У села — еврейское начало…

У села — еврейское начало…

Амурзет сегодняшний. Фото автора

В сентябре этого года Амурзет отметит свое 90-летие

Основали это село на Амуре в 1928 году евреи-переселенцы из украинских и белорусских городов и местечек, приехавшие строить будущую ЕАО одними из первых. Но первую зиму первые десять еврейских семей провели в исконных казачьих сёлах — Екатерино-Никольском и Пузино: переселенцы привыкали к новым местам, новым видам деятельности. И, как говорят архивные документы, были очень доброжелательно приняты коренными жителями-казаками, проведя среди них зиму «в лучших условиях, чем имели на прежнем месте жительства».

Весной новосёлы начали строить собственное жилье и разрабатывать земли, создав вначале Амурское земельное еврейское товарищество, давшее название селу — Амурзет, а позже — еврейский колхоз «Ройтер Октябрь».

В районном краеведческом музее об этом времени сохранилось очень мало материалов. Больше всего информации дают вырезки из газет прежних лет с воспоминаниями уже взрослых детей первостроителей села, позже ставшего райцентром.

В списке основателей Амурзета, составленном старшей сестрой уже также покойного Почётного жителя области В.И. Рысина – учительницей Басей Исааковной Рысиной — около 80 имен и фамилий: Куперман, Вайтман, Рыжановские, Бердичевские, Дубовы, Ханины, Зильберварг, Нехзер, Каменецкие, Звеняцкие, Шавульские, Шполянские, Заславские… Всех и не перечислишь. Многие покинули Амурзет, когда в 1950-60 годы начал активно строиться и развиваться Биробиджан. Потомки большинства оставшихся в самые тяжелые 90-е годы прошлого века круто изменили свою судьбу, выехав на постоянное место жительства в Израиль. Но в Амурзете ещё есть старожилы, которые помнят, как строилось еврейское село.

Мы побывали в гостях у вдовы ветерана Великой Отечественной войны Любови Григорьевны Сухаревой, которой идёт 92 год, и попросили её поделиться воспоминаниями о том времени.

По её словам, в Амурзет она приехала более 70 лет назад — в 1945 году, после окончания Благовещенского сельскохозяйственного техникума. Агроном Вайсман из Биробиджана, уговаривая молодую девчонку поехать именно сюда, рассказывал, что её ждет село, похожее на маленький город. Но вместо него юную девушку встретили три небольших улицы, застроенные деревянными домами, — Колхозная (ныне Гагарина), имени Ленина и Калинина. Вся местная власть — райкомы партии, комсомола и райисполком помещались в одном деревянном бараке на улице Ленина, на месте которого сейчас стоит трёх­этажный каменный дом. А единственная в районе машина-полуторка была закреплена за председателем райисполкома.

Девушку-агронома определили в районный земельный отдел, начальником которого был выпускник Тимирязевской академии Иван Васильевич Жемойдин. По колхозам района, бывшего тогда ещё не Октябрьским, а Сталинским, работники земельного отдела ездили чаще всего на той же полуторке. Отбирали пробы семян на полях, вели расчеты урожайности культур.

Зерно тогда все колхозы района сдавали государству. Каждое зёрнышко было на счету. Оставшиеся после уборки колоски выходили собирать на поля все амурзетцы от мала до велика. Кроме зерновых, еврейский колхоз «Ройтер Октябр», имевший молочную ферму и конюшню, выращивал картофель, овощи, сою. Была и колхозная бахча. Из спелых арбузов, добавляя сахар, в бочках делали арбузный мед. (Сейчас многие и не знают, что такое возможно!) Мёд этот выдавали колхозникам в счёт оплаты за трудодни. В сельском магазине всегда были огурцы, капуста, папоротник, грибы собственной засолки.

Выглядел Амурзет, как уже говорилось, тогда скромно, но в нём уже имелись свои столовая, пекарня, засолочный цех, молочный завод, школа, больница, пилорама и даже свой промкомбинат, где ремонтировали обувь…

Поселили девушку на квартире военного — Григория Софеля. По соседству с его домом стояли хаты-мазанки с соломенными крышами и земляными полами на украинский манер. В них очень бедно, но дружно жили еврейские семьи — Кушнирские, Свидлер, Куперман, Фиш, Шмулинские, Шполянские, Бейл, Болтянские, Гонт, Литвинские, Гомберг, Булочник, Военрот, Бергер, Суриц и другие. К молоденькой приезжей они отнеслись очень тепло, как к дочери. Через год Любовь вышла замуж за фронтовика Василия Паздникова. И молодожены купили отдельное жилье — деревянный домик, размерами всего четыре на пять метров, с засыпными стенами, «фаршированными» опилками.

Кстати, знаменитый на всю область директор колхоза-миллионера из села Валдгейм, фронтовик Владимир Израйлевич Пеллер начинал свою деятельность, как талантливый руководитель, именно в колхозе «Ройтер Октябрь». Позже его на этом месте сменил Натан Осипович Брандман. Колхоз пользовался услугами Амурзетской МТС. Её механизаторы пахали колхозные и активно поднимали целинные земли. На берегу озера в двух километрах от Амурзета стоял полевой стан бригады Гели Драпкина. В итоге это озеро в народе до сих пор зовут Драпкиным.

В колхозе трактористками работали и девушки — Рахиль Голоковская, Муся Гонт. Один из первых переселенцев – Лев Ефимович Шутин — был бригадиром овощеводческой и сенокосной бригад, завхозом. Но где бы ни трудился, везде отдавал порученному делу всю душу.

Любовь Григорьевна хорошо знала и уважала первого амурзетского врача Леонида Брудного, первых медицинских сестер Геню Фиш и Хану Аптекарь, первого ветеринарного врача Цалю Фиш. И сохранила в своём сердце память о них, как об очень воспитанных, трудолюбивых, культурных и порядочных людях. В здании первой сельской больницы сейчас размещается районная ветеринарная станция…

Амурзетский духовой оркестр.
Фото из районного краеведческого музея

В 1946-1947 годах именно евреи-переселенцы высаживали в болотистом Амурзете тополя и закладывали сельский парк, который до сих пор радует местных жителей своей прохладой. Благодаря им и их детям в послевоенные годы в селе кипела жизнь. В его истории были собственный духовой оркестр, известный на всю область народный театр. В 1961 году в Амурзете появился крупный совхоз с развитым растениеводством и животноводством.

Любовь Григорьевна успела за свою жизнь поработать не только агрономом, но и экономистом в Амурзетской МТС и Амурском совхозе. Вместе с мужем вырастила четырех дочерей. Все получили высшее образование. На её памяти времена расцвета села, когда в нём работало множество организаций, обслуживавших совхозы, и каждая строила своё жилье — деревянное и каменное — уже благоустроенное. Тогда же в Амурзете появилась своя крупная строительная организация — «ПМК-1041», ремонтно-строительный и дорожный участки. И сбылись-таки обещания агронома Вайсмана — в 70-80-е годы прошлого века приграничный Амурзет с многоквартирными домами и асфальтированными улицами действительно был больше похож на маленький чистый городок!

Чего, к сожалению, не скажешь о нём сейчас – местные дороги уже давно основательно не ремонтируются, улицы убираются нечасто, на окраинах — трава и пустыри. Из-за постоянного сокращения рабочих мест и снижения уровня медицинского обслуживания всё больше семей уезжает в город. Их квартиры занимают жители малых сел района. Поэтому повидавшая всякую жизнь пожилая женщина постоянно задает себе вопрос: что будет с её селом дальше?

Сама она живет в благоустроенной квартире, где по нескольку раз в день бывает старшая дочь Жанна — в прошлом тоже агроном, сейчас пенсионерка. Внучка Татьяна работает врачом в районной больнице.

В свои 92 года Любовь Григорьевна больше привязана к стенам своей квартиры, но в курсе всех сельских перемен, которые её нечасто радуют.

По словам старожила, не так давно в Амурзет из Хабаровска приезжал из Израиля Артём Суриц. Он разыскал на амурзетском кладбище могилу своего прадеда, привел её в порядок. Но такие гости бывают здесь редко. И приезжают они в последние годы с Ближнего Востока на Дальний чаще для того, чтобы показать своим детям, откуда они родом, и поклониться могилам дедов и прадедов. В Амурзете же осталась совсем маленькая еврейская община – в основном старые люди, дети и внуки которых живут в далёкой стране. И сегодня о еврейском начале села, пожалуй, больше всего напоминает только одна буква «е» в его необычном названии…

Отток населения из сельской местности в города идёт по всей России. И Амурзет — вовсе не исключение. Думаю, что абсолютно все жители отсюда выехать всё равно или не захотят, или не смогут. Но многого из утраченного жалко — цена перехода от одного экономического уклада к другому оказалась явно велика.

Сказать, что жизнь в селе остановилась, тоже нельзя. Здесь постоянно работают несколько КФХ, больница, средняя школа с пришкольным интернатом, три детских сада, многопрофильный лицей, предприятия коммунальной сферы и учреждения культуры, таможня. Обещают благоустроить амурскую набережную… И впереди у районного центра с населением более пяти тысяч человек – ещё не один юбилей, который каждый амурзетец встретит со своими надеждами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *