«Устали жить в таких условиях»

«Устали жить в таких условиях» - Супруги Василий Матвеевич и Надежда Николаевна Кравчук

Олега Черномаза

Супруги Василий Матвеевич и Надежда Николаевна Кравчук

Супруги Василий Матвеевич и Надежда Николаевна Кравчук живут в просторной трехкомнатной благоустроенной квартире в кирпичном двухэтажном доме по переулку Гаражному, 4. Это в селе Птичнике.

Дом был построен в 1964 году, тогда и получили в нем квартиру бывший фронтовик Василий Кравчук и его жена Надежда, пережившая в войну все ужасы фашистской оккупации. Это было их первое добротное жилье, здесь вырастили они троих детей. И здесь состарились.

Состарился и дом. За 45 лет его ни разу капитально не ремонтировали, не меняли трубы отопления и канализации.

— Устали жить в таких условиях. В январе нас топило канализацией три раза, в феврале два потопа было. В туалете, ванной, да и в комнатах тоже постоянная сырость, грибок. Я уже стала хроническим астматиком, муж тоже болеет. Сама я-то еще могу выйти на улицу, а вот он на коляске четыре года после инсульта. Балкона в квартире нет, пандуса, чтоб на улицу коляску вывезти, тоже нет, — рассказывает Надежда Николаевна. — Вот так и мучаемся. А формально мы в жилье вроде как не нуждаемся – квартира ведь считается благоустроенной и по площади большая. Хотя мы рады будем в меньшую переехать, но чтоб там были нормальные условия.

С просьбой поменять квартиру ветераны обратились в местные органы власти еще несколько лет назад. Приезжали из сельской, из районной администраций, соглашались, что, действительно, жить в таких условиях пожилым больным людям, да еще к тому же участникам войны, не с руки. Обещали устроить супругов в дом ветеранов. Ожидание это затянулось, а испытание сыростью и вонью продолжается. Да и с теплом в квартире проблемы – часть батарей, которые в комнатах, холодные – забились, потому и не доходит в них горячая вода.

Когда Василия Кравчука в 1944 году призвали в действующую армию, ему было семнадцать лет. Очень хотелось парню попасть на Западный фронт, где шли наступательные бои, хотелось дойти до Берлина победителем. Но война для него стала тяжелой, рутинной работой.

— Я попал в инженерные войска. Нас учили, как делать заграждения, как оборудовать блиндажи, окопы, другие оборонительные сооружения, — вспоминает ветеран. – Строили тоннель под Амуром, в Хабаровске – командный пункт для командующего фронтом и блиндажи для размещения подразделений фронта. Добирались до Хабаровска из Сучана – это в Приморье – пешим ходом. Потом так же пешком приказано было идти на Китай. Шли и днем, и ночью с миноискателями. У каждого с собой было по две гранаты и несколько патронов. «Шире шаг», — командовали нам, а у нас уже и сил не было. Но вставали и шли дальше.

В боевых действиях участвовали недолго. Нам приказали отступить, возвратиться назад. И опять долго шли пешком, а потом разрешили нам остановить любой поезд. Уже без сил приехали в Хабаровск и впервые отогрелись в казарме. А потом пришлось разрушать то, что строили – и командный пункт, и блиндажи, и заграждения. Только в 1946-м кончилась для меня война.

Надежде Кравчук было десять лет, когда в их село, что на Брянщине, пришли немцы. Страшные эти годы вспоминает она с дрожью в голосе:

— Лютовали немцы очень сильно – ведь кругом были партизаны, вот они и зверствовали. Через наше село как раз граница с Белоруссией проходила, а уж там партизан было еще больше. Когда немцам удавалось захватить их живыми, устраивали показательные расстрелы. И детей тоже сгоняли на эти казни, так что насмотрелись – не дай бог кому.

Нас у матери четверо было, а отец воевал и погиб в начале войны. И братья у отца все погибли. Голодали сильно, но чудом выжили. А могли и погибнуть. Когда деревню освобождали наши, двое суток шел бой. В огороде у нас окоп был, вот мы в нем все двое суток и просидели, поджав ноги – не пивши и не евши. Потом нас прогнали к торфяным болотам – там еще почти ночь пробыли. Той же ночью все наши дома сгорели – немцы, уходя, подожгли деревню. Землянки вырыли и потом в них жили.

А еще не забуду, как хоронили мы наших бойцов. Нас, детей, заставили собирать тела погибших, забирать у них документы. Помню, что было их 27 человек. Сперва мы боялись подойти к мертвым, а потом как будто все в нас задеревенело – ничего уже не было страшно. В общем, насмотрелись в войну столько всего, что сейчас и не верится, как такое пережили.

В ЕАО супруги Кравчук живут полвека – приехали сюда в 1959 году. По сути, области они отдали большую часть своей жизни, работали на ее благо.

Пока были силы, здоровье, справлялись со всем сами. Но четыре года назад Василий Матвеевич перенес инсульт, а вскоре и серьезный перелом тазобедренного сустава. И теперь вынужден проводить все время в четырех стенах. Вроде бы и первый этаж, но ступени в подъезде сделали так, что и здоровому можно споткнуться и ногу сломать. Но и с этим можно б было смириться, если б не канализационные прорывы, сырость и грибок.

Василию Матвеевичу идет 83-й год, Надежде Николаевне за 75. Времени, чтобы дождаться перемен в своей жизни, у них осталось не очень много. Надежда Николаевна прослезилась, когда услышала от Президента России обещание помочь всем ветеранам, нуждающимся в улучшении жилищных условий. Собрали документы в декабре передали их в комитет социальной защиты. Написали для верности письмо на имя губернатора области, теперь ждут ответа. А вместе с ответом – и решения своей жилищной проблемы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *