. Раньше закупали пряжу и вязали чулочно-носочные изделия. Майки, трусы, носки, колготки – это был основной ассортимент. Мои дети, сын и дочка, это все носили – костюмчики, ползунки, колготки, носочки. Хотя все это выглядело скромнее, чем сейчас, но было вполне добротным. Когда фабрика начала закупать цветное полотно, то кофточки, ползунки, костюмчики стали красивыми, нарядными.

Фабрика стала целым этапом моей жизни. Работая здесь, я стала донором. Станция переливания крови на крупных предприятиях проводила Дни донора, к нам приезжали дважды в год – весной и осенью, и мы с подружками решили сдавать кровь. Донором я остаюсь до сих пор.

Когда меня сократили на фабрике, не сразу нашла, чем заняться. Судьба привела меня в администрацию Биробиджанского района. Центром социального обслуживания я руководила больше десяти лет. В 2000 году, когда  пришла туда, служба только-только создавалась. Мы проводили конкурсы социальных работников, наши девчата трижды завоевывали вторые места в областном конкурсе.

Приходилось мне сталкиваться с обездоленными детьми, семьями, в которых родители были лишены родительских прав. Невольно вспоминала свое детство, семью своих родителей. В нашем селе не было обездоленных детей, неблагополучных семей, хотя жизнь во времена моего детства была несравненно беднее, труднее.

Не думала, что когда-нибудь пойду работать в социальную службу, а когда пришла, мне понравилось работать с пожилыми людьми. С интересом ездила к своим подопечным, расспрашивала их о жизни, выясняла их нужды, проблемы. Попутно вела работу Красного Креста, участвовала в программах помощи больным туберкулезом. Социальная служба благодарная. Очень важно, что государство заботится о тех людях, которые перестали трудиться, но хотят оставаться активной частью общества. Но порой обидно бывает видеть, когда человек прожил жизнь, вырастил детей, а в преклонных годах никому из близких оказался не нужен.

Состояла в президиуме регионального отделения Союза пенсионеров России. Тоже интересная общественная работа, на которую у меня всегда хватало сил. Да и сейчас не чувствую возраста, продолжаю работать в этой же сфере – заведую архивом в многофункциональном центре государственных и муниципальных услуг в ЕАО.

Очень люблю Биробиджан. Города, где бываю, сравниваю с ним, и невольно думаю: «Нет, у нас лучше!». Везде нахожу недостатки, а в родном городе – только достоинства. Он хорош во все времена года, но особенно летом и осенью.

Город стал еще прекраснее, когда появились красивые микрорайоны, великолепная набережная реки Биры, «Арбат».

Я живу в микрорайоне Бумагина. С детьми и внуками отдыхаем на речке, ходим на озеро в район коттеджного поселка «Бирград». Всем семейством бываем на природе, выезжаем на карьеры.

В микрорайоне Бумагина я прожила много лет – с тех пор, как мы с мужем поженились и перешли жить к свекрови на Бумагина, 9. Там я и живу сейчас. Считаю, что это самый красивый микрорайон города, я его ни на какой другой не променяю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 − два =