«У высоких берегов Амура часовые Родины стоят»

«У высоких берегов Амура часовые Родины стоят» - Памятник героям-пограничникам на заставе Союзная

Памятник героям-пограничникам на заставе Союзная

В конце этого года у пограничников, охраняющих государственный рубеж в пределах ЕАО, произойдет знаменательное событие — 80 лет с момента образования биробиджанского участка Хабаровского погрануправления

Произошло это 20 декабря 1933 года. Тогда будущая область еще имела статус Биробиджанского еврейского национального района, и до получения районом статуса автономной области оставалось немногим более четырех месяцев. Позже участок был преобразован в Биробиджанский погранотряд.

Конечно, государственная граница по Амуру и до 1933 года охранялась так же надежно, если не считать четырехлетнего периода Гражданской войны на Дальнем Востоке, когда пограничная стража была практически развалена и лишь с конца 1922 года начала постепенно восстанавливаться. А если строго придерживаться исторической хронологии, то началом биографии пограничной стражи на Среднем Амуре от устья Хингана и до устья Уссури следует считать май 1858 года. Именно тогда, ровно 155 лет назад, были заложены первые 18 казачьих станиц и вся среднеамурская пограничная линия протяженностью свыше 500 километров, огибающая сейчас южную часть автономии, была передана под охрану казаков. Таким образом, у пограничников нашей области целых два юбилея.

Не скажешь, что до 1933 года среднеамурский пограничный участок был спокойным. На сопредельную маньчжурскую территорию из казачьих станиц после поражения белого движения эмигрировали многие казачьи семьи, не принявшие советскую власть, и не все они занимались в Маньчжурии мирным трудом. Нашлось среди них немало явных противников Советов. Они-то, объединившись в небольшие отряды, проникали на приграничную территорию, совершая террористические и диверсионные акты. Так что пограничникам приходилось быть всегда начеку, не ослабляя жесткого контроля за пограничной линией.

Начиная с 1931 года, когда северо-восток Китая, в том числе Маньчжурия, были оккупированы Японией, граница, что называется, вообще потеряла покой. Японская разведка вербовала свою агентуру из белогвардейских эмигрантов, и засылки террористических и разведывательных групп через границу стали носить едва ли не массовый характер. Особо крупных масштабов это достигло в канун Великой Отечественной войны. Вот выдержка из книги «В едином строю» (издание УФСБ по ЕАО, г.Биробиджан, 2007 г.): «В середине  30-х годов японские спецслужбы приступили к массовой заброске своей агентуры на нашу территорию для осуществления разведывательно-подрывных акций… Например, в июле 1935 года органами погранохраны НКВД в районе села Пашково Бирского района ЕАО были задержаны агенты японской разведки Д.Сорокин и Г.Бабин, нелегально перешедшие Госграницу СССР со стороны Маньчжурии. У них обнаружили два маузера, две гранаты, листовки антисоветского содержания, план расположения одного из укрепрайонов, фальшивые советские паспорта, деньги и прочее. Во время допросов арестованных выяснилось, что Сорокин с 1931 года являлся сотрудником японской разведслужбы в г.Фугдине, где готовил шпионов-диверсантов для заброски в Советский Союз. Перебежчика из СССР Бабина он завербовал для совместного выполнения задания японцев по разведке подходов к туннелям и железнодорожным мостам в районе станции Облучье, состояния их охраны, сбора сведений о политических настроениях жителей области, распространения среди них антисоветских листовок. Следствие объективно и беспристрастно доказало виновность Сорокина и Бабина, и в феврале 1936 года Военный трибунал приговорил их к высшей мере наказания — расстрелу».

И таких операций, успешно проведенных пограничниками и чекистами ЕАО в 30-40-е годы, был не один десяток. К сожалению, эта часть истории автономии в печати и других местных СМИ освещена крайне скупо. Между тем каждый из таких эпизодов по охране границы заслуживает того, чтобы о них знали внуки и правнуки доблестных защитников государственного рубежа.

В биографии Биробиджанского отряда есть событие, когда почти со всех его застав штурмовые группы пограничников одновременно форсировали на различных плавсредствах Амур и высадились на правый берег реки. Произошло это глубокой ночью с 8-го на 9 августа 1945 года, т. е. в момент объявления СССР войны милитаристской Японии. Перед штурмовыми группами была поставлена задача: ликвидировать японские воинские посты, расставленные по всей береговой линии, чтобы обеспечить переправу через Амур частям Красной армии. Боевой захват укрепленного японского пограничного поста Синдун описан в очерке Юрия Гурьева «Жизнь, не подвластная времени», опубликованном в сборнике «Навечно в строю» (г.Хабаровск, 1970 г.). Следует пояснить, что названный пост находился как раз напротив погранзаставы Союзная и был прекрасно виден с высокого левого берега. Амур здесь, сжатый «щеками» Малого Хингана, в ширину не достигает одного километра. Кстати, китайский поселок Синдун, где находился тогда военный пост японцев, и сегодня хорошо виден с нашего берега. Обратимся, однако, к очерку Ю.Гурьева. В нем описывается, как представитель погранкомендатуры капитан Мироненко получил приказ командира Биробиджанского погранотряда подполковника Прокопчика подготовиться к штурму Синдуна, сформировав из 45 пограничников Союзной ударную группу. Начало форсирования Амура было назначено на 23.00. Погрузившись на катера, пограничники сначала поднялись вверх по Амуру вдоль своего берега на несколько километров, пересекли его и, выключив двигатели, бесшумно сплавились к расположению поста. Удар по нему был неожиданным для японцев. Пограничники ворвались во внутренний двор укрепления и здесь вынуждены были залечь — из дота по ним вдруг ударил пулемет. Замолчать огневую точку заставил сержант Иван Федько, сумев метнуть в его амбразуру несколько гранат. Пограничники пошли в атаку на казарму, и тут Иван Федько получил смертельное ранение в грудь. В этом хоть и скоротечном, но жестком бою погибли начальник заставы младший лейтенант Расул Абдухаликов и ефрейтор Александр Сальков. Потери японцев при боестолкновении оказались в несколько раз выше, что свидетельствует не только об отваге пограничников, но и об их отличной воинской выучке и владении оружием. Пограничники взяли в плен пять японских офицеров, группу рядовых солдат. Ими были захвачены небольшой речной пароход, стоявший у пристани Синдуна, много оружия и боеприпасов, а также штабные документы.

Героев штурма Синдунского укреппоста похоронили с воинскими почестями, а застава Союзная получила статут именной в честь героя-пограничника Ивана Савельевича Федько. На памятнике, установленном на заставе в честь героев-пограничников, выбита надпись: «Вечная память героям-пограничникам, павшим в августе 1945 г. в боях с японскими агрессорами за свободу и независимость нашей Родины: младшему лейтенанту Абдухаликову Р.А., сержанту Федько И.С., ефрейтору Салькову А.И.»

За долгие годы журналистской работы мне посчастливилось побывать на многих заставах Биробиджанского отряда, в том числе Союзной и еще на одной именной заставе — имени Героя Советского Союза, участника штурма Берлина в 1945 г. Петра Кагыкина. Там знакомился с интересными людьми: как с командованием застав, так и рядовыми пограничниками. И на любой из застав ребята с гордостью рассказывали об их истории, о своих славных предшественниках, надежно охранявших амурский рубеж, и чьим традициям они верны до сего дня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *