Урожай наш, урожай…

Урожай наш, урожай… - Китаец Ван - и бригадир, и агроном

автора

Китаец Ван - и бригадир, и агроном

Соберихой и запасихой называют в народе август — самый щедрый на овощное изобилие месяц лета

Чтобы увидеть это изобилие воочию, я поехала в Смидовичский район. В былые годы здесь в овощах знали толк — слава о местных труженицах овощных полей гремела на всю область. Вот и захотелось узнать, как сегодня сохраняют в районе эти добрые традиции.

…Дорога до Камышовки, если ехать со стороны Хабаровска, напоминает полевую придорожными пейзажами. Налево посмотришь — скошенное жнивье увидишь, направо — поле кукурузное, дальше — арбузная бахча, за ней — капустная плантация. Ближе к селу начинают белеть пленочные крыши многочисленных теплиц.

Выхожу из автобуса неподалеку от симпатичных построек. В глаза бросается вывеска — «Сельскохозяйственный рынок». Разгар дня, но за длинным прилавком рынка — ни одной живой души. А где ж урожай?

А урожай — вот он, на другой стороне дороги, у автобусной остановки. Ведра с отборными помидорами, огурцами и картошкой выстроились в рядок, как солдаты на плацу, а их хозяева, переговариваясь меж собой, поглядывают на трассу — не притормозит ли кто? Здороваюсь, а заодно интересуюсь, почему этот нехилый овощной ассортимент выставлен не на рыночном прилавке.

— Так неудобно ж там — машинам надо специально заворачивать, а кому это хочется, — парируют продавцы. — Пусть на рынке этом торгует тот, кто его построил.

Построила рынок, а также соседние с ним магазин и кафе глава крестьянско-фермерского хозяйства Светлана Аликина, к которой я, собственно, и ехала в Камышовку.

— Хотелось как лучше, чтоб люди цивилизованно торговали, тем более что денег за торговлю мы не берем. Глава поселения меня убеждал, что нужен такой рынок. Сначала вроде потянулся народ, и сами мы свои овощи выставляли. Но чтобы к рынку подъехать, нужно свернуть с асфальта. Неудобно это водителям — подъезд бы сюда хороший, да откуда денег взять. Недавно с этого рынка крышу сняли — приезжаю утром, а ее нет. Вот пришлось по новой покрыть, а для чего, а для кого? — делится фермер наболевшим.

Какой-то грустноватый у нас разговор получается с главой одного из лучших крестьянско-фермерских хозяйств  района.

— Как белка в колесе весь день крутишься-крутишься, — продолжает Светлана Викторовна. — Толк, конечно, есть, если б не было, давно бы это дело бросила. В совхозе я дояркой работала, даже не думала, что овощами заниматься придется. А пришлось — нужда заставила. Сперва мама хозяйство свое организовала, а потом я его приняла. Наследники тоже есть — трое взрослых детей, все в Камышовке живут. У старшей дочки свое фермерское хозяйство. Земли только своей нет — почти вся в аренде. Вот пыталась сейчас оформить несколько участков в собственность, бумаги вожу с собой. Сколько же, скажу вам, мороки! Но это еще ладно. Другое меня тревожит. В моем хозяйстве, как вы знаете, китайцы — главная рабочая сила. Нет в селе желающих на полях работать. Из бывших совхозных овощеводов мало кто остался, да и те пенсионеры, а молодежи выгодней в городе устроиться — и работа чище, и зарплата выше. Но скоро и китайцы откажутся работать из-за низкой зарплаты. Два года назад я стала платить за них взносы в Пенсионный фонд. Почему? Разве китайцы будут получать пенсии в России? Я не понимаю этого. Подоходный налог с их заработка берут в два раза выше — как с иностранцев. Повышать мне зарплату не с чего — остается только повышать урожай.

А у меня шариком завертелись в голове слова бодренькой песни из популярной кинокомедии о счастливой колхозной жизни: «Урожай наш, урожай…»

— Ладно, поедемте, покажу наш урожай, — угадала мои мысли фермер. — Овощи у нас в основном в теплицах. Это выгодней, чем в открытом поле их выращивать.

Обветшавшие от времени теплицы напоминали согбенных, много поживших стариков.

— На новые просто денег нет, — констатирует Светлана Аликина. — Но изба не углами красна — зато внутри есть что посмотреть.

И впрямь — помидорные мощные плети упирались в тепличный потолок, и плодов на них было видимо-невидимо.

— Обратите внимание, что плети внизу как стволы деревьев — голенькие. Все это вручную обрывают. Но усилия того стоят — раза в два урожай повышается. И это не гибридные сорта — обычные, но проверенные. Мы сотрудничаем с надежной фирмой — дорого за семена платим, но зато и отдача есть.

В другие теплицы меня сопроводил китаец Ван — и бригадир, и агроном в одном лице. В Камышовку он ездит десять лет, чувствует себя здесь почти как дома.

По соседству с теплицами — кукурузное поле.

— Скоро початки собирать начнем — их хорошо покупают, — поясняет фермер. — А вот эти конусы — спаржевая фасоль. Семена тоже наши, а технология — китайская.

Неподалеку от теплицы — затаренная горка собранных арбузов.

— Дождей этим летом совсем мало было, так арбузы сладкие, как мед. У вас, в Биробиджане, дожди льют и льют, а у нас прошел недавно дождичек — даже землю не промочил.

— Но ведь была когда-то возле Камышовки целая оросительная система для овощей, — вспоминала я.

— Была, да вся вышла.

— А если самим построить?

— Я же разорюсь на этом строительстве.

Когда про цены заговорили, которые назначают оптовики из Хабаровска, моя собеседница вздохнула, а потом привела по поводу цен образное сравнение: за десять лет, говорит, литр солярки подорожал почти в десять раз, а килограмм капусты стоит почти столько, сколько литр солярки десять лет назад.

— В прошлом году пытались на трассе торговать — оштрафовали, не положено. Рынок построили, а толку снова нет. Но ничего, что-нибудь все равно придумаем.

Бороться за урожай Светлане Аликиной помогают и школьники. Каждое лето по договору с центром занятости она устраивает у себя своеобразный лагерь труда и отдыха для ребят. Четыре часа — работа, остальное время — организованный отдых: экскурсии в Хабаровск, походы на природу, веселые вечерние программы.

Недавно главу крестьянского хозяйства из Камышовки наградили Почетным знаком «Лучший наставник ЕАО». И все село от души порадовалось за землячку — заслужила!

…Мы возвращаемся с полей и теплиц к пустующему рынку. Светлана, извинившись, отдает по телефону распоряжение: «Завтра завезите немного овощей в магазин — пусть хоть там поторгуют». Основной же собранный урожай с утра поедет в Хабаровск, к оптовикам.

Вот такое получается современное кино о фермерской жизни.


На снимках: Рынок , где никто не торгует; Эти арбузы завтра уедут в Хабаровск; Светлане Аликиной рулить не привыкать; Посадки спаржевой фасоли напоминают еловый лес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *