Увидеть Париж и…

Увидеть Париж и…

из архива Людмилы Быстровой

За окном серый заснеженный март, а у нее, замечаешь издалека, ослепительно желтые сапоги — французский шик. Когда обладательница желтых сапог выходит навстречу, обнаруживается, что и улыбка у нее тоже ослепительная.

Людмила Анатольевна Быстрова — преподаватель французского, франкоман, доцент кафедры иностранных языков Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии, начальник отдела по внеучебной работе и связям с общественностью и просто красивая женщина.

Увлеченная, настроенная на диалог, много знающая и много стремящаяся узнать. Человек с горящими глазами, открытый новым впечатлениям. Страстная натура, искренне влюбленная в страну, язык которой преподает. О ее Франции и Франции вообще мы и поговорили.

— Расскажите, как вам удалось побывать во Франции?

— Дело в очень хорошей поддержке со стороны посольства Франции в России. Мы выиграли четыре гранта и ездили не просто в страноведческие и культурные поездки, а на обучение, начиная с 2003 года, стажировки были и в 2006-м, и в 2009-м.

— И столько времени вы провели во Франции?

— Да, каждый раз по месяцу.

— Можно сказать, что сезонно живете на Лазурном берегу?

— (улыбается) Да. Кроме того, две наших студентки выигрывали гранты и ездили на стажировки летом: одна победила в конкурсе будущих преподавателей, вторая — в конкурсе литературных эссе по стихотворению Поля Верлена, заняла первое место в стране. Посольство Франции в России ежегодно высылает нам диски, книги на несколько тысяч евро. 24 часа в сутки мы со студентами можем работать и со спутниковым телевидением. Наша академия входит в ассоциацию университетов, в которых преподают французский, каждый месяц мы получаем информационное письмо обо всех конкурсах, нас приглашают ежегодно на семинары, так что связи очень тесные.

— Как установили контакт с французами?

— Моя университетская преподавательница сейчас живет в Париже, через нее мы вышли на связь с французскими организациями.

— Везде свои люди?

— Да, «свои люди» — это самое главное. Межкультурное общение — это всегда общение личностей, а не народов. Народ — понятие слишком аморфное.

— А вам не хочется остаться во Франции?

— Нет, потому что там я не могу быть преподавателем французского языка. Там ведь все говорят по-французски… А мое призвание — преподавать язык, это то, что у меня получается, и то, что доставляет мне удовольствие. Во Францию лучше ездить в гости. У меня там очень много друзей, они мне постоянно звонят, иногда бывают тут на каникулах. Всегда когда французы приезжают в Биробиджан, любые, даже туристы, они находят меня, мои контакты есть у всех. Конечно, каждого прибывающего к нам мы стараемся привести на факультет, так сказать, использовать как носителя языка.

— Получается, вы — проводник Франции в Биробиджане?

— (улыбается) И России во Франции, конечно.

— Расскажите, почему вы выбрали французский, а не какой-то другой язык?

— В школе у меня был гениальный учитель — Мария Николаевна Майорова. Сейчас мы с коллегой — Еленой Владимировной Поздняковой — работаем в академии, а когда-то учились у нее, только с разницей в десять лет. В Иркутском лингвистическом университете, который мы обе закончили, у нашей учительницы была такая репутация, что когда приезжал кто-то из Биробиджана, все сразу говорили: «А, вы от Марии Николаевны!». Она так преподавала французский, что 13 (!) человек выбрали себе эту профессию.

— Ничего себе! Вот он — личный пример.

— Да, когда я заканчивала школу, и возник вопрос, куда поступать, даже сомнений не было. К тому же это казалось мне очень романтичным, я хотела быть переводчиком.

— Но стали преподавателем…

— И рада, что сделала такой выбор. Мне очень нравится преподавание. Это ведь творческая профессия, в которой постоянно что-то изобретаешь. Например, у нас на кафедре преподавателям принято иметь собственные пособия по предмету.

— Нынешний год объявлен годом России во Франции и годом Франции в России. Как считаете, важная инициатива?

— О, это прекрасно! По разным каналам показывают передачи о Франции, французское кино. К сожалению, у нас на улице не встретишь француза, не поговоришь… Поэтому важно, что студенты могут узнавать что-то о французской культуре вне аудитории. Много мероприятий будет проходить и в академии: олимпиада и научная конференция, где говорят по-французски. Готовимся мы и ко дню Франкофонии — это ведь наш праздник.

— Скажите, а вы французские фильмы любите?

— Обожаю! Более того, я возглавляю клуб любителей французского кино, раз в месяц по субботам мы собираемся, смотрим фильмы и обсуждаем их. Это замечательное приобщение к французской культуре.

— Что вам особенно близко во французском кинематографе?

— Он вообще совершенно особенный. Кинематограф, который заставляет думать. Это не предсказуемые хэппи-энды, не лощеные картинки из красивого журнала, это жизнь. Если актриса плачет, то у нее на глазах слезы, и она может выглядеть некрасивой. Я не люблю фильмы, в которых девушка прыгает из самолета, а у нее ровно уложенные кудряшки.

— Назовите любимые картины, пожалуйста.

— Я очень люблю фильм «Невероятная история Амели Пулен». Недавно со студентами посмотрели «Париж, я люблю тебя».

— А «Мужчина и женщина» Клода Лелуша вам нравится?

— Очень. Я даже была на Ла-Манше, как раз в том месте, где снимался фильм, специально поехала туда на экскурсию, чтобы увидеть собственными глазами.

— Поймали то кинематографическое ощущение?

— Да, конечно, очень романтично и красиво.

— А что скажете о французской литературе?

— И классическая, и современная занимает особенное место в мировой литературе. Мы со студентами стараемся читать многое в оригинале. Для начала классическую философскую сказку Экзюпери «Маленький принц»: замечательно в ней то, что язык простой — как для ребенка, а мысли глубокие — как для взрослого. Эта сказка просто находка для работы со студентами, очень интересно обсуждать ее на занятиях. Со старшекурсниками читаем уже новеллы Андре Моруа и, конечно, Мопассана. Даже экзамен зимой мы проводили в творческой форме: каждый из студентов представлял прочитанную новеллу, так за один день они смогли познакомиться с целым списком прекрасных произведений.

— Кто симпатичен вам из современных французских авторов?

— Только что прошедшим педагогическую практику студентам я принесла Анну Гавальду.

— О, прекрасный рассказ о школьнике!

— Как раз «35 кило надежды», да. Ведь он о том, что нужно любить ученика, видеть в каждом что-то уникальное, не подчиняться стереотипам, и тогда ты будешь хорошим учителем.

— А как вы относитесь к провокатору Бегбедеру?

— Обожаю. Купленные во Франции книги читала в оригинале, а у нас приходится на русском…

— Отличается реальный текст от того, что получается в результате работы переводчика?

— Да, у французов более свободный стиль. У нас существует некая цензура, вырезается то, что не принято говорить вслух.

— Наверное, стиль свободнее потому, что и уровень свободы другой?

— Прежде всего у нас другие традиции. То, что русских людей может шокировать, порой для французов является абсолютно нормальным. Самый простой пример — поцелуи при встрече.

— Что больше всего поразило вас во Франции, когда в первый раз приехали?

— То, что все говорят по-французски! Это такое удовольствие! Я прилетела в аэропорт, и мне уже было достаточно. Могла бы там остаться (смеется). И еще то, что люди легко делают друг другу комплименты и улыбаются. Это поражает. «Вы прекрасно выглядите» — могут сказать тебе на улице. Или «у вас красивые глаза», когда покупаешь билет в музей. Такой уровень наслаждения жизнью — это прекрасно. Люди ходят за руку, целуются, ценят каждый день.

— Да, мы же не поговорили о романтичной французской музыке!

— И к ней тоже у меня нежное отношение. Как и все нормальные люди, я ненавижу будильник. Так вот, чтобы хоть как-то смириться с необходимостью подниматься в 6.30 утра, я поставила как звонок саундтрек из фильма «Амели». Слушаю не только французских певцов, но и франкофонов — тех, кто поет по-французски: люблю Милен Фармер. С французской музыкой я часто работаю, потому что исполнители, выступающие на сценах нашего города с французскими песнями, часто обращаются ко мне, чтобы я помогла с произношением. И дочь моя занимается вокалом.

— Вы занимаетесь с дочерью французским?

— Нет. Старшая учит его с репетитором, с моей коллегой, а младшая обращается ко мне только когда выбирает французские песни. Не смешиваем звание мамы и преподавателя (улыбается).

— Может быть, это громко прозвучит, но у вас дома есть культ Франции?

— Да. У меня дома кусочек Франции: телевизор включается редко, но там звучит французский язык, на стенах плакаты со знакомыми видами, на полках французские книги, на полочке Эйфелева башня.

— То есть любой зашедший в дом, понимает, какое место в вашей жизни занимает эта страна?

— Безусловно. И все члены моей семьи знают, как сказать по-французски «мамы сейчас нет дома», как поддержать разговор по телефону. Все понимают, как порадовать меня подарком: это должно быть что-то связанное с Францией. Друзья постоянно дарят французские фильмы. А еще традиция питаться по-французски: на день рождения мы готовим классическое блюдо — сырное фондю.

— Это здорово, какой-то необыкновенный мир.

— Французский — это образ жизни. Я всегда говорю это студентам: «Вы выбираете не язык, а образ жизни». Сколько ты знаешь языков — столько раз ты личность. Узнать язык другого народа — значит, по-другому взглянуть на действительность. Французский — это позитивный взгляд.

— А какой-то еще язык вы не пробовали учить?

— Я однолюб. Даже английский для меня не язык общения, а рабочий инструмент для того, чтобы преподавать французский.

— Правда ли, что во Франции не любят, когда говорят по-английски?

— Да. У французов даже есть такая история: они рисуют контур Франции, внутри контура пишут «французы», а вокруг, по границе — «не французы, не французы, не французы…».

— Четкое самосознание.

— Такой менталитет, чувство гордости за свою нацию, за свою культуру и свой язык. Даже если ты делаешь ошибки в произношении и грамматике, они тебя все равно любят, потому что ты говоришь на их языке.

— Французы действительно пьют вино за обедом?

— (улыбается) И за ужином тоже. Но воспринимают это только в одном ключе: если ты выпил бокал вина, у тебя просто поднимается настроение. В России пьют для того, чтобы напиться, во Франции для того, чтобы получить гастрономическое удовольствие. Се ля ви…

— Не могу не спросить и о том, как одеваются француженки.

— Спокойно. Макияж, который называется «натюрэль». На каблуках и с вечерней раскраской в метро — моветон. Удобная обувь, брюки или юбка, не стесняющая движений. Париж покрыт брусчаткой, поэтому во Франции я всегда покупаю туфли без каблука, и мне это нравится: начинаешь чувствовать другой темп жизни.

— Когда произносят слово «Франция», у меня возникают какие-то очень тривиальные ассоциации: духи, французский батон, Елисейские поля… А у вас, человека прожившего там не один месяц, какой взгляд? Франция — это…

— Франция — это люди. Это мои друзья. Если говорить о местах, то, наверное, замки Луары, в которые я так мечтала попасть. Франция — это цивилизация. Франция — это традиции.

— А как бы вы продолжили фразу «Увидеть Париж и…»?

И полюбить. Вернуться. Показать его близким. Увидеть Париж и разделить эту любовь. Мне так хотелось бы, стоя на смотровой площадке Эйфелевой башни, сказать родным людям: «Смотрите, какая красота…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *