Вдоль по набережной

Вдоль по набережной

Фото Натана Брандмана

Совершить прогулку по Биробиджану – вспомнить, каким был город, и посмотреть, каким он стал, предлагает талисман местной еврейской общины Иосиф Фрейд

Шолэм-алэйхэм, тайэрэ фрайнд! Какой чудесный летний денек, а не прогуляться ли нам с вами по городской набережной? Вид отсюда открывается прямо-таки изумительный.

Помню время, когда берег Биры еще не сковали каменной брусчаткой. Уже тогда набережная была любимым местом отдыха горожан. Вот и мы с Фирочкой тоже любим прогуляться вдоль Биры, особенно жаркими летними вечерами, когда речная вода дарит прохладу.

Шалом, мой друг поэт. Ты все так и сидишь на скамейке в своем старинном цилиндре и с тростью? Складываешь ли ты в уме новые поэтические строки, чтобы признаться в любви городу-юбиляру? Любуешься ли Бирой? Кстати, моего бронзового друга иногда называют Евгением Онегиным. Может-таки ты все ждешь свою Татьяну? Высматриваешь ее среди гуляющих по набережной девушек?

Ша, окружили, завертели, оглушили отдыхающие. Все норовят нарушить покой скромного поэта, отвлечь от высоких дум, чтобы посидеть рядом, вглядываясь в окружающую красоту, да таки всенепременно запечатлеть себя в обнимку с местным «Онегиным».

Ой вэй, моя Фирочка переживает, как бы жаркое июльское солнце мне голову не напекло. Пойду-ка присяду в тени беседки, отдохну немного…

А вот еще один представитель творческой скульптурной интеллигенции, обитающий на набережной Биры, – художник. Я тоже-таки пробовал рисовать. Давно это было… Взял как-то в руки кисти, попробовал было запечатлеть свой любимый Биробиджан. Да Фирочка отрезала: «Вейз мир! Йося, ты почему бумагу портишь? Краску зря переводишь? У тебя таки мало работы? Так я добавлю». Вот так и загубили в тонкой еврейской душе первые творческие порывы. Давай-ка, друг-художник, нарисуй мой портрет… Пускай украшает наш дом.

Говорят, человек может бесконечно смотреть на три вещи – как горит огонь, как бежит вода и как другой человек работает. Мне же нравится наблюдать, как Бира несет свои воды к старому мосту и дальше. Бывает, облокотишься на каменные перила набережной, задумаешься и услышишь тихий ласковый шепот реки.

Замечательно, что по городской набережной можно пройти от Театральной площади и филармонии до ЗАГСа. Есть здесь скамья любви и верности. Фирочка не признается, но она таки любит сидеть на ней, вспоминать нашу свадьбу, нашу молодость…

Ша, Фира меня зовет – опять работу мне какую-то нашла.

До новых встреч, тайэрэ фрайнд! Не волнуйтесь – мы с вами таки снова увидимся, а вот куда именно я вас приглашу на очередную прогулку по городу – узнаете совсем скоро.


Юлия Вульф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *