Ведомая судьбой, или Как приручить зебру

Ведомая судьбой,  или Как приручить зебру

«Дедушка, смотри, солнышко!», – восторженно радуется четырехлетняя девчушка скользящим по комнате лучам ослепительного летнего солнца. Схватив красный карандаш, она с упоением рисует светило прямо на стене, не замечая, как дед  в это время щелкает фотоаппаратом

Эта маленькая черно-белая фотокарточка из семейного альбома – настоящая ценность для биробиджанского дизайнера, члена Союза дизайнеров России Виктории Демиховой. Она запечатлела одно из самых важных событий в ее жизни – неуловимый момент рождения будущего художника.

Тяга к рисованию, по мнению Виктории, у нее от дедушки Николая Кайдалова. Он тоже с раннего возраста обладал этим обостренным восприятием красоты и желанием передать ее окружающим. В годы юношества ему даже посчастливилось посещать художественную студию. Но начавшаяся Великая Отечественная война заставила забыть о детских мечтах.

– Молодого, здорового парня, моего дедушку из оккупированного Харькова, откуда мы все родом, немцы угнали на работы в Германию, – рассказывает семейную историю Виктория. – После войны надо было работать, постепенно появилась семья, дети. Ни о какой учебе уже, разумеется, и речи не шло. Однако со временем с большим увлечением он занялся фотографией.

Виктория считает, что ей удалось реализовать в своей судьбе все то, что не смог осуществить дедушка. Ее родители, люди инженерно-технического склада ума, работали в Харьковском авиационном институте, но выбору дочери никогда не препятствовали.

– Сколько себя помню, всегда рисовала, – рассказывает Виктория Демихова. – Ходила в художественную студию, участвовала в подготовке различных стенгазет. Раздумий, куда поступать после восьмого класса, не было никаких совершенно. Все, что я хотела – это быть художником. Мама с отчимом мое решение только поддержали.

Следуя за своей мечтой, Виктория поступила в один из передовых центров подготовки художников – Харьковское художественное училище на специальность, которая прежде называлась художник-оформитель, а сегодня трансформировалась в профессию дизайнера. Шутка ли, находилось это учебное заведение в здании общеобразовательной школы, в которой когда-то учился не кто иной, как Николай Иванович, дедушка будущего дизайнера. Что это, если не судьба?

Виктория постигала азы академической живописи и графики под руководством признанных мастеров изобразительного искусства не только Украины, но и всего Советского Союза. Воплощать их на практике пришлось уже сразу по окончании училища – и не абы где, а в Харьковском научно-исследовательском институте радиотехнических измерений, куда забросила ее «судьба-злодейка».

– По крайней мере, именно так я оценивала свое распределение в это жуткое заведение, – шутит Виктория.

Жуткое – только лишь потому, что закрытое, изучающее сложные процессы и явления науки, связанные с ракетами и спутниками. Благо, и в таком серьезном учреждении всегда нужны люди, умеющие творить, что угодно оформлять и декорировать и просто украшать будни, создавая шедевры из любых мелочей.

Отработав два года в     НИИРИ, дипломированный специалист с уже довольно солидным опытом работы пустилась, так сказать, в свободное плавание и уехала в Биробиджан. Странный выбор – подумает едва ли не каждый. Сменить город больших возможностей, некогда столицу советской Украины – Харьков – на один из многочисленных провинциальных городков сурового Дальнего Востока – для принятия такого решения  требуется недюжинная смелость и решительность. Впрочем, совершать неожиданные поступки, ставить все на карту и рисковать – не это ли то главное, что отличает людей обыкновенных от творческих авантюристов, которые в поисках новых впечатлений или просто по велению сердца с завидной легкостью переворачивают собственную жизнь с ног на голову.

– Здесь уже жил и работал мой бывший одногруппник и будущий муж, – объясняет Виктория. – Конечно, привыкнуть к жизни в таком маленьком городе, как Биробиджан, после огромного, шумного Харькова было непросто. Не тот темп жизни, не те расстояния – как говорила мачеха из фильма «Золушка»: «Жалко, королевство маловато: разгуляться негде». Но ничего, место для творчества есть в любом уголке мира, как бы сильно или слабо насыщено событиями и людьми оно ни было.

Практически сразу по приезде в Биробиджан Виктория нашла работу по душе – преподавала в тогдашнем культ-просветучилище. Пока не познакомилась с талантливым художником Владимиром Хвостенко, работавшим в Биробиджане в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Владимир Владимирович предложил молодому и полному энергии и новых идей дизайнеру войти в состав художественного кооператива.

– Это был очень интересный, насыщенный этап моей жизни и моего творчества, – вспоминает Виктория. – Мы, что называется, творили и вытворяли – оформляли интерьеры помещений, разрисовывали стены, создавали декоративные панно, воплощали собственные, подчас необычные замыслы.

Говорят, жизнь, что зебра, – это череда черных и белых полос. Но если заниматься любимым делом, знать, в чем твой смысл жизни, тогда любые черные полосы становятся тоньше и белее. А в случае Виктории Демиховой и вовсе разноцветными. В тяжелый для всех, смутный и безработный период 1990-х годов она продолжала трудиться, вместе с мужем они писали картины, от продажи которых и жили, разукрашивая черные полосы яркими красками.

– Это все, что я умею, это моя профессия и, в общем-то, вся жизнь, – говорит дизайнер. – Бесконечна моя благодарность педагогам Харьковского художественного училища, научившим нас всевозможным техникам живописи и графики, декоративно-прикладного искусства, расписывать батик и создавать витражи, работать с самыми разными материалами – от акварели до цемента.

В свое время Виктория Демихова получила высшее образование в Приамурском государственном университете имени Шолом-Алейхема, работала преподавателем в Детской художественной школе. И все-таки предпочла для себя оставаться вольным художником. Сегодня она творит на втором этаже общинного центра «Фрейд». Создает сувенирную продукцию, связанную с символикой ЕАО и Биробиджана, еврейской общиной  «Фрейд» и фестивальной направленности. В крошечном закуточке, доверху забитом нужными для творчества материалами, как и полагается любой мастерской художника, царит творческая атмосфера. Хотя для самой Виктории здесь, наверняка, все находится строго на своих местах.

– Зато у меня дома раздолье, – смеется дизайнер. – Двухметровый стол, шкаф с материалами и инструментами – это моя территория, неприкосновенная даже домашними питомцами.

Четыре года назад, имея достойное портфолио, Виктория Демихова стала членом Союза дизайнеров России, до сих пор, между прочим, единственным в Еврейской автономии. Стала участвовать и, даже будучи новичком побеждать в конкурсах и фестивалях всероссийского и международного уровня в различных областях дизайна. Так, в 2015 году с проектом фестиваля еврейской культуры, не принятым, кстати, за год до этого областным управлением культуры, она завоевала третье место на ежегодном международном фестивале «АРТ Пространство Амур». А в прошлом году со своим новым проектом фестиваля еврейской культуры Виктория стала абсолютным победителем. Отправила туда два своих проекта дизайнер и в этом году – в успехе можно уже и не сомневаться. В планах – работа над передвижной выставкой, посвященной 90-летию прибытия на землю будущей автономии первых еврейских переселенцев. Кстати, над символикой Еврейского фестиваля, дизайном призов Виктория работает уже с 2005 года с перерывом лишь в 2014-м. Признается, что еврейская тема ей особенно близка и интересна.

– Да, у меня нет еврейских корней, мне приходится много читать, досконально изучать еврейскую традицию и культуру, – говорит Виктория. – Самое главное, что эта тема мне безумно интересна, не дает потерять интерес к тому, что я делаю, профессионально выгореть.

Больше всего Виктория любит создавать настоящие шедевры из кусочков фетра. Эти картины словно заставляют к ним присмотреться. Простые, незатейливые и легкие для восприятия, от них словно веет позитивом и теплом. Четкость композиции, некая даже сдержанность и немногословность, присущая работам дизайнера, делают их еще более интересными и необычными.

– Свой стиль я бы охарактеризовала как разумный минимализм, – отметила Виктория. – Лаконичность форм, простота линий – это то, чего зачастую боятся многие непрофессиональные рукодельницы, старающиеся заполнить свои композиции множеством сложных, избыточных, а потому совершенно ненужных вещей. Между тем, чем проще, как говорится, тем лучше. Простота – это доступность и универсальность, за которой может скрываться удивительная сложность нашего мироздания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 1 =