В чью пользу сравнение

В чью пользу сравнение

Олега Черномаза

Корреспондент «БШ» беседует с главным врачом детской областной больницы Д. Борисенко о нынешнем состоянии детского здравоохранения

Состоянием здравоохранения редко бывают удовлетворены и пациенты, и медики. У больных — одни претензии, у медицинских работников  — другие. Меняются ли возможности государственного учреждения здравоохранения в оказании медицинской помощи? Разговор на эту злободневную тему мы ведем с главным врачом детской областной больницы Дмитрием Борисенко.

— Дмитрий Федорович, для начала традиционный постновогодний вопрос: как вы оцениваете итоги ушедшего года — я имею в виду финансовые и технические возможности?

— Трудно быть довольным финансированием больницы. Мы должны пролечить, принять амбулаторно определенное количество пациентов по тем тарифам, которые сформировал территориальный ФОМС по объемам государственных гарантий. Но эти тарифы включают лишь самые необходимые расходы,  развития учреждения они не предполагают. Оснащенность лечебного учреждения также оставляет желать лучшего. Лечебное и диагностическое оборудование удается приобретать лишь за счет целевых программ — либо федеральных, либо областных. В частности, в 2010 году это была  аппаратура для реанимационного отделения и отделения патологии новорожденных —  кювезы, наркозно-дыхательные аппараты, специальные насосы для внутривенного введения лекарств, следящая аппаратура. В этих отделениях созданы неплохие условия, проведен ремонт. На другие отделения, к сожалению, денег не хватает. Если говорить в целом, то лишь в рамках национального проекта «Здоровье» были крупные поступления аппаратуры, в остальные годы нам доставались крохи. У нас много морально устаревшего оборудования, поступившего еще в советские времена и требующего замены. В прошлом году, как обычно, мы передали свои заявки в управление здравоохранения правительства области, насколько мне известно, они частично удовлетворены. На этой неделе нас пригласили в Законодательное Собрание ЕАО, где пойдет разговор о программе развития и модернизации здравоохранения на 2011 год.

— Если сравнивать по оснащенности нашу детскую больницу с учреждениями аналогичного профиля в соседних регионах, в чью пользу будет сравнение?

— К сожалению, не в нашу. По этому показателю мы ближе к городскому учреждению здравоохранения. Сегодня мы ставим задачу — достичь уровня оснащенности областного учреждения здравоохранения в полном объеме, либо больницу надо  закрывать. Ведь переход на федеральные стандарты оказания медицинской помощи — а он предполагается в ближайшие два-три года — означает, что уровень оказания медицинских услуг должен быть примерно одинаковым и в Москве, и в Хабаровске, и в Биробиджане. То есть нужно не просто пролечить пациента, а добиться определенного качества медицинской помощи.

— А как вы оцениваете сегодняшнее качество медицинской помощи, оказываемое больницей?

— Я считаю, оно у нас неплохое,  если судить по числу больных, которые направлены в другие лечебные учреждения либо по ходатайству родителей наших пациентов, либо по инициативе наших специалистов. Так, уровень профессионализма невропатологов у нас ничуть не ниже, чем у специалистов российских центров. Что касается качества хирургической помощи — доктора учатся, но нужен определенный уровень оснащенности. Педиатрическая помощь тоже оказывается на надлежащем уровне. Для лечения в стационаре мы по согласованию с ФОМСом можем приобрести даже те лекарства, которых нет в списке жизненно важных  — как правило, ФОМС идет нам навстречу.

— Зависит ли качество лечения только от квалификации медицинских работников или на него влияют и другие факторы?

— Здесь все взаимосвязано — наличие специалистов, их квалификация,  желание работать, технические возможности. Не имея современного оборудования, мы не можем учить специалистов работе на нем — ведь без практических навыков этот специалист бесполезен. Можно говорить и о старении кадров, и об их нехватке — это проблемы не только нашей больницы, но и большинства лечебных учреждений области. Нехватка  врачебных кадров,  особенно узких специалистов, приводит к очередям, недовольству пациентов. С другой стороны, когда приходит молодежь, строит планов громадье, важно не упустить тот момент, когда молодой человек горит желанием работать. При этом доктор должен знать,  какое у него будет оборудование и что он будет зарабатывать. Надо показать ему ближайшую перспективу, а мы и сами порой ее не знаем. К тому же кадры нужны нам сегодня, а на превращение выпускника медицинского вуза в квалифицированного доктора требуется не меньше пяти-семи лет. Нужно, чтобы  в больнице ему было у кого учиться, важно, чтобы узких специалистов было как минимум два.

Существует еще одна проблема. Для получения другой специальности — невролога, лор-врача, эндоскописта и других — нужно пройти обучение в интернатуре или ординатуре. То есть уволиться с работы и пойти учиться. А это долго и невыгодно, особенно человеку, имеющему семью, детей. К тому же еще не факт, что по новой специальности он будет зарабатывать больше, чем прежде. Кроме того, участковый педиатр по оплате труда находится в более выгодном положении, чем врач узкой специальности, и участковая служба у нас более или менее укомплектована кадрами. Когда мы говорим, что не хватает узких специалистов, мы знаем от чего это происходит.

— В какой мере на эффективность и качество лечения влияет отношение родителей к здоровью своих детей?

— Безусловно, влияет. К сожалению,  не все мамы и папы правильно воспринимают информацию доктора и не всегда заинтересованы в результатах лечения. По закону, до 14 лет ребенок должен приходить на прием с родителем, и это правильно, потому что ребенок может неверно понять врача. Хочется, чтобы родители были союзниками врачей в борьбе за выздоровление своих детей, ответственно относились к их здоровью, вместе приходили на прием, чаще консультировались у специалистов. Многие выявленные в раннем возрасте патологии успешно лечатся, но родители сами должны проявить в этом настойчивость и заинтересованность.

— Дмитрий Федорович, знаю, что на этой неделе вы открываете отделение пропаганды здорового образа жизни. Будет ли оно отличаться от аналогичного отделения для взрослых, которое создано на базе областного Центра медицинской профилактики?

— У нас схожее оборудование, отделение будет консультативно-диагностическим, лечение пациентов в его задачи не входит. Здесь будут принимать детей, обследовать их, — в том числе определять функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, вес, артериальное давление, уровень холестерина и сахара в крови и др. При выявлении отклонений в здоровье врач даст практические рекомендации, направленные на то, чтобы патология не развивалась. Работать в новом отделении будет опытный педиатр Людмила Васильевна Зенина. Я думаю, отличие нового отделения от аналогичного взрослого в том, что оно является подразделением больницы, и рекомендации врача будут подспорьем для участковых педиатров, узких специалистов, что пойдет на пользу маленьким пациентам.

— Записаться в новое отделение можно будет в регистратуре, или прием будет вестись без предварительной записи?

— В идеале, предварительная запись в отделение должна быть за 10-14 дней, пациент не должен стоять в очереди, и регистратура нужна отдельная. Я знакомился с работой подобных отделений в  больницах других регионов и хотел бы учесть их опыт. Думаю, что организационные проблемы мы решим в течение двух-трех недель, а начать осмотры планируем с подростков 12-14 лет, ну а в дальнейшем посмотрим большую часть детей.

— В редакции газет, на телевидение нередко обращаются родители малышей-инвалидов с просьбой помочь деньгами. Такое письмо мы публикуем в сегодняшнем номере. А может ли государственное учреждение здравоохранения в какой-то мере восстановить здоровье таких детей?

— Наша больница, областное управление здравоохранения занимаются детьми-инвалидами. Если говорить конкретно о детском церебральном параличе, то методик его лечения  много — и в нашей стране, и за рубежом. Лечение такой патологии длительное,  его план  разрабатывается на долгие годы, и продолжать лечение  надо там же, где начинали. О полном излечении таких пациентов говорить не приходится, но, как правило, есть возможность улучшить качество их жизни, на это направлены все реабилитационные мероприятия. В нашем городе хорошим подспорьем в лечении детей-инвалидов мог  бы быть  областной детский реабилитационный центр,  но его строительство пока отложено на неопределенное время из-за отсутствия финансирования.

Раньше дети из нашей области получали восстановительное лечение в санатории «Амурский», который находится в городе Хабаровске, сейчас, к сожалению, квоты туда нам не дают. А все, что проводится для этих детей в нашей больнице или в федеральном центре по квотам управления здравоохранения, делается бесплатно. Что касается лечения за границей — то тут ни власти, ни  управление здравоохранения не могут помочь финансово. Безусловно, очень многое зависит от самих родителей, их терпения, настойчивости, мужества. Маме Илюши Жидкова (письмо именно об этом мальчике мы сегодня напечатали) могу посоветовать поддерживать постоянный контакт с лечащим врачом Евгенией Витальевной Бреевой, и следовать ее рекомендациям.

— С начала года работники здравоохранения перешли на отраслевые  системы оплаты труда. Что меняется?

— Небольшое повышение заработной платы будет у младшего медицинского персонала. Что касается остальных категорий работающих… Если у доктора заработок увеличивается на 50 рублей в месяц — можно ли считать это повышением?..  В здравоохранении, на мой взгляд, многое надо менять — отношение к новым технологиям, создание стимулов к труду  для тех, кто осваивает новое, зарабатывает деньги для учреждения здравоохранения. А у пациента  должен быть выбор — к какому доктору идти, лечиться бесплатно или пользоваться услугами платной медицины. А пока такого выбора нет, и пациенты, и медики редко бывают довольны.

— Спасибо, Дмитрий Федорович,  за беседу.

Материал подготовлен при содействии областного Центра медицинской профилактики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *