Вагончик тронется, перрон останется

Вагончик тронется,  перрон останется

Олега Черномаза и из архива краеведческого музея ЕАО

В рубрике «Город в 3D» наша газета представляет историю областного центра.

Читатели могут познакомиться с интересными фактами из жизни города, увидеть старые и современные фотографии

Вокзал, как известно, лицо города: первое впечатление получаешь, еще подъезжая к перрону, и возможность полюбить или не полюбить место сразу даруется там же. «И вот мы смотрим в окно, а на вокзале еврейскими буквами название города написано!» — часто именно  такие восклицания можно услышать от гостей Биробиджана, и они заставляют жителей автономии умиленно улыбаться.

Сегодня уже мало кто знает, каким было лицо молодого Биробиджана, мало кто помнит привокзальную площадь без меноры и фонтана, а уж тот факт, что когда-то улицы, ведущие к вокзалу, не были даже асфальтированы, и вовсе кажется юным  горожанам совсем сказочным…

Первое здание железнодорожного вокзала (если его можно так назвать) было построено на полустанке Тихонькая в 1912 году. Небольшой деревянный барак, который по назначению использовался очень редко, ибо тогда еще не находилось пассажиров, жаждущих сойти на здешнюю землю.

К 1928 году на станции Тихонькая проживало уже 623 человека, появились больше двух сотен разбросанных по ландшафту домиков, начальная школа и кооперативная лавка. Ни больницы, ни телеграфа, ни моста через Биру… А железнодорожных билетов здесь каждый день продавали около двадцати.

20 апреля 1928 года на станцию Тихонькая прибыл первый состав с еврейскими переселенцами, а в начале тридцатых годов началось масштабное  строительство области. В Биробиджанский район приехало около двух тысяч трудящихся из-за рубежа: Европы, США, Аргентины… Маленький вокзал-«деревяшка» просто не справлялся с  потоком пассажиров, поэтому в 1932 году вплотную к существовавшему зданию пристроили барак, а уже в 1933 году было принято решение о сооружении нового каменного вокзала. За проект взялся швейцарский архитектор Ханнес Майер, строительство велось силами отделения Байкало-Амурского исправительно-трудового лагеря. Не обошлось без сложностей — из-за обилия грунтовых вод не сразу удалось заложить фундамент. Однако к 29 декабря 1935 года строительство успешно завершили. Первое каменное здание на станции Биробиджан было возведено в рекордно короткие сроки, несмотря на острую нехватку техники, материалов и рабочей силы, а за хорошую работу многие заключенные получили досрочное освобождение.

28 декабря 1935 года в преддверии открытия вокзала биробиджанские газеты уже поместили на первых полосах восторженные заметки: «Новый вокзал на станции Биробиджан, открывающийся завтра, поистине краса и гордость города. В нем все для услуг пассажиров: помещения, служба, техника. Внизу — огромный вестибюль, зал для ожидания, ресторан — все в особом национальном древнееврейском стиле. Предполагается, что весь обслуживающий персонал, за исключением швейцаров, будет подобран из женщин».

В новом здании также появились справочное бюро, комната матери и ребенка, парикмахерская, газетный киоск, гостиница из шести комнат, а в вестибюль выходило окно почты-телеграфа. Правда, уже через два года в связи с техническими просчетами произошел обвал деревянных конструкций, а пожар уничтожил лепнину на вокзальном потолке. Строителям вновь пришлось реконструировать здание, по ночам сотрудники станции выкладывали по полу и вестибюлю мраморную плитку — обрабатывалась она вручную. Именно внешний вид, обретенный вокзалом в середине сороковых годов, фактически сохранился до наших дней.

В очередной раз в обновленном виде вокзал и привокзальная площадь предстали в 2002 году. Тогда на площади установили восьмиметровую менору, несколько лет спустя здесь появился фонтан, а потом и  скульптурная композиция, посвященная евреям-переселенцам, авторства  художника Владислава Цапа.

Сегодня с биробиджанского вокзала каждый день отправляется полторы тысячи пассажиров, курсирует тринадцать поездов дальнего следования,  на привокзальной площади днем бегают дети, а вечерами гуляет молодежь.… Старый перрон остался только на черно-белых фотографиях, а название станции на языке идиш, как и сто лет назад, встречает путешественников.

Анна Дубинская

«БШ» благодарит за помощь в создании публикации заведующую отделом истории краеведческого музея Светлану Скворцову

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *