В краю травяного раздолья

В краю травяного раздолья

автора

Более 80 лошадей содержат в личном подсобном хозяйстве супруги Баклановы из Октябрьского района

С высоты птичьего полета дорога, ведущая от Екатерино-Никольского к Столбовому, похожа на громадную змею, брошенную между лесистых сопок на зеленый ковер разнотравья. Она то спускается вниз, то круто поднимается в гору к урочищам Золотая и Худениха, густо поросшим папоротником-орляком. Перед самым въездом в село автобус, проскочив мостик через речку Столбуху, недолго карабкается вверх и, подняв пыль, тормозит у единственной новенькой остановки неподалеку от магазина. От Амурзета до Столбового – 33 километра. Село совсем крохотное. Несколько улиц из старых деревянных домов тянутся вдоль сопки, еще столько же лежат на равнине перед ней отдельным хуторком. А между ними в низине бьет из-под земли горный ключ с чистейшей питьевой водой. Старый колодезный сруб, ограждающий источник, почти сгнил. Рядом с ним соорудили новый. И теперь к нему по воду ходят те, кто живет по соседству. Остальные вынуждены постоянно пользоваться привозной водой, которую два раза в неделю разливает по бидонам и бочкам, выставленным вдоль обочин улиц, коммунальная водовозка.

После развала Столбовского совхоза жители его бывшей главной усадьбы живут в основном за счет личных подсобных хозяйств, разводят пчел, нередко выставляя улики прямо на собственных усадьбах, рыбачат, охотятся, собирают грибы, ягоды и дикоросы. Подступающая к домам тайга и кормит, и обогревает их жителей. В единственном крестьянско-фермерском хозяйстве Бориса Абдылдаева в летнюю пору занято всего семь человек. Примерно столько же китайских механизаторов работает в обществе с ограниченной ответственностью «Октябрьское». Соевых полей в округе много, но и сенокосов — море. Земля вокруг цветет: коси — не хочу. Но молокоприемного пункта Биробиджанского молокозавода в этом отдаленном селе не было никогда. Коров держат в основном пенсионеры, и стадо невелико. Потому, наверное, в этом краю травяного раздолья в последние годы население стало разводить более неприхотливых животных – коней. И сегодня мы в гостях у Андрея Николаевича и Валентины Владимировны Баклановых, в личном подсобном хозяйстве которых более 80 лошадей!

Еще голов 20 держит столбовец Павел Драчкин, отец четверых детей. К семи часам утра мужчины вместе, верхом на конях, гонят объединенный табун на пастбище. В это время над окрестными сопками еще висит туман. Село только начинает просыпаться. Когда в единственное большое каменное здание школы на оздоровительную площадку начинают собираться дети, кони уже пасутся среди леса с сочной растительностью. Воду пьют в горных ручьях. Вместе с лошадьми весь световой день проводят их хозяева — в любую погоду. И тогда, когда животных донимает гнус, и тогда, когда покоя не дают оводы. Труд это адский. Бывает, что Андрей Николаевич так устает, что говорит жене:

— Давай продадим всех лошадей, купим квартиру в городе и будем жить спокойно. На что она, зная его характер и любовь к этим красивым и гордым животным, отвечает:

— Да ты без них и недели прожить не сможешь.

И это правда. Рядом с лошадьми ее муж с самого детства. Коней на подворье всегда держали его родители — Николай Иванович и Любовь Дмитриевна. Мама работала агрономом в совхозе, потом преподавала географию в школе. По воспоминаниям односельчан, она была очень хорошим, отзывчивым, справедливым человеком и непререкаемым авторитетом для сына. Отец был конюхом, пастухом, очень любил лошадей. И возможно, любовь эту передал по наследству Андрею, для которого кони стали лучшими друзьями и помощниками в тайге на охоте и в собственном дворе. Он прекрасно чувствует себя в седле, научил ездить верхом на лошадях сыновей — Дмитрия и Сашу и дочь Валентину. Дима сейчас живет в Хабаровске, работает в одном из супермаркетов. В Биробиджане после окончания факультета иностранных языков ДВГСГА в турфирме смогла найти себе работу по душе Валя-маленькая. С ними живет пока только младший Александр, который учится в ПУ-7. Парню больше нравится возиться с разной техникой. Но не отказывается он помогать отцу в уходе за лошадьми, что всегда требует много физических сил и времени.

В табуне у Баклановых кони всех возможных мастей — буланые, пегие, чалые, в яблоках. Гордость хозяина – большой белый (вернее, светло-серой масти) жеребец Климок — статный и высокий на ногах, у которого уже есть потомство. Такому красивому и резвому коню самое место на ипподроме или в конно-спортивном клубе. Но больше всех Андрей Николаевич любит гнедого Малыша, который, по его словам, очень добрый, никогда не предаст и чувствует буквально каждое движение. Как тут не обнять его за шею, не потрепать по холке, не поделиться с ним краюшкой хлеба или кусочком сахара.

Для того чтобы кони в табуне были управляемыми, в нем пришлось оставить всего двух жеребцов с более спокойными меринами, кобылицами и жеребятами. Остальных жеребцов пасти отдельно от табуна на привязи. На ночь всех животных Баклановы загоняют в два деревянных склада, которые купили у бывших владельцев при активном содействии главы Полевского сельского поселения Татьяны Каб. Их собственностью с недавних пор стало и каменное здание бывшего совхозного картофелехранилища, нуждающееся в ремонте.

Коней семья продает всем желающим. Правда, таких сегодня немного. В прошлом году сразу несколько лошадей купили староверы из Облученского района. Кони нужны пасечникам и пастухам. Но на время дать кого-то из них Андрей Николаевич может только старым знакомым, из числа тех, кто умеет правильно ухаживать за животными и будет относиться к ним как к собственным — по-доброму. Бывает, что коней покупают на мясо. Оно грубее свинины и говядины, но экологически — самое чистое. Но тогда самого хозяина на подворье не найдешь – он на охоте в тайге или ловит хариусов на горных речках.

Человеку, который принимает на свои руки жеребят, ухаживает за ними, лечит, ласкает, знает, от какой кобылицы и какого жеребца рожден каждый, дает каждому имя, невыносимо смотреть на то, как их лишают жизни. И хоть умом понимает, что это — необходимость: подсобное хозяйство должно приносить доход. Деньги нужны, чтобы покупать сено, лекарства, соль для животных, сердце плачет. Ему легче, когда знает, что его кони живы и приносят кому-то пользу.

Хозяйка дома – Валентина Владимировна возится с лошадьми не меньше мужа. Она уже давно не возмущается по поводу того, что одна из комнат в квартире занята под шорную мастерскую. Андрей Николаевич сам ремонтирует и изготавливает конскую упряжь — шьет удобные для лошадей и всадников седла и уздечки. Под седлом в табуне им приучены ходить многие из лошадей, но не все. Как у людей, у каждого их них свой характер. О том, что кони могут быть вредными, напоминает шрам на спине хозяина табуна, оставленный одной из особо ревнивых кобылиц. Отсюда правило — выгонять табун на выпас тогда, когда кони не смогут никого обидеть или напугать. Незнакомых людей они не жалуют. Вот и я, разговаривая с Андреем Николаевичем посреди дороги, вижу, как рядом недовольно бьет копытом вороной конь. Невольно пячусь назад. Хозяйка говорит строго: «Отойди. Нельзя». И тот, опустив красивую голову, смиренно отходит в сторону.

Тут же рядом с немногословным хозяином под седлом спокойно стоит низкорослая кобылица Маруся. Табун ждет, когда она поведет всех на пастбище. Пасутся лошади и зимой на окрестных полях. В сараях стоят только кобылицы, ожидающие приплод. Немногие знают, что первое потомство лошадь приносит в три года. С жеребенком под сердцем она ходит целых одиннадцать месяцев.

У Баклановых, ведущих здоровый образ жизни, в отличие от многих односельчан есть постоянная работа. Уже ряд лет она моет полы в администрации села. Он – ночной сторож здесь же. Но основным для супругов, которые вместе почти 25 лет, стал труд в личном подсобном хозяйстве. Стабильных доходов он не приносит. Коней у них покупают время от времени. Поэтому кредиты в банках Баклановы не берут, хотя нужда в них есть – табун растет, деревянные постройки ветшают, а стройматериалы – золотые. Баклановым нужны постоянные и надежные клиенты. И супруги надеются, что после выхода этого номера газеты об их подсобном хозяйстве узнает больше людей и покупателей прибавится. Но почему никому из крупных предпринимателей не придет в голову проложить в окрестностях Столбового конные экологические маршруты, используя для этого местных лошадей?

В Октябрьском районе всерьез коневодством занимается не только эта семья. Табун в два раза больший пасут на Октябрине- бывшей мелиоративной системе — фермеры из села Садовое – Сергей Кустов, Юрий Штемберг и Григорий Кудинов. Есть семьи, разводящие лошадей, но гораздо в меньших количествах, и в районном центре. И сказать, что всеми ими движет чисто материальный интерес, наверное, нельзя. Потому что пока есть на свете кони — умные, гордые и красивые животные, будут и люди, для которых удовольствие и радость – с восторгом пронестись на полном скаку по дороге или полю, держась за конскую гриву.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *