Ваша честь

Ваша честь

Рисунки Владислава ЦАПА

Иски о ее защите, достоинстве и деловой репутации нечасто рассматривают районные суды Еврейской автономии

Реакция участников гражданских споров на исход «поединка» всегда болезненна и вызывает немало негативных комментариев. Даже победители судебных тяжб редко остаются довольными, потому как их требования к ответчикам по размерам компенсации морального вреда, как правило, судами признаются завышенными, необоснованными, не соответствующими разумности и справедливости.

Что такое «моральный вред»? Это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага. Например, на жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п. Иногда эти действия нарушают личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства) или имущественные права гражданина.

Иногда граждане путают нормы морального и материального права, требуя в суде возместить моральный ущерб за некачественно проведенный соседом по общему частному дому ремонт. Из-за неудачной реконструкции половина жилья, принадлежащего истице, оказалась в аварийном состоянии. Женщина испытывала страх, волнение, потеряла аппетит и сон и пр. Однако в Гражданском кодексе и постановлении пленума Верховного суда РФ № 3 от 24.02.2005 «О судебной практике по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц» указано, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. Одним словом, страдания истицы, недовольной ремонтом и считающей, что нарушены ее материальные права, нельзя компенсировать в данном случае – ей причинен имущественный, а не моральный вред.

Рассмотрим наиболее типичные решения, вынесенные в Биробиджанском районном суде.

Если вас выгнали из магазина

Исковые заявления к частным лицам о защите чести, достоинства и деловой репутации рассматриваются в районных судах Еврейской автономии все чаще. При этом истец должен помнить, что именно на нем лежит обязанность доказывания факта распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Здесь возникает немало нюансов. Вот один из примеров неудачного обращения в суд. Истица рассказала, что, возвращаясь домой с работы, она увидела возле подъезда собрание жильцов. Присутствовали сотрудники полиции, видеооператор, съемки которого потом транслировались на одном из местных телеканалов.  Соседи стали оскорблять ее, распространяя ложные сведения о ее судимости, о том, что она избила их дочь и сотрудника полиции. В суде истица просила признать эти сведения не соответствующими действительности, порочащими ее честь и достоинство. Требовала обязать ответчиков опровергнуть их и принести извинения, а также компенсировать моральный вред.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что конфликт возле подъезда и трансляция по телевизионному каналу действительно были и не отрицались сторонами.  Однако ложными сведения, распространенные ответчиками, назвать нельзя, потому как истица и вправду была дважды судима и выплачивала денежную компенсацию ответчикам за побои. Поэтому в удовлетворении исковых требований было отказано.

В другом случае факт как вещь упрямая, хотя и неприятная, сыграл истцу на руку. Женщина приобрела в магазине автомобильный авторегистратор, но он вскоре сломался, и его пришлось вернуть. Продавцы сказали, что вещь на гарантии, ее надо отправить в Китай на экспертизу. Обещали перезвонить через пару недель. Однако до конца года с покупательницей так и не связались, и она вынуждена была повторно обратиться в магазин с требованием вернуть деньги. Реакция продавцов ее шокировала. «Пошла вон отсюда!» — сказали ей, прибавив пару неприличных словечек, и попытались выгнать из конторы. И все это на глазах у свидетеля, который заступился за женщину. В тот же день оскорбленная покупательница обратилась в полицию с заявлением. Была проведена проверка, вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении. Мировой судья признал продавцов магазина виновными, с них взыскан штраф. В районном суде истица требовала компенсировать ей моральный вред в размере 15 тысяч рублей. Тяжбу она выиграла легко, потому как факт оскорбления установлен. Ответчики обжаловали решение суда, оно осталось без изменения.

«Капитан, а если завтра война?..»

«А если завтра война и противник предложит вам определенную сумму денег, вы перейдете на его сторону?» — прочитал капитан М. в анкете, обиделся и пошел писать исковое заявление. Гражданское дело рассматривалось Биробиджанским гарнизонным военным судом. Ответчики – начальник одной из пограничных комендатур, где служил капитан М., и представитель Пограничного управления по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области.

В судебном заседании капитан пояснил, что подобные вопросы в анкете, предложенной руководством комендатуры, – «Можно ли полагать, что вы служите Родине за деньги» и «Если завтра война…» — порочат его честь, достоинство и деловую репутацию. Содержание анкеты истец счел провоцирующим, поданным в пренебрежительном и оскорбительном тоне. Подобными вопросами должностные лица комендатуры обвиняют его в способности к измене Родине, в наемничестве.  Истец требовал письменного опровержения, публичных извинений на офицерском собрании и компенсацию морального вреда в размере одного миллиона рублей.

Ответчики не согласились с доводами истца. Данные вопросы были заданы военнослужащему «с целью уточнения моральной составляющей его личности». Начальник пограничной комендатуры действовал в строгом соответствии с законом и прав капитана не нарушал. Ни одно слово в вопросах не содержит оскорбительных высказываний или выражений, тем более обвинений в способности к измене Родине.

Так что же оскорбило капитана М. в анкете? Объяснить он так и не смог. По его словам, он не стал обращаться за комментариями к старшим по званию товарищам. Выводы сделал самостоятельно как специалист с высшим юридическим образованием. Не смог капитан объяснить и то, каким образом пострадали его честь, достоинство и деловая репутация и почему его нравственные страдания оцениваются в такую громадную сумму.

Сведения должны быть порочащими – иначе доказать свою правоту в суде будет невозможно. Капитана оскорбили заданные ему вопросы. Однако вопрос – это такая форма мысли, которая не содержит сведений или утверждений. Ссылаясь на толковый словарь Ожегова, суд доказал, что любой вопрос прежде всего требует ответа и не является носителем информации.  В удовлетворении исковых требований капитану М. было отказано.

Иски к юридическим лицам и организациям требуют основательной подготовки заявителя, участия в судебном процессе компетентного представителя. Так, чтобы защитить свое доброе имя, избавиться от преследований коллекторов, жительница Биробиджана не только наняла опытного юриста, но и сама подошла к делу серьезно, собрала необходимые доказательства. Женщина рассказал в суде, что взяла кредит в банке, но вскоре поняла: оплатить страховку не сможет. Банк не захотел добровольно снимать с заемщицы данные обязательства, и потому эту проблему пришлось решать через суд. Однако когда она уже платила только по основной сумме кредита, ей стали поступать звонки с требованием погасить просроченную задолженность. Попытки объяснить, что по решению суда женщина ничего не должна, ни к чему не привели. «Вас беспокоят из коллекторской компании, — продолжали тревожить в любое время суток, — у вас имеется долг перед банком и его следует погасить». Угрозы коллекторов, звонки близким родственникам, даже дочери-подростку, бывшему мужу и друзьям портили клиентке банка каждый день жизни. В прокуратуре ей отказали в возбуждении уголовного дела.  Истица была вынуждена требовать в суде компенсацию морального вреда.

Истица собрала распечатки телефонных звонков и письма, поступавшие из коллекторской компании. По словам представителя заявителя, эти письма содержат сведения порочащего характера, так как информация в них далека от действительности. В суде также были представлены доказательства того, что решением суда заемщица уже не должник по кредитному договору. Предъявила истица и справки, выданные станцией скорой медицинской помощи, куда она вынуждена была обратиться после беспокойных звонков в четыре часа ночи. Были опрошены свидетели, поневоле ставшие участниками конфликта с коллекторами.

В итоге суд признал факт распространения порочащих истицу сведений и вынес решение о компенсации ей морального вреда.

Между фактом и мнением

8-2Как показывает местная судебная практика, одни из самых сложных и редко выигрываемых дел о защите чести, достоинства и деловой репутации – это иски к средствам массовой информации. За последние пять лет (не считая искового заявления, поступившего в 2009 году, когда итогом процесса стало удовлетворение требований заявителей и компенсация морального вреда в размере 25 тысяч рублей) в районных судах Еврейской автономии ни одна из подобных тяжб не закончилась победой заявителей, оскорбленных действиями журналистов.

Зачастую оскорбленные заявители не понимают разницы между фактом и субъективным мнением, убеждением, оценочным суждением. Между тем эти понятия четко разведены в ФЗ «О средствах массовой информации», в постановлении пленума Верховного суда.

Некоторые граждане идут к служителям Фемиды в случае, про которые  в народе говорят: «На воре и шапка горит», то есть когда персональные данные в публикации СМИ не указаны, но истец себя тем не менее узнал, и это принесло ему нравственные страдания. Однако доказать, что героем фельетона стал именно он, человеку нечем – указание профессии, населенного пункта или инициалов для суда не аргумент.


Татьяна БРЕХОВА, пресс-секретарь Управления Судебного департамента в ЕАО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × один =