Умею быть только детским доктором

Умею быть только детским доктором

Василий Кравцов

Сегодня отметит своё 70-летие один из старейших действующих врачей ЕАО Евгений Яновский

У входа в соматическое отделение областной детской больницы  медсестра деловито объясняет молодой женщине с ребёнком: «Пойдёмте со мной. Сейчас вам справочку подпишут — и гуляйте со своим малышом!»  На лицах женщины и малыша улыбки: хорошо попасть домой аккурат к Новому году, пусть и к Старому Новому году. Все хвори остались в прошлом. А кто же в этом помог?

Меня с удовольствием проводили к педиатру Евгению Николаевичу Яновскому. Я уже знал, что у этого врача скоро юбилей, и постарался к нашей встрече заготовить такие вопросы, чтобы этому в общем-то скромному в жизни человеку захотелось рассказать о себе поподробней.

Первый пункт

— Евгений Николаевич, как ветеран медицинского труда, скажите, что может удержать человека в медицине на сорок пять лет и не даёт отдыхать на лавочке у дома или с удочкой у реки?

— Вопрос очень сложный. Все министры здравоохранения не смогли пока найти ответа. И национальные проекты предлагают, и зарплату повышают, а врачебных кадров был и есть дефицит. В педиатрии в том числе. Вот недавно проходил у нас ординатуру один врач, прошёл благополучно, а тут смотрю – он уже менеджер по… продаже холодильников! Ушёл из профессии, не успев в неё и войти! Не понимаю я этого. Где ответ вам искать буду?

Сам я – педиатр «с нуля». По окончании мединститута давал клятву советского врача – ту, что называют ещё клятвой Гиппократа. Но как человеку давать подобную клятву сейчас, когда, получив диплом, дальше каждый устраивается, как может, и заработок порой оказывается  важнее призвания?

Я считаю так: учись, где хочешь, работай, где сможешь. Если получается –  значит, это твоё дело. Но кто врача-то на его месте заменит? Откуда другой человек придёт? Профессия наша была, есть и будет: у нас всегда есть «точка приложения сил» — люди вокруг.

— А как Вы  выбрали свою профессию?

— В школе ещё пунктик у меня возник, в старших классах. Ходили мы оказывать шефскую помощь в детдом, и там я впервые увидел детей с церебральным параличом. Кто-то их боялся ТАКИХ, а меня это потрясло: «Неужели им ничем нельзя помочь?!» Раздумий больше не было: в Хабаровский медицинский институт сразу поступал на «детский» факультет. Никаких компьютерных тестов на профпригодность тогда не знали. Но я стал педиатром и остался им!

— Приход в профессию после вуза не разочаровал? Самостоятельную медицинскую практику как начинали?

— Институт я окончил в 1966 году, а диплома мне… не выдали. Выдали справочку: мол, диплом и нагрудный знак о высшем образовании товарищу такому-то выдать при ОПРАВДАНИИ ЗВАНИЯ СОВЕТСКОГО ВРАЧА через год! Была когда-то такая практика. И поехал я оправдывать своё врачебное звание на Сахалин в посёлок Ильинск — в филиал районной больницы. Как только я приехал на остров – главный врач… уехал в отпуск. А потом на специализацию по хирургии. И остался я единственным врачом в больнице на полгода! Хотя и был я педиатром, принимать в отсутствие коллеги пришлось пациентов всех возрастов с самыми разнообразными жалобами. Вот это было накопление опыта!

Тут ещё есть пунктик. Главный врач Кирилл Владимирович Лесков окончил институт… всего на год раньше меня! Потом я узнал, что когда-то он был «сыном полка», затем – военным фельдшером. Это был человек с большим жизненным опытом.

Земля долгой радости

— У Вас всё так здорово складывалось на острове. Что же привело в Биробиджан?

— У меня появилась семья, супруга была учителем, мы работали, а вот ребёнку нашему не очень подходил влажный островной климат. Жена неплохо знала Биробиджан – окончила там педагогическое училище, я бывал в этом городе только проездом, и поначалу переезд в ЕАО мы рассматривали как дело временное. А теперь я понимаю, как мне повезло с выбором города.

— Это здесь Вы вернулись полностью  в педиатрию?

— Я помню даже день, когда это произошло, — 18 августа 1970 года! Детская поликлиника в Биробиджане тогда находилась на месте нынешней онкологической, а стационар – в деревянной двухэтажке на улице Пушкина, рядом с шестой аптекой. Появлению мужчины-врача в больнице были очень рады: молодой, мобильный. Поэтому кроме работы в поликлинике меня сразу подключили к дежурствам в стационаре. Тогдашний главврач  Нина Арсеньевна Гавурина хорошо помогла мне, как наставник, сразу направила на учёбу. После работы в деревне это было полезно. А через два года мы переехали в нынешнее здание областной детской больницы и поликлиники.

— Можно сказать, что Вы в Биробиджане успешно продолжили свою карьеру?

— Карьера – какое-то не то слово… Я уже в 1971 году, т. е. через год после прибытия в ЕАО, выполнял функции нештатного областного педиатра. Приходилось много ездить с консультациями по районам. Так в Амурзете я познакомился с известным сейчас травматологом Валерием Васильевичем Колесниковым: как педиатр, не мог не отметить его особенного внимания к детям. Этот врач занимался не только своей хирургической стороной дела, но и старался разобраться со всеми проблемами своего больного. «Посмотри тут парнишку, — предложил он мне. – По нашей части у него всё вроде нормально идёт, но что-то не нравится мне». Оказалось, не зря просил посмотреть…

А в областной детской больнице хирургическое отделение появилось довольно поздно – только в 1987 году. До этого оперировали детей в областной больнице, во взрослом отделении, только там для них была выделена отдельная палата. Называлась она палата номер шесть. У неё действительно был шестой номер, там вместе находились и мальчишки, и девчонки, и мамы с малышами. И хирургом там был Павел Павлович Кузмичёв – будущий главный врач нашей детской больницы.

— За сорок лет работы в одном медицинском учреждении вы определили, что является профессиональной особенностью или особенностью характера медработников именно в детской больнице?

— Трудно так обобщать. Коллектив постоянно обновляется — это естественный и необходимый процесс. Из первых врачей областной детской больницы я один остался «на посту». Но все люди здесь, считаю, всегда были на своём месте – и врачи, и медсёстры! От медсестёр, от старших медсестёр зависит на самом деле много – это же первые наши помощники!

Я хочу лечить детей

— А среди нынешних врачей детской больницы или других медучреждений области есть те, кого Вы могли бы назвать своими учениками?

— Я начал нашу беседу с негативного примера, но это всё же не частый случай в нашей специальности. Просто подобное отношение к профессии врача так коробит, что не мог смолчать.

Вот сейчас в соматическом отделении кроме меня работают ещё два врача – Кирилл Бурдо и Владислав Коган. Это очень ответственные врачи. Если я с ними работаю каждый день, вместе лечим детей – как мы можем друг другу не доверять? Ребёнок ведь сам не на всё обратит внимание, не всё может высказать, оценить в своём состоянии. Врач должен заметить изменения вовремя! О докторе Когане мамы наших пациентов ещё в пору его работы на «скорой помощи» отзывались очень уважительно: «Приехал, всё разъяснил, рекомендовал. А я – не вняла, не выполнила, не поехала сразу в больницу!»…

Татьяна Мелисова и Любовь Родникова – нынешние завотделениями детской поликлиники – можно сказать, что мои ученицы. Я не могу им не доверять. Мы быстро находим профессиональное взаимопонимание, что важнее всего в нашей работе. Среди первых врачей-интернов в начале 1970-х годов у нас был Владимир Соколов. Он давно работает в Хабаровске – доцент, кандидат медицинских наук. Тогда же пришёл Пётр Березань – ныне известный в области ЛОР-врач, а его сын Александр сейчас наш детский хирург. И у него, и у других наших молодых врачей – Виталия Щебенькова и Константина Панина – мне нравится их отношение к работе. С этими ребятами можно решать сложные оперативные вопросы – они скорые на подъём.

— Маленькие пациенты вас на улицах узнают? Или убегают от врача, чтобы в больницу опять не забрал?

— Всякое бывает. Ведь дети помнят и боль, которую им причинили. Но вот такой эпизод. Как-то в моё дежурство привезли девочку со сложным отравлением. Всё окончилось благополучно, вскоре ребёнка выписали домой. Спустя уже очень много времени едем с женой в автобусе. Вдруг слышим громкий голос: «Вот дядя, который тебя спас! Смотри на него, доченька, запомни хорошенько!» Я смущаюсь, на нас оглядываются другие пассажиры. Мне так хотелось, чтобы автобус поскорей доехал до дома…

— Но если приходится испытывать такое внимание, значит, Вы действительно помогли людям. А что поддерживает в Вас столько лет интерес к нелёгкой и ответственной работе врача?

— Удовлетворение от своей работы, удовольствие от работы. Сейчас у врача возможностей много больше, чем в ту пору, когда я только пришёл в медицину. Работать стало интересней, наша помощь стала эффективней. А чувство неудовлетворённости в конце смены у меня возникает тогда, когда я чувствую, что ещё чего-то недодал детям.

Отметки на большом пути

1970 – награждён медалью «100 лет со дня рождения В. И. Ленина».
1978 – вручён знак «Отличник здравоохранения».
1979 – присвоено звание «Лучший работник здравоохранения
области».
1980 – первому из врачей ЕАО присвоена высшая
квалификационная категория.
1986 г. – награждён орденом Дружбы народов.
2000 г. – Е. Н. Яновский – Почётный гражданин ЕАО.
2003 г. – имя биробиджанского врача-педиатра внесено
в энциклопедию «Лучшие люди России» с вручением
памятной медали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *