Уезжая, я спешу сюда вернуться

Уезжая, я спешу сюда вернуться

Фото Олега Черномаза

Мэри  Яковлевна Гасымова, ветеран труда:

– Есть на свете два города, которые мне дороже  всех городов на свете. Это Биробиджан и Одесса. В Биробиджане я родилась, здесь прошла вся моя жизнь.  В Одессе мне не пришлось побывать, но там родился и жил мой отец Яков  Исаакович Блехман, от которого я узнала столько интересного об этом городе, что, казалось,  могла бы пройти по его улицам с завязанными глазами. Одесса – это память об отце.

Он получил замечательную профессию,  в которой состоялся, – повара Якова Блехмана  и сейчас помнят многие биробиджанцы, а его фирменный шницель по-биробиджански можно отведать во многих ресторанах и кафе города.

Мне приходилось видеть отца за работой. Свой фирменный шницель он  готовил просто виртуозно, ни на шаг не отступая от рецепта. Мясо – только говяжья лопатка, пропускал его через крупные ячейки мясорубки, потом подбрасывал фарш несколько раз – чтобы он задышал, напитался воздухом. Тщательно его вымешивал. Кроме соли, не добавлял в фарш никаких  специй – ни лука, ни чеснока.  Жарил шницель строго на сливочном масле, обваляв в муке,  – это была тоненькая лепешка, залитая яйцом, и  поэтому готовился шницель быстро. «Главный секрет – хорошее мясо», – любил повторять отец.

Мама наша, Раиса Семеновна, была русской женщиной, поженились родители в Биробиджане, и  мамочка наша очень быстро приобщилась к еврейским обычаям, научилась готовить национальные блюда, довольно чисто выучила разговорный идиш. Поэтому и мы, дети, переняли от родителей  дух еврейства, хотя росли в интернациональной семье.

Ни я, ни мои братья не переняли профессию отца, но  мы состоялись в других профессиях, в своих семьях, вырастили хороших детей, которые тоже нашли себя в жизни. И все это благодаря Биробиджану, городу, давшему нам путевку в жизнь. Он  остается для меня самым лучшим и самым дорогим  местом на земле.

От города моего детства у меня сохранились в основном светлые, дорогие сердцу воспоминания. Он изменился, стал другим, но мы по-прежнему остаемся преданными  биробиджанцами, душой города.

Мой  Биробиджан, несмотря на свой почтенный возраст, не стареет, а становится все краше. Хотя немножко жаль, что на тихой, милой сердцу  улице Ленина не осталось ни одного деревянного дома, что нет моей родной старенькой первой школы, в которой прошли мои лучшие годы  и куда мы с подружкой и одноклассницей Милой старались утром прийти пораньше, чтобы услышать школьную тишину.

Кроме школы, у нас был Дом пионеров, где каждый мог заняться любимым делом. Летом ходили в турпоходы, зимой пропадали на катке – скучать было некогда. И дома старались помогать по хозяйству маме, потому что папа  допоздна пропадал на работе, а то и ночевал там.

Каждый уголочек города нам казался своим, родным.

Сегодня в Биробиджане много красивых мест. Приятно гулять по набережной Биры, радует изяществом Театральная площадь, новые дома ушли от унылого серого цвета и стали по-настоящему нарядными.

Самыми тяжелыми для меня были годы, когда из Биробиджана стали уезжать мои родные, друзья, знакомые. С каждым таким отъездом от меня отрывалась частичка души. Жаль, что город не смог дать тогда этим людям хорошую работу, достойный уровень жизни. А ведь многие из уехавших были когда-то гордостью Биробиджана. Уезжают и сегодня – туда, где теплее, где жизнь кажется милее. А я не представляю своей жизни без родного города, и даже когда покидаю Биробиджан на короткое время, жду не дождусь, чтобы вернуться обратно.

Хочется, чтобы дети и внуки берегли свой город, изменяли его только к лучшему. Чтобы не было у них желания покинуть его, чтобы, выучившись, они возвращались в Биробиджан  и работали на благо своей малой родины.

Пусть он остается для нас самым теплым, самым добрым и, конечно, самым любимым!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + пятнадцать =