Узоры, сотканные из слов

Сегодня в девятнадцатый раз жители нашей планеты отметят Всемирный день поэзии

Думаю, не случайно слова стихи и стихия имеют один корень. Как стихия будоражит и тревожит пребывающие в блаженном покое силы природы, так и стихи волнуют, задевают, цепляют тончайшие струны человеческой души, даже самой очерствевшей, помогая ей распахнуться, вдохнуть свежего весеннего ветерка. Почему весеннего? Да потому что именно весна пробуждает чаще всего наши лучшие чувства, настраивает их на лирический лад. Так что совсем не случайно Всемирным днем поэзии стал канун весеннего равноденствия – 21 марта.

Напомню коротко его предысторию. Итак, год 1999, Париж, весна. В штаб-квартире ЮНЕСКО проходит 30-я сессия Генеральной конференции этой организации, призванной сохранять и приумножать культурные традиции и ценности мировой цивилизации. Рассматривается выдвинутое деятелями литературы предложение учредить Всемирный день поэзии. Принимается решение одобрить это предложение. Возражений не было, решение было принято единогласно. Небольшой спор возник лишь по дате нового праздника. Победило 21 марта – канун весеннего равноденствия, который считается астрономическим началом весны.

«Поэзия может стать ответом на самые острые и глубокие духовные вопросы современного человека, но для этого необходимо привлечь к ней как можно более широкое общественное внимание» – так говорилось в принятом решении.

Привлечь внимание – это еще мало сказано. Именно в девяностые годы большого раздрая в нашей стране поэтическое слово перестало быть востребованным, тиражи стихотворных сборников стали смехотворными. Многие еще не забыли книжные развалы, заполненные детективами и авантюрными любовными романами. В европейских странах и США интерес к поэзии упал еще раньше.

Всемирный день поэзии стал тем ключиком, с помощью которого попытались открыть эту полузакрытую дверь, смазать ее проржавевшие петли. У нас в стране стали активно проводить литературные мероприятия с участием поэтов, возрождались клубы любителей поэзии. В ЕАО за счет бюджетных средств выпустили несколько поэтических книг местных авторов – Тамары Ильиной, Аллы Акименко, Риммы Лавочкиной, Ирины Метелкиной, в 2010 году увидел свет «Альманах поэзии ЕАО». Стал выходить литературный альманах «Биробиджан», где много места отводилось поэзии. Возрождались литературные объединения, при библиотеках заработали клубы, где читали и обсуждали поэтическое слово.

В поселке Николаевка пошли еще дальше – каждый год по весне здесь стали проводить Николаевские чтения, где со сцены Дома культуры поэты и прозаики, живущие в Смидовичском районе, читают свои произведения. А чтобы поэтическое слово звучало более весомо, на помощь приходят профессиональные артисты хабаровских театров, с которыми у николаевцев сложились тесные творческие связи. В Николаевских чтениях активно участвуют дети – юные поэты и прозаики.

И все же, все же… Бывая в библиотеках, обязательно интересуюсь, насколько востребованы поэтические книги? Очень мало востребованы, с грустью отвечают библиотекари. Разве только дети иногда спрашивают что-нибудь поэтическое по школьной программе. А у взрослых другие интересы.

Это действительно грустно, но не безнадежно. Пережив не одно тысячелетие, поэзия будет жить и дальше, пока живо человечество. Ведь давно доказано, что поэтическое слово обладает особой энергетикой, которая способна полностью подчинять наше воображение. И это подчинение только во благо, если, конечно, стихи настоящие, а не графоманские.

Хочется напомнить сказанное Александром Блоком о поэзии: «Всякое стихотворение – это покрывало, растянутое на остриях слов. Эти слова светятся, как звезды, из-за них и существует стихотворение». А знаменитый художник эпохи Возрождения Леонардо да Винчи сравнил поэзию с живописью, которую слышат.

Как бы там ни было, поэзия остается вечно молодой, трепетной и самой прекрасной любовью человечества. И чтобы ощутить эту любовь, давайте хотя бы сегодня, во Всемирный день поэзии, посвятим толику своего времени любимым стихам, перечитаем знакомые строки и что-то откроем в них для себя уже в который раз.

Закончить хочу строками стихотворения Виктории Руссковой, талантливой поэтессы, прожившей свои последние годы жизни в Биробиджане:

 

Души неосторожный бег

Вдруг прекратится на мгновенье,

И словно осень или снег

Настанет время откровений.

Сравняет все счета любовь,

Глаза наполнит теплой влагой.

Стихи, как медленная кровь,    

Проступят тихо сквозь бумагу.

Ирина Шолохова

 

 

Переводы

«Дай быть народом нам»…

19 марта отмечается Всемирный день переводчика. Именно люди этой непростой профессии, а часто и непрофессионалы дают новую жизнь стихам и прозе, переводя их на другие языки

 

Валерий Фоменко (на снимке) – один из таких переводчиков. Читатели «БШ» благодаря ему получили возможность прочесть спустя многие годы на русском языке книги еврейских писателей и поэтов, написанные на идише. А сегодня мы представляем его переводы трех стихотворений, написанных украинским поэтом Дмитрием Павлычко, которому в прошлом году исполнилось 88 лет.

Кстати, сам автор стихов  тоже много переводил – в его активе переводы произведений Данте, Петрарки, Ронсара, Шекспира, Камоэнса, Гете, Гейне, Бодлера, Ибсена, Дарио, Хосе Марти, Рильке, Лорки и многих других поэтов.

 

Представленные здесь стихи Дмитрия Павлычко были напечатаны впервые в 1989 году на украинском языке в литературном приложении к журналу «Советиш Геймланд» под рубрикой «Еврейские мотивы».

Валерий Фоменко дает нам возможность прочесть их на русском языке.

 

 ЖИДОВКА

Пацаны в разведчиков играли

(Людям долго помнится война),

А соседской девочке сказали:

«Ты – жидовка! Ты нам не нужна».

 

Без обиды сказано то было,

Просто как отказ или совет.

«Я – жидовка?» – девочка спросила.

Но напрасно было ждать ответ…

 

Разбежались «воины» дворами,

За собою чувствуя вину,

А девчушка та с вопросом к маме:

«Я – жидовка? Ну скажи мне, ну!»

 

Папка отвернулся, мама – в слезы:

Объяснить достанет ли ума?

Подрастешь, мол, рано или поздно

До всего дознаешься сама.

 

Ты узнаешь, отчего коростой

Страх гнездится в душах у людей,

Отчего отец твой, как Акоста,

Гордо не заявит: «Я – еврей!»

 

Ты сноси обиды терпеливо

И всечасно в памяти носи

Рода своего и взлет, и срывы,

И проклятье, что над ним висит.

 

И, как я, зальешься ты слезами

От всего, что в памяти хранишь,

Когда твой ребенок спросит: «Мама!

Я – жидовка? Что же ты молчишь?»

 

            ПРОЩАНИЕ

 

В душе твоей, печальная еврейка,

Тобой и мной любимые места,

Где над Днепром щебечет соловейко,

Белеет гречи росная фата.

 

Тебя уже тревожит все сильнее

Тот час, когда ты скажешь нам «Прощай!»

Ты плачешь? Плачь!

А я спросить не смею,

Зачем ты  покидаешь милый край.

 

Изменницей  тебя я не считаю,

Ты женщина, ты мать своих детей.

И пусть полюбит их земля Синая –

Земля, что нет для нас святей.

 

Отчизна – хлеб,  она ж еще и слово,

И вряд ли кто  сочтет твоей виной,

Когда сдружившись  с песней новой,

Ты будешь петь,  как в юности со мной.

 

Счастливой будь,  но знай, что я – в печали

От хлынувших  на землю перемен.

Ты – Украины дочь,  что б ни сказали.

Твоих тут предков –  не сочтешь колен.

 

И здесь тебе  с твоими сыновьями

Жить изначально  было суждено,

Но разлучили нас,  и между нами

Двадцатый век восстал стеной.

 

Нет, я не плачу. Я ведь родом

Из тех, кто с правдой обручен.

Знай: мой народ  с твоим народом

Жить в мире свыше обречен.

 

     МОЛИТВА

 

Господь кого любит,  того Он наказывает.

(Из послания  апостола Павла к евреям)

 

Господь сказал:  «Я вас люблю и потому

Карать вас буду люто!»

О Всевышний! Карай, но не бросай во тьму

Беспамятства!  Оставь родное слово!

Дай быть народом нам

Пусть с трудною судьбой,

Гонимым  под чужими небесами.

…Но если будут жечь нас, Боже,

То пусть дым

тебе на очи

наплывет слезами.

  Перевел с украинского  Валерий Фоменко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *