В ожидании лечения

Можно ли избежать очереди в терапевтическое отделение жителям Октябрьского района?

Раз в месяц в выходные дни в поликлинике Октябрьской центральной районной больницы ведут бесплатный прием биробиджанские врачи: окулист, отоларинголог и невролог. Иногда все сразу, иногда по одному. Перед дверями кабинетов пациенты начинают собираться с восьми часов утра. К обеду в списках на прием к каждому специалисту уже по 40-50 человек. Быстрее всего из-за дверей, очередность входа в которые строго контролирует кто-то из ожидающих приема, выходят люди, проходящие медосмотры. Гораздо медленнее движется очередь тех, кого к врачам привели проблемы со здоровьем. Хорошо, конечно, что жителям отдаленного района ради этого не приходится самим ехать за 200 километров в областную больницу. Спасибо городским медикам, которые соглашаются обслуживать больных на выезде, да еще и в собственные выходные дни. Но, к сожалению, направление врача на лечение в терапевтическое отделение самой районной больницы не означает, что помощь будет оказана сразу. С этим недавно столкнулась сама, придя на прием с направлением невролога от 30 ноября к участковому терапевту. Татьяна Владимировна Ясыновенко, на тот момент выполнявшая обязанности заведующего этим отделением, сказала мне:

— Свободных мест нет. В отделении много пожилых людей. Приходите дней через десять. 

Через десять дней в фойе приемного отделения больницы на одно освободившееся место в терапии кроме меня претендовали еще две женщины. Одна пожаловалась, что не может очень долго попасть на лечение. И больше ждать просто не может. Другая приехала сюда из села Пузино. Рассказала, что долго стояла на остановке в ожидании автобуса. Замерзла. И потому никуда из приемного отделения не уйдет.

 В итоге первую больную оформили в отделение сразу. Вторую попросили немного подождать, пока его покинет еще одна пациентка. Мою фамилию медсестра со станции «Скорой помощи» просто записала на листочек уже на 17 декабря со словами:

— Звоните, узнавайте, прежде чем приходить. 

Невольно подумала: «Что же изменилось в нашей больнице, если попасть в нее на лечение настолько проблематично? Может быть, коек в отделении стало меньше после того, как ЦРБ стала областным государственным учреждением здравоохранения. Или народ стал чаще болеть?»

Главный врач больницы Александр Фургал объяснил ситуацию так: в районе проживает 11 тысяч человек. Кроватей в терапии столько, сколько положено по нормам. И меньше не стало. Согласно территориальной программе обязательного страхования и оказания жителям ЕАО бесплатной медицинской помощи в месяц на 18 койках в терапевтическом отделении можно пролечить 46 больных. Если их будет больше, то ФОМС расходы на лечение дополнительных пациентов больнице не оплатит. Но бывают месяцы, когда госпитализировать приходится и до 60 пациентов.

 Отдельного врача, который бы целенаправленно занимался только их лечением, в отделении нет. Эту работу по очереди выполняют те же терапевты, которые ведут прием в поликлинике, обслуживают людей по вызовам на дому, оказывают экстренную помощь в ночное время. Места для тяжелых больных в отделении есть всегда. Остальные действительно получают лечение в порядке очереди. 

Экономист больницы Наталья Пирог к этому добавила, что в год все ее пять отделений согласно вышеуказанной программе могут принять на лечение в дневном стационаре, то есть без расходов на питание, примерно 70 человек — не более шести человек в месяц. На лечение одного больного при этом в день отпускается всего 19 рублей, на лечение одного больного в обычном стационаре — 72 рубля.

В одной из аптек дали справку: одна капельница в зависимости от качества стоит от 9 до 31 рубля, 25-граммовая упаковка ваты- 7 рублей, рулончик лейкопластыря- 29 рублей. Прибавьте к этому еще стоимость растворов для внутривенного введения. И получится, что лечить больных на дневном стационаре даже при условии,

что пациент купит сам все назначенные врачом препараты, больнице невыгодно.

Еще одно место в терапевтическом отделении освободилось на три дня раньше назначенного срока. Попав туда, убедилась в том, что примерно половину мест здесь занимают неврологические больные, многим из которых прописано внутривенное введение лекарств. «Откапавшись», многие после обеда уходят домой. Одной женщине, с которой я пообщалась, удалось попасть в стационар спустя пять дней после назначения уколов и физиопроцедур. Полноценного комплексного лечения заболевания, по ее мнению, не получилось. Другая пришла сюда уже в стадии осложнения болезни после двухнедельного ожидания. 

Я спросила у Александра Николаевича Фургала:

— Почему нельзя оборудовать кабинет в поликлинике или отдельную палату в больнице для тех, кому нужно по назначению врача «прокапаться», и оказывать эту услугу на платной основе? Берут же деньги за медосмотры и лечебный массаж. 

Оказалось, что для этого больнице нужно оформлять дополнительную лицензию. Иметь в штате отдельного врача. И что при той нагрузке, которую несут те, что есть, это нереально. По его мнению, для этого достаточно той базы, которая уже есть.

Однако зачем заставлять пациентов, которые уже давно сами покупают для себя лекарства, по две недели ждать места в стационаре, если больничная кровать им требуется только на два-три часа в сутки? 

Вот уже на протяжении нескольких лет сельские медики занимаются диспансеризацией населения. В этом году в Октябрьском районе ее прошли, по словам заместителя главного врача Октябрьской ЦРБ Нины Петровны Шинкаренко, 243 жителя. В ходе этой кампании, по ее словам, были выявлены серьезные заболевания — сахарный диабет, гипертония, ишемическая болезнь сердца, о которых многие прежде даже не подозревали. Эта информация оказалась полезной и для врачей, и для больных. Но большая часть людей, участвовавших в диспансеризации, ничего нового о состоянии своего здоровья так и не узнала. Паспорта здоровья, в которые были занесены результаты диспансеризации, хранятся во врачебных кабинетах.

Хотелось бы знать: используются ли эти данные при разработке территориальной программы обязательного страхования и оказания бесплатной медицинской помощи населению области? Учитывается ли возрастной состав населения? Ведь чем больше пожилых людей, а в сельской местности их больше, чем в городе, тем больше внимания им требуется со стороны медиков. Думаю, что ответы на эти вопросы интересуют многих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *