Уполномочен основать село

Уполномочен основать село - Первый кавалерийский отряд из еврейских поселенцев. Первый слева вверху - Лев Баскин

Первый кавалерийский отряд из еврейских поселенцев. Первый слева вверху - Лев Баскин

90 лет назад  на берегу  Амура  появился переселенческий пункт. В июне 1928 года  сюда прибыл из Хабаровска пароход  с первой партией еврейских переселенцев в количестве 180 человек, которую возглавлял  уполномоченный КомЗЕТа  Лев Баскин. Эти переселенцы и стали первыми жителями Амурзета

29 мая 1928 года в Хабаровске состоялось заседание Президиума Далькрайисполкома, решением которого, для  всемерного содействия работе КомЗЕТа, была создана  Комиссия по земельному устройству. Среди членов этой комиссии был Лев Баскин. Именно об этом незаслуженно забытом человеке стоит напомнить в связи с предстоящим юбилеем Амурзета.

Лев Григорьевич Баскин имел одну из самых мирных профессий  – учителя. Родился и жил он на Украине, был участником  Гражданской войны, в 1919 году вступил в ряды ВКП(б).  Когда страна вновь вернулась к мирной жизни, активно занялся решением проблем еврейских местечек. Работал в ОЗЕТе, евпартсекциях, Евощесткоме на Полтавщине. В 1928 году принял участие во втором агротехническом совещании КомЗЕТа, проходившем 1-5 февраля в Москве, и даже выступил там.

Весной 1928 года Льва Баскина  назначают уполномоченным       КомЗЕТа  по приему в Иркутске  первых эшелонов еврейских переселенцев, направляющихся в Биробиджан, а чуть позже – членом  Комиссии по земельному устройству при Далькрайисполкоме и уполномоченным КомЗЕТа  в Екатерино-Никольском районе.

В июне 1928 года 160 переселенцев выехали пароходом из Хабаровска в Екатерино-Никольское на закрепленные Комзетом рисовые поля, занимающие несколько сот десятин в самом плодородном районе Биро-Биджана у Амура.

Провожал переселенцев сам председатель Дальневосточного крайисполкома и Далькомзета  Чуцкаев, который обратился к ним с речью: «Вы находитесь перед большими трудностями. Местная власть вам окажет возможное содействие. Я уверен, что еврейские трудящиеся, которые взялись за эту большую, новую и тяжелую работу с величайшим упорством, коллективной работой и в тесном союзе с местным населением построят культурное хозяйство и создадут свою территориальную единицу – крепкую, культурную коммуну. Здесь они приобретут свой родной очаг на пользу еврейских трудящихся масс и всего края».

18 июня еврейские переселенцы прибыли в Екатерино-Никольское, среди них  был  Лев Баскин. По его инициативе  состоялся большой вечер знакомства местного населения  с еврейскими переселенцами.

Спустя два месяца на заседании Далькомзета заслушивается сообщение Уполномоченного  при Екатерино-Никольском районе Л.Г. Баскина. Кроме этого, он шлет одну за другой докладные записки  Биробиджанскому представительству центрального правления ОЗЕТа и  Райкомзету. В  них подробно рассказывается о состоянии дел и нуждах  переселенцев. В сферу  интересов уполномоченного КомЗЕТа входят все детали хозяйства и быта людей, которыми он руководит, ему надо решать все возникающие вопросы и во что бы то ни стало удержать людей на месте, избежать так называемого обратничества. А это нелегко сделать, так как  в организации обустройства переселенцев  было много недостатков, и это еще мягко сказано.  К примеру, затянулся  процесс землеустройства на месте будущего еврейского поселения.

«После длительного ожидания землеустроители  наконец-то появились и обещают снова приблизительно в течение 10 дней указать нам место будущего расположения поселка», – пишет Баскин. Изучив прилегающую к рисовому полю местность, Лев Григорьевич настаивает: «Место у Амура называется «бывшая дровяная пристань»…  Я   настойчиво домогаюсь того, чтобы был выбран участок для поселка над Амуром в указанном мною месте».

Говоря о прокладке дороги, он еще раз утверждает: «Место же, мною указанное у Амура для постройки пристани с поселком, во-первых, водой не залито и, во-вторых, оно находится на прямой, ведущей к центру плантации. Разумеется, что нам, несомненно, выгоднее и материально, и практически именно здесь прокладывать дорогу».

Отдельно оговаривается вопрос о домах: «Я полагал построить здесь дома для переселенцев украинского типа, то есть  мазанки. Эти домики, несомненно, стоили бы значительно дешевле в условиях отсутствия леса. Но теперь, когда осень на носу, говорить о мазанках, требующих достаточного количества времени для просушки, не приходится. В силу того мы должны строить деревянные дома».

Несмотря на все усилия Баскина, условия работы и быта переселенцев оставались очень тяжелыми.  Многие не  выдерживали тягот и уезжали обратно.

Отзывы оставшихся на месте переселенцев характеризуют Льва Григорьевича Баскина только с хорошей стороны: «В деле обучения переселенцев, как нужно строить переселенческое хозяйство, как работать на лошади, как ее обслуживать, тов. Баскин проявил большую энергию и заботу».

В журнале «Огонек» от 30 сентября 1928 года Анжелика Рор, корреспондент «Франкфуртской газеты», прожившая несколько недель в Екатерино-Никольском, посвящает Баскину несколько строк: «Его деятельность заключается не только в организации всякого рода работ, но и в постоянном непосредственном контакте с каждым отдельным поселенцем. Часто ему приходится выслушивать чтение писем с родины и обсуждать ответы на них. Этот человек совмещает в себе должность инструктора по коневодству, механика, организатора, начальника и педагога…»

Бюро Дальневосточного крайкома ВКП(б), изучив результаты всех проверок и комиссий, вынесло резолюцию: «Баскин показал себя выдержанным активным работником». В той же резолюции были отмечены крупнейшие достижения еврейских переселенцев:  «Про оставшихся переселенцев можно с уверенностью сказать, что, преодолев все препятствия, они действительно явятся прочным ядром».

Баскин выступил инициатором и стал создателем первого Биробиджанского кавалерийского отряда из еврейских переселенцев. Аргументировал это так: «По всей стране создаются военные кружки при  Осоавиахиме, такие же должны быть и в Биробиджане. Условия Биробиджана диктуют, что нужно готовить переселенцев к тому, чтобы они могли хорошо ездить верхом, стрелять, заниматься охотой».

В 1929 году Лев Баскин  участвует в работе 3 съезда ОЗЕТа. В своем выступлении он говорит: «Как действенное средство против антисемитизма в  Биробиджане необходимо  создание широкой сети ячеек ОЗЕТа, в которые надо вовлечь все местное население. К примеру, в Екатерино- Никольском в ОЗЕТ вовлечены местные казаки и корейцы».

В этом же  1929 году известная еврейско-американская журналистка, член Национального Исполнительного Комитета ИКОРа  Гина Медем побывала в  Амурзете. Вот что она написала: «Работает коммуна «Красный Октябрь». Я присоединяюсь к едущим. Человек восемь молодежи – парней и девиц – работают в поле. Это минчане, приехавшие в 1928 году, в самое тяжелое время, пережившие наводнение, эпидемию сибирской язвы, первый гнус. Не было даже бараков, спали в палатках, из кожи лезли вон, строя первый дом, снимали, стоя по колено в воде, пшеницу, зимой рубили в лесу деревья, изготовляя доски. А теперь, на втором году, дом уже готов, четыре семьи живут в нем. Прекрасный просторный сибирский дом, запах сосновых бревен, яркая лампа над столом, чистая скатерть, грудные дети уже родились в дикой тайге Дальнего Востока. Радостно   смеясь, они тянутся  навстречу своему будущему…».

К октябрю  1930 года в Амурзете числилась 101 семья, всего 312 человек. В это время имя Льва Баскина исчезает  со страниц газет.

Объяснение этому дает  некролог, опубликованный в «Трибуне» №3 за 1931 год. В нем   говорится о том, что 11 января 1931 года в Москве после сердечной болезни безвременно, около 40 лет от роду, скончался  Лев Григорьевич Баскин. «Оторванность этого района (Екатерино- Никольского) от ст. Тихонькая и Хабаровска, усугубленная общей неподготовленностью к приему переселенцев и условиями лета 1928 г., с его проливными дождями, обилием  гнуса и др., создавала невероятно тяжелые условия для первых переселенцев. И если большая их часть все же выдержала напор этих трудностей, то этому много способствовали личные качества тов. Баскина: большевистская смелость, инициатива, энергия.  В июле 1928 года, когда переселенцы беспросветно мокли в палатках, работая на каналах рисовой плантации, без надежды на близкое хозяйственное устройство их, т. Баскин выступил с проектом строительства переселенческого поселка – будущего агроиндустриального городка на берегу Амура. Тов. Баскин предварительно лично исходил и изъездил все окрестности, истоптал и излазил болота и сопки, и не будучи по  специальности ни агрономом, ни экономистом, верно выбрал и указал место для поселка», – говорилось в некрологе.

В июне 1931 года Амурзет  (Амурское земельное еврейское товарищество) праздновал несколько дат. Этому событию была посвящена большая статья  «Некоторые итоги», напечатанная  в 21 номере «Трибуны»: «20 июня исполняется 3 года с тех пор, как на широкий Амур, на территорию нынешнего Амурзета, вступила первая партия еврейских переселенцев. 2 июля исполнилось 2 года со дня основания в Амурзете сельсовета.  На широком берегу Амура, вдоль китайской границы расположен поселок Амурзет – один из тех уголков в Биробиджане, где на здоровой почве вырастает социалистический поселок. Машино — тракторная станция, обслуживающая 9 колхозов и крепко организованный совхоз со значительным количеством посевной площади (1050 га), со значительным животноводческим хозяйством, целый ряд школьных и дошкольных учреждений (школа, детская коммуна, пионеротряд, детплощадка, ясли), культпросветучереждения (библиотека, клуб, изба- читальня), сельсовет, строительство многих новых домов и новой школы – вот чем может похвалиться Амурзет к трехлетию своего существования».

В 1931  году Гина Медем еще раз побывала в Биро-Биджане. В своей большой статье, посвященной Амурзету и его председателю  Зайду, бывшему аргентинскому фермеру, она вновь напоминает о ныне забытом первопроходце: «И словно чудо в сказке, здесь на Дальнем Востоке выросло, расцвело и распустилось пышным революционным цветком небольшое ядрышко, крепкое,как скала, спаянное, как бетон, деятельное, как пчелиный рой, и действенное, как атака. Я имею в виду детскую коммуну Амурзета – новых маленьких героических работников в неосвоенной тайге, будущих носителей советской культуры на берегах Амура. Коммуна имени тов. Баскина, основателя поселка Амурзет, умершего в прошлом году, расположилась в одном из больших домов и состоит из 25 членов в возрасте от 9- 15 лет. Это маленький, крепкий и дисциплинированный организм.  Цель коммуны – помощь родителям-колхозникам».  («Трибуна» 5-6 №1932 г. с. 17)          К сожалению, о роли Льва Григорьевича Баскина  в основании и становлении  первого еврейского поселения  на Амуре  в  нашей области со временем  забыли,  его имя не упоминается  в исторических справках об истории Амурзета. Нет о нем сведений в районном краеведческом музее. И мы надеемся, что эта публикация станет одним из экспонатов музея, а еще было бы справедливым  назвать  именем Льва Баскина одну из улиц Амурзета.

Сейчас в Амурзете проживает около пяти тысяч человек. Большинство жителей работает в районных и сельских организациях и учреждениях, производственных предприятий, увы, не осталось. Есть несколько фермерских хозяйств, которые занимаются  животноводством и выращиванием сои и зерновых культур.

К юбилею села была благоустроена набережная Амура, на которой установлен памятник российско-китайской  дружбы. В эти выходные дни там пройдут праздничные мероприятия.


Елена Марундик

Подготовила Ирина Манойленко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *