В будущее через… прошлое

В будущее через… прошлое

из открытых источников

Когда-то на этом месте стояла Москва, а теперь здесь царит совсем другая жизнь, далекая от цивилизации

Роман Татьяны Толстой с необычным названием «Кысь» не похож ни на какой другой. С чем можно сравнить происходящее с ее главным героем Бенедиктом? Со сказкой? Если это реальность, то страшная. Писательница, пожалуй, слишком самобытна, чтобы ее творение с чем-то сравнивать. Каждый читатель вправе дать свой ответ на этот вопрос.

Кысь – так называется зверь, сидящий на темных ветвях в лесу, кричащий дико и жалобно «кы-ысь!», «кы-ысь!». Никто этого зверя не видел, но считается, что он лишает человека разума. 

Первое впечатление о романе – действие происходит веке примерно в семнадцатом: лапотная Русь, черные избы, закопченные стены, чадящие свечи, медвежьи пузыри на окнах. Люди живут без электричества, живого огня, автомобилей, других благ цивилизации. Ничего подобного! Оказывается, автор отправила своих героев в далекое будущее. Управлявшийся лилипутом городок Федор-Кузьмичск, где обитают Бенедикт и другие голубчики, до того звался Иван-Порфирьичск, а еще до того – Южные Склады, а совсем прежде – Москва.

Живут голубчики в странном мире, где точка отсчета – Взрыв. А то, что не укладывается в привычные рамки, именуется Последствиями. Выглядят обитатели городка ужасно. «Голова голая, без волос, и по всей голове петушиные гребни так и колышутся» – так Толстая описывает внешность Варвары Ильиничны – дамы, которая неравнодушна к Бенедикту. Есть еще перерожденцы – «то ли люди, то ли нет: лицо как у человека, туловище шерстью покрыто и на четвереньках бегают». А есть диссиденты. Интересно, что перерожденцы и диссиденты, которые фигурируют под названием Прежние, перенесены на страницы «Кыси» из нашего времени – они говорят о Жириновском, фигурном катании, хоккейных матчах, академике Сахарове, мощеных дорогах. 

Еще один герой романа – книги, с небольшим уточнением – Старопечатные. Считается, что от них зараза. Где-то мы уже это слышали. Книги переписывают писцы, но в городке они под запретом – «дома не держать, кто держит – не прятать, кто прячет – лечить». Как «лечить», известно – санитары в красных санях, в красных балахонах людей увозят, и после того лечения еще никто не вернулся.

Толстая не упускает случая поиронизировать над современными писателями, перечисляя их по алфавиту, через запятую с другими изданиями: «Справочник партизана», «Сартаков», «Сортировка бытового мусора»… Такая же легкая усмешка и по поводу названий романов: «В объятиях вампира», «В объятиях дракона», «В объятиях чужестранца», «В гибельных объятиях», «В объятиях страсти», «Огненные объятия»… 

Язык романа тоже ни на что не похож и очень колоритен. С литературным стилем прекрасно уживается не только разговорная, но и просторечная лексика: «тындых», «хрясь», «блин», «вторнул», «напехтаешь». Есть еще сознательно исковерканные слова – ЭНТЕЛЕГЕНЦЫЯ, ОНЕВЕРСТЕЦКОЕ АБРАЗАВАНИЕ и масса других. По страницам рассыпаны неологизмы – ржавь, клель, курье, огнец, червырь.

В конце романа кысью близкие называют Бенедикта, он пристально осматривает себя: все нормально, внешность у него человеческая. Тесть предложил ему стать санитаром – тем самым, какие увозят «лечить». И нутро у юноши, одержимого страстью к книгам, постепенно становится звериным. Убивает он сограждан с той же легкостью и безмятежностью, как иные убивают муху, угрызения совести его при этом не мучают. 

Роман Толстой можно воспринимать как аллегорию: городок Федор-Кузьмичск – родная наша страна с многочисленными пороками: чинопочитанием, мздоимством, воровитостью, тупостью… А можно – как предостережение потомкам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *