Валерий Гуревич: Я всегда делал всё, что мог

Валерий Гуревич: Я всегда делал  всё, что мог

Фото ОЛЕГА ЧЕРНОМАЗА

В октябре этого года число Почётных граждан Еврейской автономной области пополнилось за счёт известной и колоритнейшей личности — Валерия Соломоновича Гуревича

В октябре этого года число Почётных граждан Еврейской автономной области пополнилось за счёт известной и колоритнейшей личности – Валерия Соломоновича Гуревича. При его непосредственном участии в области ведется большая работа по изучению и сохранению исторического и культурного наследия Еврейской автономной области, истории заселения и освоения территории автономии. Уже многие годы в сфере его интересов, его деятельности  находится поддержка еврейской национальной культуры. При его активном  участии в 1990-е годы возобновилось и сегодня  продолжается проведение фестивалей еврейской культуры и искусства. Он немало способствовал формированию общины и общинного центра «Фрейд», укреплению материальной базы. Наконец, он около двадцати лет возглавляет Федерацию еврейских организаций ЕАО и является активным членом городской комиссии по изучению и сохранению культурного наследия.

Ходатайствовали о присвоении этому человеку почётного звания подал Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, где Валерий Гуревич с 2012 года является заведующим лабораторией истории еврейской культуры и еврейского миграционного движения, и мэрия Биробиджана. Губернатор области и областная комиссия поддержали эти ходатайства. Решение о присвоении почётного звания принято Законодательным Собранием Еврейской автономии.

Но это всё политика и общественная жизнь. А что на душе у этого человека — умного собеседника, охочего до острого словца? Незадолго до Хануки — еврейского праздника света — хорошо бы просветить об этом и наших читательниц. (И читателей, конечно!)

 

О корнях и традициях

— Валерий Соломонович, Вас в Биробиджане, в ЕАО справедливо считают одним из главных организаторов и вдохновителей всемерного изучения развития еврейской культуры как в рамках «Биробиджанского проекта», так и в целом на Дальнем Востоке. Что для Вас значит подобная работа как для учёного и, конечно, в личном плане?

— Для меня в равной степени важны и история, и культура нашей области, и славное прошлое, и наше настоящее. И, конечно, всё это делается ради будущего! Даже моя внучка как-то бабушке сказала, что я люблю область больше, чем бывать дома. (Смеется.) Хотя дом и родные – это для меня самое дорогое!

Я очень хочу и пытаюсь сохранить еврейскую культуру в первую очередь. Одним из элементов моей работы была организация раз в два года в Биробиджане Международных фестивалей еврейской культуры и искусства. Я стал заниматься поддержкой еврейской жизни и в том числе созданием общины «Фрейд». И делал все, что мог, как находясь на посту заместителя председателя правительства области, так и сейчас — как научный работник.

Нелегко было организовывать столь масштабное мероприятие, так как, естественно, всегда есть ограничения по финансам. Но надо отдать должное людям, нас всегда поддерживали местные предприятия и еврейские организации России. Фестиваль — это ведь не только концерты, мы проводили и различные выставки, и научные конференции. Потом с другими организаторами стали делать всё посильное, чтобы фестивальные мероприятия охватывали и районы области. Это очень важно. Ведь до этого мы устраивали только Дни еврейской культуры в районных центрах и сёлах. Но люди всюду должны иметь возможность прикоснуться к еврейской культуре и чувствовать свою причастность ко всей истории малой родины.

— Вы собираете по крупицам историю нашей области и еврейской жизни в Приамурье. Почему Вы именно этим занялись, уйдя с госслужбы?

— Уйдя с работы в правительстве области, я был приглашен в институт, к созданию которого и сам приложил силы. Как говорится: «Делай добро и бросай его в воду». В институте открыли новое подразделение — лабораторию по изучению истории еврейской культуры и переселенческого движения. Это были основные наши темы поначалу. Я и до этого пытался что-то сохранить из истории области, собрав материалы в небольшой книжке «Всё о Еврейской автономной области». Потом подключился к изданию первого энциклопедического словаря ЕАО.  Совместно с Владиславом Цапом издал книгу «О Еврейской автономной области всерьез и с улыбкой», ряд других брошюр. И делая всё это, увидел, что местные люди… знают об области очень мало. И делая всё это, увидел, что местные люди… не знают об области ничего.

Историю, конечно, в школе, вузах, средних профессиональных учебных заведениях все изучают, но историю страны в целом, историю мировых цивилизаций. Для недолгой пока истории малой родины в больших учебниках места не находится. И когда мне, например, нужен был какой-то материал на эту тему, я шёл в областную библиотеку. А там лежат десятки мелких книг, брошюр разных лет выпуска, многие издания раритетные, не знаю, мало где ещё сохранились. Они все такие ветхие, находятся в редком фонде, и их никому на руки по этой причине не дают. Значит, нужно материалы оттуда систематизировать, готовить новые издания, а историкам, социологам, а также географам и даже специалистам по сельскому хозяйству — всё это изучать! Мне хочется, чтобы люди узнали об области то, чего не знали, и чтобы сохранилось это и через книги тоже.

 

О том, где я живу

— Вы родились в Биробиджане и всю жизнь прожили здесь. История Вашей семьи откуда начинается, тоже из этих мест?

— Отец мой Соломон Борисович родился в городе Щорс (Сновске). Это название город носил с 1936-го по 2016 годы. У отца, несмотря на то, что он родился в 1923 году, в документах место рождения указано как город Щорс Черниговской области. Между прочим, это город, в котором происходят действия романа «Тяжёлый песок», который повествует о любви и тяжёлых для еврейского народа временах на Украине. Он уехал из этого города до Великой Отечественной войны. Я всегда говорю: хорошо, что уехал, а то их всех там бы перестреляли в годы немецко-фашистской оккупации.

Мама Фира Лазаревна уехала из Каменец-Подольска на Дальний Восток также до войны. Сначала они жили в Биракане, приблизительно с 1936 года. Так что «Сталинский Биробиджанский проект», который некоторые называют безумным, чуть ли не тиранической затеей, на самом деле спас моих родителей и позволил затем мне появиться здесь на свет.

— Получается, Биробиджан для всей Вашей семьи оказался спасителем. А как складывалась жизнь Ваших родителей на берегах Биры?

— Перед войной мама поступила в еврейский педагогический техникум. А во время войны пришлось строить дорогу Хабаровск – Биробиджан. Потом работала на обозном заводе (будущий «Дальсельмаш») во фронтовой бригаде имени Олега Кошевого — героя-молодогвардейца. Стояла у станка все эти годы.

Отец был токарем, в 1942 году ушел на фронт, воевал, вернулся. Они поженились. Отец затем стал на заводе заместителем начальника цеха, мама тоже всю жизнь там проработала. Они были уважаемые и известные люди на заводе, имеют очень много наград и медалей.

В Вашей биографии ведь тоже есть период, когда Вы работали на заводе токарем. Хотели быть похожим на папу?

— Всем было трудно в то время жить. Мальчишкой в 15 лет я пошёл на работу учеником токаря в ремонтном цехе, где квалификация самая высокая. Полгода нужно было быть в статусе ученика, чтобы освоить основы профессии и впоследствии набирать опыт работы. Получалось, кстати, неплохо. Потом я трижды был чемпионом профессионального конкурса по своей специальности! Даже был лучшим токарем области. Это в те времена звучало гордо. Даже как-то умудрился дважды съездить на всероссийские соревнования: в Ростове-на-Дону — выиграл, а в Липецке — стал призером.

— И всё же не остались в жизни просто токарем...

— Специальность я получил такую нужную, что мне она пригодилась даже в пору работы заместителем председателя горисполкома, то есть заместителем мэра! Как-то на хлебозаводе встала печь по причине поломки важной детали. Быстро её замены не могли найти. И я встал за станок и ночью выточил то, что нужно, хотя десяток лет уже не работал! После первого моего рабочего дня я шёл домой и руки даже не помыл: с грязными руками — рабочий класс! (Смеётся.) Такая гордость у меня была…

Вы упомянули, что Ваша мама окончила еврейский техникум. В Вашей семье говорили на идише?

— Мои родители по происхождению евреи, но поколение моих родителей, надо признать, в значительной мере уже не говорило на идише. Ведь Биробиджан был городом, в который переезжали самые разные люди, это касалось и всей области в целом. Здесь ещё в 1920-х годах была прикрыта вся религиозная деятельность как для православных, так и для евреев. До планов создания ЕАО идиша на этой территории практически не было, только зарождалось все. И моя мама была последняя, кто учился в еврейском техникуме, потом все закрыли. Я родился в 1948 году, и еврейский язык тогда оставался, по сути, только в разговоре. Например, в передачах на идише на областном радио. Я помню, как мама с бабушкой дома переходили на еврейский язык, когда им не надо было, чтобы мы — дети — поняли разговоры взрослых. Даже считалось, что учить еврейский как-то неприлично — у нас же интернациональное советское сообщество. Это сейчас, в наше время, стало возрождаться самосознание еврейского народа, захотелось узнать больше и что-то поучить. Каждое время имеет вопросы и даёт свои ответы на него.

 

Почему жаворонок не улетает в теплые края

— Наш город рос, значительно менялся у Вас на глазах. Какие ощущения сейчас от этих перемен: от людей, архитектуры? Все ли перемены Вы приветствуете?

— Я, конечно, замечаю всё, потому что к некоторым переменам сам имею отношение. Хорошо помнится строительство филармонии и набережной Биры (она, кстати, дважды изменялась радикально), новой ТЭЦ и первой жилой девятиэтажки, многих предприятий. Для индивидуальной памяти человека важны даже такие неглобальные события, как первый асфальт и первый велосипед, на котором ты ездил.

Я хорошо помню наводнение в пятидесятые годы. Город тогда залило — по улицам на лодке плавали. И отец тогда сильно застудился в холодной воде, когда рабочие поднимали на заводе станки на подставки, чтобы сберечь их от воды…

Да, город поменялся, стал более нарядным, благоустроенным — это однозначно. И всё же я всегда особо вспоминаю, как город праздновал своё 50-летие. Воодушевление биробиджанцев и всех жителей области чувствовалось буквально во всём. Везде было особенно чисто, отремонтировали практически весь город! Именно в то время появились первые оконные рамы с алюминиевой конструкцией. Все деревянные дома города прошли капремонт — были обшиты «вагонкой», покрашены. Выходили люди на субботник убираться с хорошим настроением — праздник чувствовался во всём. А когда ты сам убираешь — и сорить не захочется. Думаю, такой бескорыстный труд во многом объединял горожан.

— А Вы думали хоть раз в своей жизни поменять место жительства?

— Нет, у меня никогда не было желания уехать из нашего города. Отец мой очень сильно болел в последние годы жизни, и они с мамой решили уехать — думали, что ему легче будет в Израиле. И он еще прожил там семь лет. Это случилось двадцать лет назад. Маме 94 года, она в полном здравии. Я же не хотел отсюда уезжать — мне дальневосточный климат больше нравится. Тем более у меня была интересная работа, связанная с поездками. В гости в Израиль я езжу раз в несколько лет, чтобы маму навестить и брата.

Вам совсем недавно присвоили звание Почётного гражданина нашей области. Как Вам жизнь в новом статусе?

— Чтобы меня где-то особо почитали — пока не замечал. Замечу — скажу. (Смеётся.) Однозначно приятно было то, что предложение об этом прошло единогласным голосованием. Я люблю этот город и область, хорошо ходить по улицам и видеть то, что сделал для него или помог сделать. Это и роднит с местом.

— Ходят легенды о Вашем режиме дня: якобы не можете спать более пяти часов. Это желание больше успеть или просто бессонница?

Всё очень просто. Я «жаворонок» и встаю очень рано. Раньше просыпался ровно в 4.24 , а сейчас вот только после четырех просыпаюсь. (Смеётся.) В пять часов утра уже сажусь и начинаю работать. Работы всё время полно — всегда есть чем заняться. Утром я эффективнее работаю, к вечеру — устаю. Могу новости посмотреть, полистать свои записи и немного пописать.

— У Вас огромный опыт работы во внешнеэкономических связях ЕАО. Какие реализованные проекты Вы по сей день цените больше всего?

— Я был заместителем губернатора области, когда было принято решение об организации и развитии внешнеэкономической деятельности нашего региона. До этого внешней экономикой не занимались регионы, специализированные организации. В 1988-89 годах появились первые связи с зарубежными странами. Естественно, первые встречи были с китайцами, японцами и корейцами. С китайцами первыми наладили разного рода обмен товарами. Работали с городами Харбин, Цзямусы и Хэган. С Харбином много работали по трансграничному мосту через Амур, пока не добились подписания межправительственного соглашения.

Важным было строительство пунктов пропуска и создание первой в России зимней понтонной переправы для движения грузов через границу. Налаживание тех связей, которые есть сегодня, во многом, я думаю, тоже итог моей работы как куратора в прежние годы внешнеэкономической деятельности.

 

О самых близких

— Что, на Ваш взгляд, самое главное в воспитании детей в семье? Что они должны там получить, чтобы радовать родителей, чтобы, возможно, продолжить их начинания?

Самое главное, дети должны увидеть в семье теплые отношения и уважение родителей друг к другу, также уважительное отношению к себе и, конечно, к тому месту, где ты живешь. Считаю, что дети должны видеть, что родители трудятся, добывают всё своим трудом. Но ни в коем случае их не надо попрекать: мы тебя кормим, ты нам обязан. При этом повзрослевшие дети должны своевременно научиться жить самостоятельно, а девушка – быть женщиной и будущей мамой.

В первую очередь детей воспитывает образ жизни родителей и их семейные ценности. И от них уже идёт всё остальное: любовь к Родине, к тому месту, где ты живёшь, и так далее. И когда ребенок видит, что ему создаются условия для того, чтобы он стал самостоятельным и узнал больше, он будет стремиться к этому. Все дети хотят повзрослеть. Не мешайте им, а помогите в этом. За настоящую вину наказывать нужно, но так, чтобы ребёнок понял, за что ему это наказание. И что это не просто на нём злость сорвали за собственные промахи…

— Вам удавалось проводить вместе с дочерью время?

— Конечно, не всегда, но когда мы были вместе, то с пользой проводили это время. При всей своей занятости я старался из разных поездок привозить ей не просто куколок для игры, а что-то познавательное. Ирина могла часами сидеть и слушать «Лебединое озеро» или сказки на пластинках. Очень любила читать. Я всегда много книг выписывал, энциклопедий — старался дать дочери возможность иметь больше информации и высокого качества. Ирина до сих пор сохранила любовь к чтению. И в этом отличие детей «нашего» времени от современной внучки Светланы, у которой, как и у всех, всегда под рукой Интернет.

— И к какой профессии привела Ирину любовь к чтению?

— Она окончила филологический факультет вуза, сейчас работает в информационном отделе в правительстве нашей области. Помогает править мои статьи. Внучка смеется, глядя на нас, и говорит: «Ой, бабушка, мама дедушке снова всё раскрасила». Это она о выделенных мамой ошибках и опечатках. Ирина также неплохо владеет английским, и если мне надо что-то перевести, то помощь приходит тут же.

— Чем отличается Ваше воспитание внучки от воспитания дочки? Как проводите время с «продвинутой» внучкой?

— Конечно, наше общение отличается, причём во всем! Когда Ирина была маленькая — и я был молодой, полный сил. Говорят же: внуки отомстят за своих родителей. (Смеётся.) С внучкой сейчас всё по-другому, и любовь другая совсем. Стараешься отдать им всю ту любовь и ласку, которую ты не отдал в своё время собственному ребенку. Каюсь: много работал, редко бывал дома. Когда ты становишься старше, то понимаешь: лучшее, что ты можешь дать ребёнку, — это вовсе не материальное…

Внучке Светлане я, кстати, много рассказываю об истории и географии, про разные страны. С раннего возраста внучка всегда с нами — теперь её мама проводит так же, как я когда-то, на работе большую часть времени. А вечером забирает её домой. Бабушка с ней занимается всеми уроками. Моя супруга Софья Ильинична — педагог по образованию и призванию. Она всю жизнь проработала в школе №2 в Биробиджане, и в трудовой книжке у неё всего одна запись — «учитель математики». Русским и английским языками с ней занимается мама — Ирина.

— Супруга Софья Ильинична для Вас прежде всего друг, мама Вашей дочери, близкий человек?

— Мы поженились 48 лет назад. И моя супруга создала все условия, чтобы я мог работать с наибольшей отдачей. И я старался: вышла она замуж за токаря (только пришёл со службы на флоте), а стала супругой заместителя губернатора, сейчас — заведующего лабораторией академического института, кандидата экономических наук. (Смеётся.) Появилась наша маленькая доченька, и она решила посвятить себя дому, её воспитанию.

Жена — самый близкий и любимый для меня человек. Ну, как всегда в физике, притягивается «плюс» и «минус». Если бы мы были одинаковыми, думаю, вместе не сумели бы прожить и дня. Всегда у меня наполовину стакан полон, у Софьи — всегда наполовину пуст. (Смеётся.) Для поддержания жизненного тонуса мы умудряемся один раз в день поругаться. Наверное, за счет этой разницы мы так долго и счастливо живём.

— А Вы по дому (на кухне, например) супруге помогаете?

— В нашей семье чистить рыбу, картошку и жарить её доверяют только мне! Яичницу и омлет я делаю, а остальное, слава богу, у супруги получается. А ещё я винегрет делаю! И самое главное, что у внучки это любимое блюдо…

— Дарите ли Вы супруге цветы и подарки? Вообще, как к такого рода подношениям относитесь — как к способу побаловать жену или нормальному мужскому знаку внимания?

— Конечно, я стараюсь делать подарки своей жене. Но она, как и многие женщины, которые долго живут в браке с одним и тем же мужчиной, говорит: ты не покупай цветы — лучше давай вместе что-то полезное купим в дом. (Смеётся.) Но я знаю: Софья любит ландыши, и я всегда их ей дарю.


Беседовала ЛИЛИАНА КАРАСЕВА 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 10 =