Улица при вокзале

Она вначале так и называлась – Привокзальная. Но совсем недолго: в 1935 году ей присвоили имя «всесоюзного старосты», а по сути – главы Советского государства Михаила Ивановича Калинина. Переименование улицы Биробиджана произошло 19 ноября – в день его 60-летнего юбилея. В этом году улице Калинина исполняется восемьдесят лет

У нас в области «всесоюзного старосту» не просто любили – его считали своим в доску, чуть ли не отцом родным. Ведь это он, Михаил Иванович, на съезде ОЗЕТа в 1926 году заявил, что перед еврейским народом стоит большая задача – сохранить свою национальность, а для этого нужно превратить значительную часть еврейского населения в оседлое крестьянско-земледельческое население: «Только при таких условиях еврейская масса может надеяться на дальнейшее существование своей национальности».

Тремя годами раньше Калинин побывал на Дальнем Востоке и убедился в том, что земли здесь хватит и местным жителям, и переселенцам. Оставил он свой след и на земле будущей еврейской автономии. 5 августа 1923 года «всесоюзный староста» прибыл в станицу Михайло-Семеновскую из Хабаровска, его с почестями встретили на берегу Амура, где состоялся импровизированный митинг. О чем же говорили станичники с высоким гостем? В основном жаловались на жизнь, на погоду.

Калинин спросил, сколько дворов в станице?

– Сто сорок будет.

– А сколько скота?

– Коров около четырехсот, а лошадей пятьсот. Молоко стоит пятнадцать копеек. Сами сидим без спичек. Ничего у нас нет, никакого кооператива, без рубах, без штанов.

– У вас тут все больше китайская мануфактура, а мы носим холстинку, – парировал высокий гость.

– Это мы знаем, видели. Здесь комары замучили, хоть малярии нет. Уж больно сильно лошади страдают. 

На это Калинин ответил довольно резко:

 – Вот вы все жалуетесь, а попробуйте, ищите золото, ведь под лежачий камень и вода не течет. Вы, видно, все на Амур глазеете, да на печи лежите, а вот казаки на Дону хватаются работать вовсю. 

В ответ прозвучало:

 – Здесь лодыря не приходится гонять, здесь четыре года урожая не было. Да еще налоги давят.

Смягчившись, Калинин заверил станичников, что советская власть не будет хуже, чем царская, и разъяснил, зачем государство берет с народа налоги. В память об этой встрече в селе Ленинском установили мемориальную доску.

Май 1934 года. Только что объявлено об образовании Еврейской автономной области. На встрече с рабочими Москвы и представителями еврейской прессы «всесоюзный староста» выступает с речью. Он с твердой уверенностью говорит, что создание еврейского территориального центра в Биробиджане является единственным путем нормализации национального статуса евреев Советского Союза, что в течение одного десятилетия Биробиджан станет наиболее важным и, возможно, единственным оплотом национальной еврейской социалистической культуры. С тем же убеждением в голосе Михаил Калинин заверил собравшихся, что преобразование Еврейской автономной области в республику является вопросом времени.

Властям люди верили. И ехали, ехали, ехали в Биробиджан переселенцы с надеждой обрести здесь не еврейское, а подлинное человеческое счастье. Старенький деревянный вокзал на улице Привокзальной принимал эшелон за эшелоном. В 1935 году было построено новое кирпичное вокзальное здание, так что и у биробиджанского вокзала тоже юбилей.

Переселенческая контора, где оформлялись приехавшие, тоже находилась на Привокзальной улице. Рядом с конторой была столовая, а чуть поодаль построили железнодорожный клуб – единственное в то время культурное учреждение Биробиджана. Именно здесь ставили свои первые спектакли и выступали с концертами молодые артисты из Москвы – ученики самого Соломона Михоэлса. «Крепкий коллектив, молодой, с хорошей партийно-комсомольской прослойкой», – телеграфировал в Биробиджан из Москвы будущий директор ГОСЕТа Эммануил Казакевич.

Вместе с артистами из Москвы прибыл рояль. Но дорогу от вокзала до клуба развезло так, что машина с роялем прочно застряла в грязи. И тогда артисты вместе с шофером сняли рояль с машины и понесли на руках. И донесли.

Поначалу жили московские артисты в бараке, приспособленном под общежитие. Но руководитель труппы, ставший главным режиссером театра – Марк Рубинштейн, добился, чтобы в городе начали строительство домов для актеров. Первый двенадцатиквартирный дом построили в 1937-м, второй – в 1938 году. Первыми новоселами новостроек на улице Калинина стали Иосиф Гросс, Макс Рейнгольд, Яков Розенфельд, Шелли Мирецкая, Любовь Яновская, Яков Рубин, Михаил Шейн, Яков Абрамович, Моисей Жолковер, Ефим Гельфанд и сам Марк Рубинштейн. Находились дома буквально под боком у нового здания театра на улице Ленина. Актеры шутили: «Мы дома, как в театре, а в театре, как дома». 

После ликвидации ГОСЕТа дома перестали быть актерскими, но по традиции селили туда в основном работников культуры. 

Эти дома под номерами 21 и 23 стоят на улице Калинина и по сей день. Я побывала в одном из них, где в квартире на втором этаже, говорят, проживал Марк Рубинштейн. Старая деревянная дверь в подъезд давно изжила свой срок. Наверх ведет крутая деревянная лестница. Перешагиваю порог квартиры – чисто, уютно, почти евроремонт, пластиковые окна. Кухня и прихожая тесноваты, но комнаты довольно просторные и раздельные. Есть ванна, горячую воду хозяева нагревают электротитаном. О том, что в доме жили актеры, а в их квартире – сам режиссер, услышали впервые, хотя квартиру купили десять лет назад.

– Мы даже не знаем, когда снесут наш дом, лет тридцать назад его капитально отремонтировали, поэтому, наверное, в мэрии считают, что он еще долго простоит, – говорили жильцы.

Два года назад снесли, наконец, позорный полусгнивший дом-барак, стоявший напротив вокзала. Поразило то, что некоторые обитатели этой трущобы жили здесь с самого рождения – и своего, и дома. Один из них был строителем, но на пенсию ушел, так и не получив благоустроенной квартиры. Теперь живет, как и многие его бывшие соседи, в новом доме на улице Саперной. А многие старожилы так и не дождались желанного новоселья.

На улице Калинина – там, где начинается сквер Победы, находилась одна из первых аптек Биробиджана. А первый в городе фонтан забил на привокзальной площади.

До войны на углах улиц Октябрьской и Пушкина на Калинина было построено два трехэтажных дома с просторными квартирами и высокими потолками. Селили сюда в основном номенклатурных работников. Четырехкомнатные квартиры превратили в коммуналки. Уже после войны один из домов возвысили до четырех этажей.

В конце 1950-х под номером пятнадцать был построен железнодорожный дом – типовая кирпичная многоэтажка с двумя подъездами. Заселились туда машинисты, стрелочники, путевые рабочие… Долгое время здесь все знали друг друга, жили сплоченно и дружно. Сейчас в доме проживает лишь несколько семей бывших работников железной дороги.

Любила и привечала улица Калинина детей. Здесь в уютных двухэтажных особнячках долгое время размещались Центр детского туризма и Центр детского технического творчества. Ребята конструировали модели самолетов, кораблей и прочей техники, ходили в походы, учились фотоделу и многому другому. Сейчас в одном особнячке поселились чиновники областного комитета образования. 

Долгое время улица Калинина была тупиковой, упираясь в склады товарной конторы ДВЖД. Зато теперь она стала настолько оживленной и шумной, что жители не знают покоя от гула машин ни днем, ни ночью. К тому же рядом с автотрассой находится железная дорога с круглосуточным движением поездов. «Живем, как на вокзале», – невесело шутят жители придорожных домов.

Автовокзал тоже находится на этой улице. Так что улицу Калинина с полным правом можно назвать главными воротами Биробиджана.

Многие помнят, что на улице Калинина в начале 1990-х годов стали проводиться областные ярмарки-выставки, куда приглашались участники из других регионов Дальнего Востока и Сибири. Были и китайские представители – внешнеэкономические и торговые связи с этой страной только-только начинали налаживаться. 

Украшают одну из старейших улиц фонтан с менорой и памятник первостроителям области. На месте старых домов появилось несколько красивых современных зданий. 

Почти в каждом крупном населенном пункте области есть свои улицы Калинина – в Бире и Биракане, Амурзете и Николаевке, Ленинском и Теплоозерске. Есть и село с этим названием в Ленинском районе.

 В 1957 году вышло постановление, запрещающее называть города, села, улицы именами живых, хотя и заслуженных деятелей. Так улица Кагановича стала Транспортной, Микояна – Мясокомбинатской, Эренбурга – Братской, Покрышкина – Севастопольской… А улица Калинина осталась – к тому времени «всесоюзный староста», мечтавший о Еврейской республике в Биробиджане, ушел из жизни. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *