В полях под Сеулом, или секреты корейской «кухни»

В полях под Сеулом, или секреты корейской «кухни»

Источник фото: сайт www.irk.ru "Твой Иркутск".

Корея становится популярной в последние годы у наших земляков. И одна из причин популярности — поездки в эту страну на «быстрые заработки».

Чем чужая страна привлекает наших людей, чем они там занимаются, и как живут в этой очень мало похожей на Россию азиатской стране? В этом решила разобраться «Биробиджанская звезда».

Мы жили по соседству…

На Дальнем Востоке корейцев, как известно, немало. И в основном это люди наши — с российскими паспортами и, по большому счёту, с совершенно русским менталитетом. Но это вовсе не значит, что в Корее россиянин встретит точно таких же корейцев. Там они будут настоящими — корейскими, точнее, южнокорейскими. И порядки их и требования — такими же.

В последнее время среди дальневосточной молодёжи Корея стала весьма популярной. Например, существуют целые сообщества поклонников K-POP (корейской поп-музыки), сериалов-дорам, танцев и в целом образа жизни этой страны. В Биробиджане, к примеру, этим занимался коллектив «Modern dreams».

Большинство наших сограждан, конечно, посещают Корею как туристы, поддавшись тяге к любимой музыке, интересу к стране и её людям в целом, зову «большого города» или просто за компанию. Республика Корея — страна в общем довольно дорогая для проживания. Но совершить туда ознакомительно-развлекательную поездку не так сложно даже для студентов: можно поселиться в хостеле, сильно сэкономив на сервисе, но успеть и пробовать местную еду, и осмотреть досто-примечательности, и пообщать с новыми людьми при достаточном знании английского.

Однако появился и ещё один тренд — поездки в Южную Корею на заработки. От побывавших там (а чаще от их знакомых и от знакомых тех знакомых) нередко можно услышать историю о том, как кто-то отправился работать в эту страну, за счёт полученных там денег быстро решил все свои кредитно-ипотечно-жилищные проблемы и в итоге совсем решил оставить свою работу в России. Они, мол, поймали удачу и насыпали ей соли на хвост…

Путь к счастью в России лежит через… Сеул?

Вот одна из типичных историй «корейских» заработков. Одна женщина, мама-одиночка (к примеру, назовём её Юлия), в свой законный отпуск, с опытными друзьями, решила съездить за рубеж на заработки. Финансовым результатом такой «трудовой миграции» оказалась довольна, потому вскоре у сговорчивого руководства своей организации взяла ещё один отпуск — за свой счёт. И снова дело оказалось выгодным. Её коллеги только через несколько месяцев случайно узнали о том, куда она пропала. А воодушевлённая молодая женщина вскоре с лёгкой душой оставила и работу в гос-организации, и даже свой диплом «подарила» университету, больше не интересуясь получением высшего образования. Поскольку лично убедилась: высокие заработки даёт вовсе не высшее образование!..

Другой пример — молодой человек, назовём его Сергей, также отправился на заработки в Корею. Примерно год ездил туда сам, работал на стройках, подсобным рабочим на каких-то предприятиях. И тоже был очарован возможностью заработать честным пролетарским трудом столько, что и биробиджанскому мэру не стыдно.

Однажды Сергей сделал твёрдый вывод, что путь к счастью в России лежит через Сеул, и в следующий раз пригласил с собой в поездку свою девушку Иру. Сама того не желая, она оказалась в комфортной стране на тяжёлых сельскохозяйственных работах — не удалось объяснить нанимателям, что девушка хотела бы работать в саду и собирать там фрукты. Сначала, конечно, она была в шоке от внезапно открывшейся перспективы оговоренный месяц провести, согнувшись над грядками с овощами и корнеплодами. Но деваться уже было некуда. Смирилась, свыклась, приноровилась к крестьянскому труду со временем. А получив зарплату, которая ни в каком КФХ нашей области ей не снилась, взвесив все «за» и «против», решила… снова отправиться за море. Несмотря на неудачный вроде бы первый опыт.

«Почему же неудачный? — воскликнула Ира, рассказывая об этом. — Это мы тут все неудачники — вкалываем, а ничего не видим. Там, конечно, работа вообще до упада, но за месяц «там» я зарабатываю как здесь за три! Пока есть силы, пока молодые, мы с Сергеем хотим накопить денег на квартиру, а потом уедем с Дальнего Востока. Если уж зарабатывать хорошо, то и жить надо там, где лучше».

«А родители, а планы по созданию семьи?» — интересуемся.

«А что родители? Они только рады, что хоть мне удалось найти что-то стоящее. А что отец мой видел в своей деревне? Хвосты коровьи да удобства во дворе?» — отрезает Ирина.

Проигравшей в социальной гонке она себя ни в коей мере не считает. Она зарабатывает много больше большинства своих ровесниц, с Сергеем в этой «гонке на выживание» они только больше сроднились, понимая, какой ценой достаётся им право на труд. В таких условиях с детьми придется подождать. Но погоня за большими доходами захватывает, и от нее не всегда можно отказаться.

Лоба с дипломом, СССР в одном коттедже

Что движет этими людьми? Что привлекает молодых специалистов, нередко с дипломом вуза в кармане,  к неквалифицированному труду за рубежом?

Вот что рассказывает другой из побывавших в Южной Корее на заработках — Виктор:

— Наши люди нередко берут на родине ипотеку и, работая за рубежом, закрывают её за два с половиной года, когда здесь пришлось бы платить всю жизнь! Сам я поначалу хотел посетить Корею просто как турист, посмотреть страну. Но в Интернете можно найти предложения о совмещении приятного с полезным. Увидев объявление в Instagram, решился на это без проволочек. Дальше связался с агентом, купил билеты через приложение и просто долетел до Сеула — организовать такую поездку было не сложно.

Там, получив работу (агентство берёт за это сравнительно небольшую комиссию), Виктор работал на поле — собирал лобу, а потом заливал бетон на стройке.

— Платят хорошо. Страна хорошая, но и работать надо соответственно. Если плохо работаешь, мало получаешь, хорошо работаешь — хорошо получаешь, — говорит Виктор. — Корея — это страна трудоголиков, и если взялся там за работу, необходимо работать много и быстро. Даже если ты всё сделал, нужно чем-то занять себя, к примеру, убрать рабочее место. Иначе тебя не поймут.

Однако, несмотря на то, что работа в поле — это тяжелый физический труд на солнцепёке, у нас, как говорит Виктор, тяжелее, да ещё и платят меньше. При этом получать тысячу рублей в день, по нашим меркам, может и неплохо, но в Корее за то же время удаётся заработать четыре-шесть тысяч. За мешок лобы Виктору платили около шестисот рублей. При этом в день он собирал шесть или семь мешков.

Условия жизни при этом были неплохими. Когда Виктор работал в поле, с другими работниками они жили вдевятером в коттедже. В доме были газ, свет и вай-фай, обеспечивающий выход в Интернет. А значит, есть и связь с домом, и доступ к российским электронным СМИ.

С нашим собеседником работали люди со всей России и бывшего СССР, не говоря уже о вездесущих китайцах. Несколько человек на такой грубый крестьянский труд даже из Москвы приехали, опровергая стереотипы об изнеженности москвичей и больших заработках в столице!

За рубежом работники из стран бывшего Советского Союза нашли друг с другом общий язык, чего не удалось когда-то главам их республик. Готовили еду сначала по очереди, а потом узбек Гена стал постоянным поваром — у него лучше получалось по общему мнению. Со многими из своих «коллег» Виктор общается до сих пор, к примеру, с бурятом по имени Борис. Тот ездит на заработки попеременно — в Корею и… Израиль. Несколько месяцев Борис трудится в Корее, виза кончается — отдыхает дома, потом едет в Израиль и — обратно в Корею.

С Виктором на заработках в основном была молодёжь и люди до 45 лет. Исходя из корейских взглядов на то, каким должен быть работник, людям старшего возраста найти себе вакансию там сложно, хотя и такие встречаются.

Глава последняя, рекрутёрская

Нам удалось на условиях анонимности поговорить с одним из агентов, которые помогают жителям России трудоустроиться в Корее. Сергей, назовём его так, раньше сам зарабатывал в этой стране. Теперь он посредник между жителями России и людьми, которые предоставляют им вакансии.

По его словам, интерес к Корее у нас в стране появился около трёх лет назад. Тогда началась вторая волна трудовой эмиграции (первая пришлась на девяностые годы). Сергей связывает это с введением безвизового режима между нашими странами, наверное, также сказался и кризис, изменение курса рубля и доллара.

Наши люди вроде бы только «распробовали» такую возможность, но сейчас, по словам рекрутёра, в его деле отмечается спад. Тем не менее, люди не потеряли интерес к Корее. Просто они стали более грамотными, и по-другому подходят к поиску работы.

Много подробных инструкций об этом появилось в Интернете. Если раньше наши сограждане прибегали к помощи посредников, то теперь стараются трудоустроиться через агентства, так надёжнее. Правда, иногда, проговаривается Сергей, такие агентства официально работают как… туристические. Конечно, и работа за рубежом будет неофициальной, со всеми вытекающими рисками для трудового мигранта. В подобную организацию за неделю обращается около пятнадцати человек, работа сейчас спорится у более крупных компаний.

В основном люди едут в Корею из Еврейской автономной области, Приморского и Хабаровского краёв, Иркутска. Это люди среднего достатка или ниже, те, кто не нашёл себя дома. Кстати, по словам Сергея, среди ищущих заработка за морем — много моряков, у которых здесь нет работы. В основном люди ищут вакансии на заводах — труд там не тяжёлый, в приличных условиях, хотя, как говорят, и «муторный», очень однообразный.

В Корее развито производство во всех сферах — бытовых товаров, автомобиле- и судостроение (работают большие верфи), много заводов крупных иностранных фирм, к примеру, BMW. Но в стране наиболее востребованы работники в сфере сельского хозяйства. При этом и на заводе, и в поле чаще всего предлагаются неквалифицированные вакансии — корейцы стараются не допускать к более ответственной работе людей, которых они сами не знают.

Заработок получается в среднем от 80-90 тысяч рублей в месяц, при этом можно получить и 150 тысяч. Хорошо заработать в Корее можно за счёт того, что те деньги, которые они платят гостям, для них самих большими не являются. Однако при обмене валют по нашим меркам получается хорошая сумма, резко повышающая уровень самооценки трудового мигранта, пусть даже и забывшего ради этого вузовский диплом.

Если говорить о популярности у россиян Южной Кореи и работы там, не надо забывать о том, что сейчас это одна из наиболее развитых стран Азии, уступающая, пожалуй, только Японии. Она представляет несколько иной облик заработков за границей, чем тот, к которому мы привыкли. И если сравнивать с поездками «на заработки» в России, работа в Корее — это не суровая вахта в условиях Севера или тайги. Лёгким, может быть, труд там тоже не назовёшь, но сама страна очень развита и комфортна для жизни даже временных работников.

Российские работодатели и чиновники нередко говорят, что в поиске работы их соотечественники инертны, избегают рабочих профессий, а тем более работы в поле. Сетуют, что у них не растёт производительность труда, и выдумывают всевозможные «оптимизации», меняют нормативы… Но когда говорят о соотечественниках, работающих за рубежом, прежде всего, что обращаешь внимание на то, они ищут там работу с доходом большим, чем могут предложить наши работодатели. И ничуть не смущаются тем, что она не по диплому, непривычна, непрестижна. Если так, то в рамках рыночного мышления, формирования которого у населения России так долго добивались реформаторы, выбор делается очевидный. На сетования же наших работодателей можно сказать так: «А платить за работу не пробовали?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *