В вечном поиске

В вечном поиске

Анатолия Клименкова

5 октября работники уголовного розыска отмечают свой профессиональный праздник.

Среди них и Евгений Вербицкас, оперуполномоченный по особо важным делам Управления уголовного розыска УМВД России по ЕАО.

Розыскник — тот же сыщик, который находится в вечном поиске, но не себя и не смысла жизни, а без вести пропавших и утративших родственные связи людей, преступников, скрывающихся от дознания, следствия и суда. Эта профессия овеяна романтикой многочисленных фильмов и книг. В кино бравый полицейский с легкостью справляется с поставленной задачей буквально в одночасье. И только сами сотрудники уголовного розыска знают, каких усилий требует решение того или иного вопроса в реальной жизни.

В своих буднях Евгений Зигмундович не видит ничего героического, не раскрашены они яркими красками, как может казаться обывателю — обычная, ничем не примечательная служба. В небольшом кабинете не найдешь никаких изысков. Компьютер, сейф, географические карты — в работе сыщик весьма неприхотлив. И скромности этому  человеку не занимать. А ведь настоящий подполковник! К тому же, при наличии почти двадцатилетнего стажа, является самым опытным в области и всеми уважаемым розыскником, настоящим знатоком своего дела. И руководство отмечает его наградами и благодарностями.

Родом Евгений из Якутии. После армии приехал в Биробиджан забрать жену к себе на родину, да так здесь и остался. Устроился оператором бетонно-смесительного узла на предприятие КПД-100, занимавшееся крупнопанельным домостроением. Но отработал там недолго, занялся поиском нового места работы. И нашел — устроился в милицию, в отделение розыска.

— Было мне на тот момент 23 года, — вспоминает Евгений Зигмундович. — Первое время пришлось заниматься сплошной бумажной волокитой — старшие коллеги по цеху оценили мой разборчивый почерк. Постепенно втянулся в работу, привык к ее особенностям.

Теперь Евгений Вербицкас признается, что нашел дело своей жизни, к которому по-прежнему сохраняет неподдельный интерес, и, наверное, уже некую привязанность.

— Ежедневно к нам поступают сведения о без вести пропавших, —  рассказывает он. — Это могут быть люди, которые действительно попали в беду. В таких сложных ситуациях от меня требуются единственно верные решения. Но иногда приходится тратить силы на поиск так называемых бегунов. Например, ребенок в знак протеста убегает из дома.  Розыскные мероприятия начинаются незамедлительно, ведь на счету, возможно, его жизнь. Через некоторое время, вдоволь нагулявшееся чадо спокойно возвращается домой. А мы задействовали свои силы, получается, что понапрасну.

Бывали в практике Евгения Зигмундовича и весьма курьезные случаи.

— Прибежала  как-то к нам в отделение женщина с просьбой найти ее сына и отца. С утра они ушли в лес за грибами, но к вечеру так и не вернулись. А на улице уже холодно было — осень. Да и еды они с собой много не брали. К утру следующего дня организовали поиски пропавших, подключили массу людей, прочесывали местность на вездеходах, кричали — все безрезультатно. К вечеру стали пускать ракеты. В общем, делали все возможное. Но тут, как ни в чем не бывало, приходит в отделение вместе с матерью мальчика тот самый дед. А мы его в это время усиленно ищем.

Оказалось, что дедушка,  как бывший военный, проверял силу духа любимого внука. Ему было интересно, как ребенок будет вести себя в чрезвычайной ситуации. Выяснилось, что внуком своим дед доволен — тот вел себя в темном лесу очень достойно. Конечно, главное, что все остались живы-здоровы. Но со стороны правоохранительных органов была проделана колоссальная работа, которая оказалась бесполезной.

Что касается трудностей, то в службе уголовного розыска их всегда было немало. По мнению Евгения, больше всего сложностей возникает при поиске людей, утративших родственные связи. Почти передача «Жди меня» получается. Но если там готовы откликнуться на просьбы всех обратившихся, то здесь помогают найти друг друга только при условии кровного родства.

— С разными историями сталкиваешься. И, конечно, приятно, когда люди, которым удалось оказать помощь, выражают благодарность. Но в жизни бывает по-всякому. В моей практике не редкость, когда родственники по двадцать лет не общаются, а потом, спохватившись, хотят воссоединить потерянную связь. А нам приходится распутывать хитросплетения людских судеб, разыскивать человека неизвестно где. За двадцать лет он может столько адресов поменять! Да и названия улиц, номера домов меняются. Приезжаешь по адресу, а там и дома такого нет, и местные жители уже ничего не помнят. Выполняем кропотливую работу — поднимаем архивные записи, делаем запросы в различные регионы, отрабатываем все версии возможного местонахождения человека.

Ненормированный рабочий день, внезапные выезды среди ночи, командировки по районам области —  рабочий график у Евгения Вербицкаса не из простых. Поэтому все свободное время он предпочитает проводить с семьей. Старшему сыну Роме на днях исполнилось восемнадцать лет, сейчас парень учится в промышленно-гуманитарном колледже на электрика. Дочка Оля учится в третьем классе.

Несмотря на все издержки профессии, о своем выборе Евгению жалеть не приходилось.

— Служба в уголовном розыске — далека от киношной романтики. Хотя к популярным сегодня фильмам про сыщиков отношусь очень даже положительно —  пусть хотя бы с экрана наша работа выглядит красиво. Сказать, что хотел бы что-то поменять в жизни, не могу. Работа в полиции — это, в первую очередь, стабильность, достойная зарплата, соцгарантии. Полиция была, есть и всегда будет — значит, я уверен в своем будущем.

Нелегкий путь стражей закона и правопорядка выбирают наиболее стойкие и верные своему призванию люди. Выдержка, самоотверженное отношение к службе, ответственность — вот те основные качества, которыми должны обладать оперативные работники. Ведь зачастую от их профессионализма зависит чья-то судьба. Это настоящая мужская работа, для сильных людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *