Вернуть лесам былую заботу

Полномочия по проведению и назначению рубок  древесины  должны быть только у государственных структур. Такое мнение высказал координатор Центра общественного мониторинга Общественного народного фронта по проблемам экологии и защиты леса Дмитрий Миронов

Это ключевое положение рационального ведения лесного хозяйства страны напрямую относится и к нашему региону. Автономную область справедливо называют таежной территорией, на которой более 60% площади занимает государственный лесной фонд, поэтому в региональном отделении ОНФ с особым вниманием отнеслись к недавней публикации в газете «Известие».

В интервью этому изданию министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин заявил о необходимости возврата к системе лесничеств. Он также отметил, что в настоящее время проблема посадки леса вызывает серьезное беспокойство. Д. Кобылкин предлагает реформировать лесную отрасль.

По его словам, необходимо вернуть систему, которая эффективно работала в 1950–1970-е годы. Лес был поделен на кварталы, за каждый из которых отвечал инспектор-лесник, егерь. Были кордоны, которые проводили санитарные вырубки, следили за пожарной безопасностью.

Эксперты Народного фронта поддерживают данную инициативу. Такая базовая процедура, как лесоустройство (комплекс работ по организации лесного фонда, описанию, учету и изучению лесов), у нас не проводилась долгое время. Дело в том, что та система, которая была при Советском Союзе, а именно, когда лесничества были хозяйствующими субъектами, развалилась. На смену пришла другая – частные компании. Это привело к тому, что лес повсеместно толком не восстанавливается, за счет различных мошеннических схем вырубаются ценные породы деревьев. Ставки на древесину занижены, поэтому государство не получает доходы, а имеет сплошные расходы. Для сравнения: статья доходов от лесной отрасли составляет около 30 млрд рублей, а расходов на лесное хозяйство – 40 млрд рублей», – отметил Д. Миронов.

Озвученные выше проблемы в полном объеме, как говорится, имеют место и в нашей области. К примеру, лесовосстановительные работы не превышают объемов убыли древесины от рубок и пожаров. До начала 1990-х годов в гослесфонде ЕАО высаживалось ежегодно до пяти тысяч гектаров хвойного и лиственного молодняка. Между прочим, избыточным этот объем посадок не считался.

Теперь же в течение многих лет площадь в сезон посадок едва превышает 500 гектаров. Конечно, говорить о том, что такие мизерные объемы лесовосстановления покрывают убыль от рубок леса и пожаров, не приходится.

В нынешнем году планируется, что арендаторы заготовят более 200 тысяч кубометров древесины. А весенние пожары прошлись губительным огнем только по участкам гослесфонда на площади 140 тысяч гектаров. Пожары такого масштаба в 2010 году, например, довели до состояния отпада почти 500 тысяч кубометров древостоя. Вероятно, такими же удручающими будут потери древесины в нынешний весенне-осенний пожароопасный период.

Это лишь один из моментов, который вызывает беспокойство у специалистов лесного хозяйства. Многим из них трудно понять сегодня, почему ликвидирована ведущая должность в лесной отрасли – лесники. А ведь именно они, в первую очередь, более двухсот лет были надежными защитниками древесных ресурсов от незаконных порубок и пожаров, осуществляли каждодневный контроль за промышленными и санитарными рубками. К сожалению, многочисленные реформы в лесной отрасли, проведенные с начала 1990-х годов, не дали ожидаемого эффекта, зато численность реальных работников этой отрасли сократилась до минимума. К примеру, в шести лесхозах автономии общий штат областного управления лесами превышал 600 человек. Сейчас – вдвое меньше. Возможно, этим проблемам будет уделено должное внимание со стороны Рослесхоза.


Подготовил Виктор Горелов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать − 3 =