Уходили Родину защищать

С 1941 по 1945 годы область отправила на фронт более 14000 человек

Точных официальных данных о том, сколько своих жителей отправила на фронты Великой Отечественной войны наша область, пока нет. Считается, что с июня 1941 года по март-начало апреля 1945-го в действующую армию ушли 14,7 тысячи человек. Это составляло около 15 процентов всего населения ЕАО. Пали в сражениях не менее 7000 человек. Увы, данные, как говорится, округленные, а ведь «округлять» можно, к примеру, потери техники: танков, самолетов, орудий и т. д., но не людей. И может быть, придет все-таки время, когда будут составлены списки всех (до единого) — и тех, кто счастливо избежал смерти на той страшной войне в открытом бою с врагом, или погиб в концлагерях, как военнопленный, или пропал без вести. Ведь справедливо изречение о том, что, пока не захоронен последний солдат, война не считается законченной. Добавлю — и пока не выяснена судьба каждого из воинов, чьи следы потерялись безвестно.

А воевать уходили по-всякому. Например, в первую неделю после 22 июня 1941 года в районные и Биробиджанский городской военкоматы ЕАО поступило более 700 заявлений от желающих пойти воевать с фашистами. Между прочим, мобилизация еще не была объявлена, и всех добровольцев поставили на учет. Они же первыми и были вскоре включены в команды для отправки в действующую армию. Среди них был только что закончивший среднюю школу в Биробиджане Абрам Мордухович, прошедший всю войну артиллеристом. И такой же юный Юра Тварковский из Облученской школы-десятилетки, ставший Героем Советского Союза. Паша Федосеев, слесарь из Облучья, тракторист Вася Трофимов из села Пашково или 30-летний секретарь Биробиджанского горкома ВКП (б) Мендл Виленский. А кем, как не сыном ЕАО, в Минском подполье следует считать Матиса Столова. Сын одного из руководителей автономной области поступил перед войной в Минский юридический институт. Биробиджанский паренек отдал жизнь в одном из боев, когда перешел из подполья в партизанский отряд. Белорусы, и это справедливо, считают Матиса Столова своим героем. Он и наш, биробиджанский герой.

Основная же часть пополнения действующей армии, сражавшейся на западе, уходила на войну по мобилизации. И вот на что следует обратить внимание: ни одного случая попыток отказаться от призыва не было зарегистрировано в военкоматах; ничего подобного не мог вспомнить ни один из бывших фронтовиков, с которыми мне приходилось обсуждать эту тему. А собеседников, поверьте, за долгие годы работы журналистом было немало.

Иногда приходится слышать: сплошная мобилизация на фронт не считалась с жизнями солдат: «На винтовку, иди бей фашистов, хотя до мобилизации он ее в руках-то не держал». Да, такое было, но крайне редко и то на западе, где формировались части из ополченцев. Но только не на Дальнем Востоке. Уже через пару недель после начала войны был введен так называемый воинский всеобуч. К примеру, к осени 1941 года в автономии было уже около 100 учебных пунктов, в которых обучалось свыше 5000 человек, причем из всех социальных групп. Из них готовили мотоциклистов, пулеметчиков, минеров, радистов, парашютистов. Преподавали науку ведения рукопашного и штыкового боя. Учили, как использовать рельеф местности при атаке на окопы противника. В общем, не такими уж неумехами пополняли боевые части воины из автономной области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *