Валентинин день

Полвека назад, 16 июня 1963 года, мир узнал о полете в космос первой женщины — гражданки СССР Валентины Терешковой. Это имя навсегда вошло в историю нашей страны

6 марта этого года она отметила свое 76-летие. А тогда, в июне 1963-го, Вале Терешковой было 26 лет. Она так и осталась самой молодой и у нас в стране, и в США женщиной-космонавтом. А из мужчин, которым не было тридцати, в космос летал лишь Валерий Быковский — космонавт номер пять. Валентина Терешкова была шестой. Они летали вокруг Земли вместе, только Быковский немного раньше взлетел и позже приземлился. 

До мелких черточек мне, одиннадцатилетней деревенской девчонке, запомнился тот июньский день. Я сидела за уроками, корпела над трудной задачей и чуть не плакала оттого, что никак не давался ответ. Вышла на кухню попить воды и услышала по радио тихий, но до боли знакомый голос Левитана. А тихим голос был потому, что мама приглушила радиоприемник, когда усыпляла братишку. Я добавила звук и услышала: «На борту космического корабля «Восток-6″ находится Валентина Владимировна Терешкова». Не дослушав сообщение до конца, рванула на улицу — не терпелось сообщить эту новость подругам, соседям — в общем, всем, всем, всем. И я бежала по сельской улице, восторженно вопя: «Женщина в космосе! Валентина Терешкова!». Такого прилива счастья, такой эйфории я больше не испытывала никогда — что-то невообразимое творилось в душе, сердце буквально выпрыгивало из груди.

Подружка Таня, услышав новость, увязалась за мной, чтобы поведать ее всему селу. Жалко было, что большая часть народу была в поле и на сенокосе. Но с теми, кто остался дома, мы поделились радостным известием. По дороге на самую дальнюю улицу я упала так, что разбила в кровь обе коленки. Было очень больно, но плакать в такой радостный день показалось кощунством. Присыпав раны дорожной пылью, я с подружкой все же добралась до улицы Зеленой, но там о полете Терешковой, к нашему огорчению, уже узнали и без нас.

Через два дня на нашей улице в семье Адоевских родилась двойня — мальчик и девочка. Их назвали в честь космонавтов — Валерой и Валей. 

Впервые я тогда пожалела о том, что не ношу имя Валя. Я была тогда единственной Ириной в селе и очень гордилась своим редким по тем временам именем. А Валь было, наоборот, больше всех. Чуть ли не в каждой семье имелось по Валентине, только в нашем классе их было восемь. После полета Терешковой они ходили, задрав носы.

Что мы тогда знали о космических полетах? Да по сути, почти ничего. Полетел — облетел — приземлился. «Я — «Чайка», полет проходит нормально, чувствую себя хорошо!» — слышали мы по радио кажущийся бодрым голос Терешковой. И были уверены: ей действительно хорошо летать и кружиться вокруг Земли. Это потом, спустя три десятка лет, узнаем мы о том, с какими трудностями столкнется Терешкова в трехсуточном полете — из-за жуткой тошноты, плохого самочувствия она едва справлялась с указаниями из Центра управления полетами. А однажды не сработал важный прибор — оказалось, его изначально не так установили. Оплошность, которая могла стоить космонавту жизни, удалось исправить по космической связи.

Приземление тоже не прошло гладко. Терешкова при спуске едва не угодила в озеро, а когда аппарат резко упал близ берега, сильно ударилась головой о шлем. Огромный синяк пришлось потом гримировать, чтобы предстать перед самим Никитой Хрущевым в лучшем виде.

Попеняли Терешковой и за то, что она без разрешения угостила местных жителей — дело было на Алтае — несколькими тюбиками космической пищи, а взамен вкусила простой деревенской еды. 

Понять «Чайку» можно было — она ведь сама была родом из небольшой деревни Масленниково, что в Ярославской области. Отец Вали пропал без вести в 1939 году на финской войне и матери пришлось поднимать одной троих детей. Родня уговорила Терешковых переехать в Ярославль, но и там доставала нужда. Поэтому пришлось Вале после семилетки пойти работать на шинный завод, а потом на ткацкий комбинат, чтоб помочь семье. А учиться она стала в школе рабочей молодежи. Потом перешла на ткацкую фабрику, заочно окончила техникум легкой промышленности, увлеклась парашютным спортом. Вот он-то и помог ей проторить дорогу в космос — набирали будущих космонавтов-женщин в основном среди парашютисток. В их число попала и Валя Терешкова.

Их было пятеро — представительниц прекрасного пола, готовых полететь к звездам. Две Валентины — Терешкова и Пономарева, Ирина Соловьева, Татьяна Кузнецова и Жанна Еркина. Все они были отлично подготовлены к полету, но выбор пал на Терешкову — в те годы большое значение имели рабоче-крестьянское происхождение, хорошая трудовая биография и активная общественная деятельность. Все это у Валентины Терешковой было — выросла в селе, работала простой ткачихой, потом активную комсомолку избрали комсоргом комбината, приняли в ряды КПСС.

В отряде же космонавтов Валю уважали не за биографию, а за отзывчивость, скромность и серьезность. А еще — за сильную волю и крепкий бойцовский дух. Не зря же имя Валентина означает «сильная», «крепкая». 

Но женщина часто остается слабой даже при сильной воле. «Ой, мамочки!»- невольно восклицала Терешкова, попадая в нештатные ситуации. А по радио четко докладывала: «Я — «Чайка»! Все идет хорошо, на борту все в порядке!»

Как и Юрию Гагарину, ей пришлось пройти испытание славой. Она ездила по странам и городам, ее стали избирать в разные общественные организации. Даже личная жизнь первой женщины-космонавта не стала ее личным делом.  Космическую свадьбу Валентины Терешковой  и Андрияна Николаева показали на весь мир, сам Никита Хрущев с супругой был на и ней почетными гостями. Когда у космических родителей родилась дочь, ходило множество слухов, что девочка появилась на свет с букетом болезней. Но у Аленки был лишь один дефект — небольшой вес, который она быстро набрала. Космическая дочка сейчас живет в Ярославле, работает врачом, у нее двое отличных сыновей. А сама Валентина Терешкова еще в середине 60-х стала москвичкой. Спустя двадцать лет космический брак распадется, второе замужество Терешковой будет, по ее словам, более счастливым. Но не очень долгим. Второй ее муж, военврач Юлий Шапошников, уйдет из жизни в 1999 году.

Хорошо помню, как после полета Терешковой по радио зазвучали в ее честь песни и частушки. Самой популярной была пафосная песня «Девушку «Чайкой» зовут» на стихи Марка Лисянского, которую исполнял Краснознаменный ансамбль песни и пляски им. Александрова. А для детского хора была написана другая песня со словами: «Родная «Чайка», как мы гордимся тобой, твоей бесстрашной, светлой, крылатой судьбой».

Космическая тема в песенном творчестве в начале 60-х стала самой популярной, затмив тему борьбы за мир и строительства коммунизма. Сказали об этом свое творческое слово и частушечники-куплетисты, особенно после полета Терешковой. На «Голубом огоньке» 1964 года, где самыми почетными гостями были космонавты, «Ярославские ребята» спели под смех и аплодисменты именитых гостей такие куплеты-страдания:

Валентина, наша «Чайка»,
Землякам давай ответ:
«Ты за что нам подорвала,
Ой, наш мужской авторитет?»
«Сокол» с «Чайкой» поженились
И опять от нас тайком 
Николаев побоялся
Ой, что землячку отобьем.
Выдал частушки о Вале и Воронежский хор:
Космонавтов отправляли,
Овощей в дорогу дали.
Надо вот спросить у Вали:
«Где зеленый лук достали?»
В одной из космических частушек не забыли лягнуть США, обыграв имена Терешковой и Быковского:
В честь Валерия и Вали
В Штатах тоже выпивали.
Добавляли в виски янки
Валидол и Валерьянки.

В те годы в моду вошел твист — и вскоре появилась танцевальная мелодия под названием «Валентина — твист».

Оставаясь инструктором в отряде космонавтов, Терешкова возглавила в 1968 году Комитет советских женщин, членом которого была и наша землячка, бригадир из Валдгейма Фейга Файман. Четыре созыва подряд женщина-космонавт избиралась депутатом Верховного Совета СССР, восемнадцать лет была членом ЦК КПСС, четыре раза — делегатом партийных съездов. Не осталась она без общественной работы и в постсоветские годы — в 1992 году стала председателем Президиума Российской ассоциации международного сотрудничества и народным депутатом СССР. Десять лет, вплоть до 2004 года, возглавляла Российский центр международного научного и культурного сотрудничества. В 2008 году Терешкова стала депутатом Ярославской областной Думы, а в 2011-м была избрана в Государственную Думу последнего созыва от партии «Единая Россия».

Космосу же она оставалась верна вплоть до конца девяностых годов. Дослужилась до звания генерал-майора. Рвалась еще в один полет на корабле «Союз», ее было назначили командиром женского экипажа в 1982 году. Но рисковать не стали — еще не утихла боль от гибели первого космонавта планеты Юрия Гагарина. 

В 1961 году самым популярным стало имя Юрий. В 1963-м в стране выросло число Валентин, хотя это имя и без того не было редким.

Биробиджанке Валентине Ждановой было девятнадцать лет, когда она услышала о полете Терешковой:

— Я заканчивала педучилище, мы сдавали госэкзамены, очень волновались. А когда о полете узнали, я волновалась уже за тезку: хоть бы приземлилась! У нас в группе шесть Валентин было, уж так мы гордились в тот год своим именем!

— А я тогда в пятом классе училась, и из всего класса одна носила это имя, — вспоминает Валентина Бодягина. — Радовалась так, что словами не передать! И за то, что женщина в космос полетела, и что она — моя тезка.

Полвека отметит в июне жительница Птичника Валентина Пономарева.

— Меня родители назвали в честь Терешковой. Отец так и говорил: «Моя космонавточка». Жалко, что сейчас это имя стало редким — девочек почти не называют Валями. А ведь сколько знаменитых Валентин можно насчитать! — сожалеет тезка Терешковой.

Шестидесятые годы оставили в памяти и моего, и старших поколений, пожалуй, самый заметный след. И потому, что наступила оттепель, и оттого, что нам так хотелось поверить в коммунистическое завтра. Ведь если мы прорубили окно в космос, значит, и светлое будущее обязательно построим! Эта надежда согревала нас вплоть до начала восьмидесятых, пока не началась перестройка.

Полеты в космос давно перестали быть сенсациями, поводом для восторгов. И дети уже не мечтают стать космонавтами, как полвека назад. Остается только сожалеть, что ушла безвозвратно романтика космических шестидесятых, что время Гагарина, Титова, Николаева, Поповича, Быковского и других первооткрывателей звездной эры человечества, среди которых вписано и имя Валентины Терешковой, осталось только в истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *