Ушел из жизни ветеран

Ушел из жизни ветеран

В 2015 году к 70-летию Победы в издательстве «Буква Статейнова» города Красноярска вышел сборник сочинений и рассказов старшеклассников разных школ Дальнего Востока и Сибири о Великой Отечественной войне под названием «Память о победе».

В числе авторов этого издания Виктория Савельева — правнучка ветерана войны Василия Константиновича Пазникова, награжденного в 1985 году орденом Отечественной войны 2-й степени. Сейчас она- студентка Биробиджанского медколледжа. Ее прадедушка, закончивший войну в Чехословакии, умер в 2011 году в возрасте 91 года. Прабабушка – Любовь Григорьевна- вдова ветерана, за которой ухаживает дочь — Жанна Васильевна Иосипчук, в августе этого года должна отметить 90-летие. Сочинение правнучки, написанное в 2013 году, посвящено памяти ушедшего из жизни Василия Константиновича Пазникова.Оно предоставлено редакции учителем русского языка и литературы Амурзетской средней школы Евгенией Александровной Самариной.

Мой прадед, Пазников Василий Константинович, родился и учился в селе Столбовое нашей области. В начале войны его отправили в школу пехоты в Хабаровск, а после этого  на курсы лейтенантов, по окончании которых он со своими товарищами был направлен под Сталинград. Когда везли на фронт молодых офицеров и солдат, фашисты разбомбили их состав, многие погибли, и тогда он впервые понял, что такое война: много крови, страданий и боли.

Когда их везли на передовую, мой прадедушка обратил внимание, что почти все машины шли на запад, а все вокруг объято тревогой и желанием победить, и только небольшая часть машин ехала на восток, на которых перевозили раненых, слышны были стоны, крики, хриплая ругань и плач детей, и казалось, сама дорога скрипит и стонет под колесами.

Во время сражений под      Сталинградом не хватало оружия, пушек, минометов и гранат. Шли с винтовкой против фашистских танков, погибали тысячи молодых необстрелянных солдат и опытных офицеров. Полк попал в окружение, и командному составу, оставшемуся в живых, пришлось приложить немало усилий, чтобы вывести из окружения хоть кого-то из подчинённых. И в результате от дедушкиного полка осталось пять человек. Дед не погиб, потому что адъютант закрыл его своим телом во время минометного обстрела.

Мой прадедушка, рассказывая о своих фронтовых друзьях, каждый раз плакал, ему было очень тяжело вспоминать о погибших товарищах и о том, что пришлось пережить. Многие умирали на фронте недолюбив, недосказав и недописав своих писем родным. Под Сталинградом остановили и сломали немцев не чудо богатыри, которым все нипочем, они ведь и в воде не тонут, и в огне не горят, а простые смертные, которые тонули на волжских  переправах, горели в объятых пламенем кварталах. Они не были заговорены от пуль и осколков, им было тяжко и страшно, у каждого была одна жизнь, которой надо было рисковать, с которой приходилось расставаться, но все вместе они выполнили свой долг  и  выстояли.

Молодой лейтенант был контужен во время очередного боя и очнулся в плену у немцев. Мой дед был в трех концлагерях, дважды пытался убегать, но его опять ловили, били, травили собаками и увозили дальше на запад. В концлагерях выдавали всем узникам полосатую одежду, на которой был пришит номер. Каждый узник должен был забыть свое имя и откликаться только на свой номер. Было настолько невыносимо жить, что молодые парни седели на глазах. Однажды из военнопленных выбрали евреев, офицеров и поляков, повели на расстрел, в их числе был и мой дед, которого посчитали за еврея, потому что узнали, что он из Еврейской автономной области. Но деду и нескольким другим пленным повезло. Их только ранили. Ночью дед и трое пленных вылезли из-под убитых, из ямы, засыпанной землей. Они пытались убежать, но вновь были пойманы, жестоко избиты и отправлены в концлагерь.

Сильных и здоровых заключённых использовали как рабочую силу.  Узники начинали работать с рассвета, обычно трудились под открытым небом по 11-12 часов с кратковременным перерывом на обед. Голод, негигиенические условия, загрязнённая вода приводили к болезням, уносившим жизни тысяч заключённых. Бежать из концлагерей было чрезвычайно трудно и очень опасно; лишь отдельным беглецам удавалось спастись. От безысходности некоторые заключённые кончали жизнь самоубийством – бросались на колючую проволоку ограждения, по которой пропускался электрический ток. От голода и истощения умирало еще больше, чем от туберкулеза. Люди падали на работе, эсэсовцы добивали их железными палками. В различных лагерях военнопленные создавали подпольные организации. Узники старались поддерживать друг друга, помогали слабым и больным. Не всех заключённых могли сломать лагерные порядки, от которых узники по нацистскому замыслу должны были потерять человеческое лицо.

В составе военнопленных моего деда направили в Австрию, на завод по изготовлению оружия. Его здоровье требовало лечения и хорошего питания, и он с благодарностью вспоминал чехов, которые подкармливали его лепешками и картофельными вареными очистками, приносили лекарства. Ему удалось сбежать с завода со своим другом в лес, там они случайно наткнулись на партизан. Окончание войны дедушка встретил в Чехословакии.

Это были незабываемые счастливые дни, когда хотелось плакать от радости, петь и танцевать, обнимать и целовать всех и благодарить Бога, что остался жить, несмотря ни на что.

Прадедушка прожил долгую и  счастливую жизнь со своей любимой женой Пазниковой Любовью Григорьевной. Они прожили более шестидесяти лет. После окончания войны много лет дед по ночам просыпался и кричал: ”За Родину! За Сталина! Вперед!… Еще огня! Дави гадов! Танки идут! Где гранаты?”

У них родилось четыре дочери. Благодаря  стараниям родителей все они получили высшее образование. Родилось шесть внуков, одиннадцать правнуков и два праправнука. Дедушка и бабушка принимали активное участие в воспитании всех детей. Он любил петь, танцевать, читать книги, кататься на велосипеде, ловить рыбу, содержать дом в полном порядке и всему этому научил детей. А еще он учил быть нас честными, добрыми, не обижать стариков, уметь прощать. В нашей семье была традиция: собираться всем вместе на дни рождения, на День Победы, на юбилеи, на свадьбы, на посадку урожая и сбор его — это были особые дни небывалого подъёма настроения, все делалось быстро и весело. А еще  у нас была традиция ежегодно собираться, чтобы напилить дров, порубить и красиво сложить чурки дедушке с бабушкой на зиму. Дед умел радоваться каждому дню, белому снегу, цветам, птицам, любил слушать тишину. У дедушки с бабушкой всегда был запас мыла, лекарств и продуктов, и при любой возможности они делились с тем, кто нуждается. Дед создавал вокруг себя атмосферу любви, уважения и радости.

Мой дед, Василий Константинович, умер в 2011 году, когда ему исполнился девяносто один год. Это горе и невосполнимая утрата для всей нашей большой семьи. Если бы он погиб в Великой Отечественной войне,то не было бы меня и еще восемнадцати внуков и правнуков, как у многих миллионов солдат, которые погибли в дни сражений за наше счастливое будущее.


Виктория Савельева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *