В окно повеяло любовью

Самому прекрасному чувству посвятили свою предвесеннюю встречу члены  литературного клуба «Грани» при  Центральной  городской библиотеке Биробиджана

Весна, весна – пора любви… Оживает природа, оживают чувства, светлеет и теплеет мир вокруг, оттесняя на задворки холода. Можно сказать и так: весна есть любовь.

А где чаще всего прячется любовь? Конечно же в стихах.

 

Василий Федоров

Начало большому поэтическому весеннему марафону положила Алла Воронина, прочитав несколько лирических стихов поэта Василия Федорова, столетие со дня рождения которого отмечалось 23 февраля этого года. Он был очень популярен в советские годы, много издавался, но сейчас его творчество подзабыто. А жаль – лирика Василия Федорова не знает границ времени, она и сегодня трогает самые тонкие струны человеческой души.

Вот как писал о любви этот поэт:

Любовь мне – как блистание

Звезды над миром зла.

Любовь мне – как признание

На добрые дела.

Чтоб мир открылся дочиста,

Душа тревогу бьет.

Любовь мне – как пророчество,

Зовущее вперед.

Любовь – как жажда истины,

Как право есть и пить.

Я, может быть, единственный,

Умеющий любить.

Евгений Винокуров

Но бывает и такая любовь, о которой написал полвека назад поэт Евгений Винокуров в стихотворении «Она». Напомнила его строки Ада Котова:

 

Присядет есть.

Кусочек половиня,

Прикажет: «Ешь!».

Я сдался. Произвол.

Она гремит кастрюлями,

богиня,

Читает книжку, подметает пол.

Бредет босая,  в мой пиджак одета,

Она поет на кухне поутру.

Любовь?! Да нет!

Откуда?! Вряд ли это!

А просто так:  уйдет – и я умру.

 

Эммануил Казакевич

Не могли не вспомнить на этой встрече и лирику нашего поэта-земляка Эммануила Казакевича, которому 24 февраля исполнилось 105 лет со дня рождения. В его поэтическом багаже есть малоизвестное стихотворение «Лесная девушка», которое блестяще перевел с идиша поэт Виктор Соломатов:

И вот костер забушевал,

И злое пламя загудело.

Трава осенняя горела,

Шел по тайге осенний пал,

Как бы девятый красный вал,

Как океан, как гневный царь,

Все сокрушая и калеча.

Пустив огонь огню навстречу,

Мы сами отошли на гарь.

Мы, десять молодых ребят,

На экспорт лес тайги валили,

Похлебку на костре варили.

И каждому был черт не брат.

И лучший пильщик Мотя Плат.

И падали деревья ниц,

Мы все тогда  дружили с риском.

Здесь были Брук  и Шимон Римский,

Охотник добрый Мойша Минц.

Гудела молодость, как печь,

И вдохновенно пели пилы.

И каждому по двадцать было,

И каждый был широкоплеч.

Тогда спасеньем и бедой

К нам из-за огненного вала

Лихая лошадь прискакала

Со всадницею молодой.

Стал ярче день, а ночь темней,

Померкли яростные краски.

Мы вспомнили о женской ласке

И о заботе матерей.

Была как призрак огневой –

Мы любовались без утайки

Девчонкой этой  в рыжей майке,

С растрепанною головой.

Все пробудилось сразу в нас –

И ночь, и огненная буря,

И лошадь дикая, и кудри,

И кожи ласковый атлас.

Все прояснилось до конца

От этой русости и сини,

Не стало трусости и силы,

А разом вспыхнули сердца.

Через штыки горящих трав

Она пробилась к лесорубам

И так представилась:

«Я Люба,

На днях рекой начнется сплав!

Я здесь не с тем,  чтоб огорошить,

Я сутки пробыла в лесу.

Я по бригадам весть несу.

Прошу вас, напоите лошадь.

Я отдохну, потом уеду.

И сразу кончился мираж,

Засуетился лагерь наш

И стал готовиться к обеду.

Соединились хлебосольно

Чай, сваренный на таганке,

Да рыба с медом на пеньке.

Пошло таежное застолье,

И всю артель любовь скосила,

За стол садились не дыша.

Первый: «Прекрасна!»

Второй: «Хороша!»

Третий: «До чего красива!»

«Понравиться надежды нет!»

«О, до такой мне, как до неба!»

«Стесняюсь  ей подвинуть хлеба!»

«Я завтра ей нарву букет!».

А чем помочь сердечным ранам!

Стреляло из костра смолье,

И косы русые ее

Сверкали золотом багряным.

Она была луны туманней,

И рядом с этой красотой

Вся жизнь казалась нам мечтой,

Несбывшимся воспоминаньем.

И мы сдаемся ей на милость,

И пал пылал у нас в груди,

И все, что было впереди,

Как волны пенилось и билось.

И в каждом закипела смелость,

Жизнь закусила удила,

И ласточка любви свила

Свое гнездо в таежном сердце.

И песня с песнею сливалась,

И Люба милая была

Светла, как полная луна,

И как луна в ночи смеялась.

Мы лошадь Любе подвели.

Я придержал тугое стремя.

На миг остановилось время,

Чтоб брызнуть  топотом вдали.

Летела гарь с таежных трав.

И Минц, и Мотл,  и оба Брука –

Все посмотрели друг на друга.

А завтра начинался сплав.

Рванулся конь. Вдали пропал

С дикаркою простоволосой.

И голубые пали росы

На огненный таежный пал.

 

Прозвучали на вечере стихи Марины Цветаевой, Эдуарда Асадова, Риммы Казаковой. Свое поэтическое творчество представили Виталий Бурик, Екатерина Кириенко, Лидия Капуцына, Александра Лапшина, Марина Казакова, Роман Файн. Ада Котова прочла свой рассказ «Наваждение». Музыкальные произведения прозвучали в исполнении Артура Вытягова, Надежды Костиной и Александра Плечко.

Любовь царила и на столиках – стихи, написанные на листочках пожелтевшей от времени бумаги, напоминали те романтические времена, когда в любви объяснялись не прозой, а поэзией.

Итог клубной встречи подвела руководитель «Граней» Елена Гаврилюк, заметив, что тема любви никого не оставила равнодушным, каждый участник привнес в нее что-то свое.

4 марта в этой библиотеке пройдет заседание киноклуба «Фома», на которое приглашаются все, кто любит хорошее кино.

 


Ирина Шолохова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *